Сообщения подобного характера публиковались и в ведомственной печати

Помимо секретной информации о применении наказаний против «нерадивых» железнодорожников сообщения подобного характера публиковались и в ведомственной печати. Для руководства ведомственной печатью в Главполитпути был организован литературно-издательский отдел, в который политуправления дорог направляли, в том числе и сообщения о приговорах трибуналов. Таким образом, с помощью запугивания руководство пыталось поднять трудовую дисциплину и, тем самым, повлиять на уровень производительности труда.

Задаче, любой ценой заставить работать транспорт, была подчинена и работа профсоюзного аппарата. В сентябре 1920 г. на основе объединения союзов железнодорожного и водного транспорта был создан, по сути, чрезвычайный профсоюз — Цектран. Он находился вне поля руководства ВЦСПС, и при этом в его составе работала половина всех руководящих профсоюзных работников1ПГ>. К тому же в руководство Цектрана входила почти вся коллегия НКПС во главе с Троцким, являясь тем самым образцом сращивания профсоюза с госаппаратом. Деятельность этого союза была полностью подчинена курсу партии на проведение крайней степени принуждения. Отвечая на критику на Восьмом съезде советов в связи с деятельностью Цектрана, Троцкий указывал на общую практику партийного руководства профсоюзами, которая не всегда оправдана. «Разве, товарищи, ЦК партии здесь с Зиновьевым не играл роль политотдела по отношению к ВЦСПС и в положительных и в отрицательных сторонах, ибо тов. Зиновьев говорит, что ЦК намекал на то, что ЦК неосторожно поступил по отношению к ВЦСПС. Томский жаловался несколько раз и был, вероятно, прав»107.

Транспорт в этот период являлся полигоном для испытания принудительного принципа организации труда, об эффективности применения которого можно судить по данным о количестве рабочих на железнодорожном транспорте. По подсчетам С.Г.Струмилина в 1920 г. их было вдвое больше, чем в мирное время, но в то же время чувствовалась острая нужда в рабочей силе108.