0 subscribers

Китайская культура, при всей ее монолитности и непрерывности развития, открыта для диалога с иными культурами

Вместе с тем следует отметить, что китайская культура, при всей ее монолитности и непрерывности развития, открыта для диалога с иными культурами, и прежде всего западной. Но этот диалог не затрагивает основы китайской культуры, она обнаруживает большую адаптивность без разрушения культурного ядра. Стремительный подъем экономики Китая нанес удар но «универсалистской» трактовке воззрений Вебера, а Именно: в сфере конфуцианской культуры, не пропитанной духом протестантской этики, факты, не подлежащие сомнению, удостоверяют высокие темпы роста экономики этой страны. В традиционной китайской культуре конфуцианское учение занимает ведущее положение, и экономические концепции следует рассматривать в свете этого. Однако содержание китайского «конфуцианства» определяется конкретной обстановкой, содержит в себе факторы эволюционного и временного характера. Отдельно взятые идеи и взгляды, характерные для определенного периода и определенного района, не могут рассматриваться как категорически обусловленные идеями конфуцианства повсеместного значения. Это положение чрезвычайно важно при характеристике вопросов традиционной китайской экономической культуры.

Поэтому нужно иметь в виду определенную противоречивость традиционных китайских экономических взглядов. Например, обычно полагают, что конфуцианцы «избегают говорить о выгоде» и приводят в качестве доказательств высказывание Мэнцзы о том, что «гуманность и справедливость стоят выше всего!

Зачем же непременно говорить о выгоде?», а также изречение из произведений Конфуция: «Совершенный человек разбирается в справедливости, низкий человек толкует о выгоде» и др. Но вместе с тем можно вспомнить мнение Ли Бу, что «человека без выгоды не существует», и суждение Чжу-Цзы, много сделавшего для учения об «основном принципе», который справедливость и выгоду рассматривал как неотъемлемые части вещей и явлений, при этом считал, что выгода появляется из глубины самой справедливости;