0 subscribers

Заброшенный лагерь

Заброшенный лагерь



Я бы никогда не подумал, что буду находиться в такой ситуации, когда мне придётся всеми силами сопротивляться чему то по-настоящему жуткому и вселяющему ужас, как это произошло той ночью. Всё это перевернуло мою жизнь с ног на голову и поставило жирную точку в деле всей моей жизни, поэтому я расскажу об этом подробней.


Стрелки на часах равномерным ходом подбирались к восьми часам вечера. Город утопал в ярко-оранжевых лучах пламенного заката летнего солнца, лучи которого через окна наполняли мою съемную холостяцкую квартиру светом. Я укомплектовывал свой походный рюкзак различной провизией и кое-каким оборудованием для очередной вылазки. Около подъезда меня уже ждал Генка. Генка это мой лучший и наверно единственный настоящий друг.

Общаемся мы с ним ещё с далекого детства, да и живём почти в соседних дворах. Чего только в жизни вместе не проходили, поэтому и были как братья. Наш город не такой уж и большой, заниматься здесь было особо не чем. Ходить по клубам, тратя деньги и здоровье на алкоголь для нас с Генкой было не особо привлекательной перспективой, потому и держались как то больше сами по себе. Проводили время на каких-то заброшках, недостройках, в общем гуляли где-то только было можно и нельзя.

Но самым интересным делом для нас были ужастики. Мы любили читать страшилки, смотреть различные передачи про паранормальное. Нас обоих завораживала эта необъяснимая таинственность. Мы мечтали увидеть что-то подобное в реальной жизни. Хотели быть причастными к какой-нибудь истории о встречи с призраками или не известным существом.

Шло время и детские мечты не спеша превращались в дело жизни. Мы с Генкой завели свой блог в интернете и начали снимать видео о том как пытаемся найти что-то сверхъестественное и загадочное. Прошло несколько лет, наш блог заполнялся видеозаписями, фотографиями, но ничего кроме странных бликов похожих на глаза в темноте или каких то шорохов на записи похожих на чьи-то шаги, в них не было. Нечего необъяснимого и паранормального мы не встретили.

Хоть в нас и оставался детский энтузиазм, но с каждой новой вылазкой надежда что-то запечатлеть, постепенно сводилась на нет. И сегодня, перед очередным походом, мы оба понимали что скорее всего вернёмся домой ни с чем. Но мы даже не подозревали на сколько тогда ошибались.


Закрыв квартиру и выйдя из подъезда, я увидел улыбающееся лицо Генки, стоявшего возле своей зелёной шестёрки, на которой нам предстояло добираться до обговоренного места. Машинка, конечно, мягко сказать, не идеал. Да потертая вся, да где-то облупилась краска, где-то поржавела, но это был доступный, для нас студентов вариант. К тому же это проверенная не одним бездорожьем и не раз выручавшая нас машина, стала для нас чем то родным, как член команды.


Растолкав все вещи по багажнику и салону, мы уселись в машину. Генка повернул ключ зажигания, зашумел мотор, маячок на карте навигатора тихо поплыл к назначенному месту. Под включенную в магнитоле музыку, мы покидали город, плавно погружающийся в вечернюю синеву.


Асфальт впереди машины сужаясь уходил в небо. В далеке справа от дороги находилась заправка, на которой по плану мы хотели заправиться и выпить кофе.

Ожидая заказанного кофе, мы перекинулись несколькими фразами с Генкой. Он сказал мне, что у него появилось какое-то плохое предчувствие на счёт нашей поездки. На это, как обычно, я ответил ему парочкой дружеских подбадривающих подколов. Он немного неественно улыбнулся мне и сказал что все в порядке.

Взяв заказанный кофе, мы вышли на улицу, к припаркованной в нескольких метрах от заправки машине. По обеим сторонам дороги стелилась степь с редкими берёзовыми перелесками. Жара потихоньку спадала. Издалека уже наползало темновато синее небо, укутывая зелёные окрестности в сумерки. Мы допили кофе, Генка выкурил сигарету и теперь уже мы направлялись прямиком к месту нашей вылазки.


Этим местом был заброшенный детский лагерь, расположенный в 15 километрах от города. На разных сайтах и картах я искал место для вылазки среди прочих заброшек расположенных неподалеку, половину

из которых мы уже объездили, но это место

попалось мне впервые. И оно имеет свою жуткую историю, которую мне рассказал один знакомый в интернете.

Когда лагерь ещё действовал, одной из вожатых была молодая девушка лет 25, звали её Лиза. Она была очень красивой. У неё были большие ясно голубые глаза. Длинные беловатые волосы. И прекрасная улыбка, никогда нисходящая с лица. Она была очень добрая. Дети её очень любили. Она всегда придумывала для них интересные занятия, играла с ними в детские игры. В общем этот лагерь был для неё всем. Но у этой истории есть довольно трагичный и загадочный конец.

В начале лета проводилось открытие нового сезона. С разных городов приезжали родители с детьми, их встречали вожатые. Красиво обустроенные к приезду детей лагерные корпуса наполнялись детским весельем. Всюду были тепло встречающие надписи, разноцветные воздушные шары. Как гром среди ясного неба, стал телефонный звонок директору лагеря, из городской больницы. Голос дежурного врача сообщил о том, что их работница в результате ДТП, не приходя в сознание, скончалась в машине скорой помощи на пути в больницу.

Новость шокировала как работников лагеря, так и родителей. В это было очень сложно поверить. Детям конечно же об этом говорить не стали.

Прошло немного времени, прошли похороны, ситуация немного утихла. Да вот только в лагере начали происходить странные вещи.

Переговариваясь между собой, вожатые, один за другим говорили что им мерещится Лиза. Кто-то говорил что видели её смотревшую в окно детского корпуса. Кто-то видел незаметно стоящую среди деревьев и смотревшую за тем как играют дети.

Кто-то видел её просто ходящую ночью мимо корпусов.

Все понимали, что даже после своей смерти Лиза не могла оставить любимых детей. Сначала это было жутковато, но со временем все привыкли к этому.

Так прошло несколько лет и в один год, по непонятным причинам лагерь закрылся. Сначала он года два пустовал посреди леса. Потом понемногу начал расхищаться и было принято решение о сносе и подготовке территория к застройке чем то новым. Вот тут то и начались уже по-настоящему жуткие вещи. Бригады нанятые для сноса лагеря, то и дело жаловались на то что не могут работать. Строительная техника постоянно ломалась по неизвестным причинам. Кто-то жаловался на головные боли. А кто-то на жуткие галлюцинации. В общем снос лагерь остановился. И с тех пор он стоит заброшенный по сей день.

Местные говорят, что сейчас это гиблое место. Много историй о пропаже и гибели в это месте людей. Так в этих окрестностях и поселился слух об озлобленном призраке, блуждающем по этому лагерю.


К этому самому месту и направлялись мы с Генкой.


Мы съехали, хоть и с потрескавшегося и малость разбитого, но более-менее ровного асфальта, на полевую дорогу. За горизонтом прятались последние светлые пятна вечернего неба, оставляя над землёй громадные темно синие тучи, стянувшиеся в один большой потолок. Мы выключили музыку в магнитоле, и уже ехали под стрекотание кузнечиков, негромкие переклички птиц и отдаляющийся гул редко проезжавший позади нас машин.

Мы ехали уже с включёнными фарами и были метрах в 300 от начала леса. Вдоль дороги шел ряд деревянных столбов, когда-то тянувших электричество. Некоторые из них были сломаны, некоторых не было вообще. О проводах речи уже и не велось. Все это добавляло отчужденности этому месту. Подбираясь ближе к лесу, нам все больше открывался жуткий пейзаж. Даже свет фар толком не пробивал темноту стоявшую между деревьями.

Дорога, по которой мы заезжали в лес, была заросшая травой. Через приоткрытые окна в машину пробирался холодный лесной воздух, вытесняя из салона былой уют и заменяя его повисшей в тишине тревожностью. Было чувство, что тот привычный мир остался за пределами леса, а мы заехали в нечто другое. Туда, где остановилось время.


Свет фар упёрся в перекошенные ржавые ворота. С пронизывающем окрестности скрипом медленно покачивалась железная калитка. Генка заглушил мотор и мы, взяв вещи, зашли на территорию лагеря. Мы достали фонарики, включили камеры и двинулись осматриваться. Перед нами находились три

длинных полуразрушенных корпуса. Мы решили пройти через каждый и затем выйти на игровую площадку. Внутри валялись перевернутые столы, поваленные на пол шкафы с разбросанными журналами того времени. На обшарпанных стенах еле просматривались рисунки и надписи.

То же самое было их в остальных двух корпусах. Затем мы вышли к игровой площадке.

Она представляла собой небольшое поле, на котором были, заросшие сорняком, карусели, почти скрывшиеся за высокой травой лавочки, поваленная горка, и несколько качелей. Деревянные мультяшные фигуры, когда-то украшавшие площадку, были треснувшими и заросли мхом, что теперь, наоборот, устрашали это место. Мы прошли немного дальше и стояли около поваленных дверей, на входе в столовую.

Это было большое, серое, кирпичное здание с разбитыми стёклами. Внутри были обшарпанные стены, стояли, выстроенные рядами, пыльные столы и заколоченные окна буфета. Здесь мы и решили остановиться, чтобы провести ночь. Мы распаковали свои вещи. Развели костёр, чтобы разогреть еду. И рядом установили камеру. Я сказал Генке, что пойду установлю ещё несколько снаружи, а он чтоб занялся едой.


Подсвечивая фонариком, я устанавливал камеру на игровой площадке. После это, я взобрался на небольшой бугор, чтобы присмотреть следующее место. Вдруг из столовой послышался бешеный крик Генки. Моё сердце забилось словно бешенное и я, что есть силы, побежал к нему. Генка валялся, держась обеими руками за шею и задыхался.


- Генка, Генка, что с тобой? Генка.


Я начал бить его по щекам, чтобы провести в чувство. Дрожащим и напуганным голосом, я спросил его:


- Генка, что это за херня была с тобой?


Он прокашлялся и с ошарашенным взглядом, начал мычать, пытаясь что-то сказать.

Но Генку опередил, раздавшийся позади нас громкий и пронзающий женский смех. Я резко обернулся назад.

В эту секунду, по всему телу прошелся жуткий холод, кровь будто сантиметр за сантиметром застывала в венах, сердце колотилось как сумасшедшее, отстукивая каждый удар в висках. На входе стоял женский силуэт. Я смотрел на него не отводя взгляда, хоть внутри и было дикое желание закричать во все горло от ужаса и бежать что есть мочи, но тело было словно камень. Силуэт начал медленно двигаться к нам, и чем ближе он подходил к нам, тем холоднее становилось вокруг. Затем он очень быстро двинулся на нас, я зажмурил глаза и почувствовал сильную волну ветра.

Затух костёр. Тишина. И как удар молнии, неожиданно прогремел раздирающий женский крик. Сверху, во все стороны разлетелись осколки разбитых окон. В этот момент я будто немного пришёл в себя и в голову дало осознание того, что нужно как можно быстрее бежать отсюда.

Я быстро растормошил Генку и мы что есть мочи кинулись бежать в сторону машину. Нарастающая паника заставляла нас бежать безразборно, спотыкаясь о каждую неровность. Ноги с трудом пробирались через заросшую траву и то и дело слабели. Нас подгонял женский смех, раздававшийся то позади, то где-то рядом. Мы пробегали площадку. Карусели, ранее неподвижно стоявшие и наглухо заросшие, вращались и жутко скрипели.

Но нам было не до этого. Мы просто бежали прямо не обращая внимание на происходящее, желая лишь выбраться от сюда живыми. Мы бежали, пока нас не остановил резко вспыхнувший впереди огонь. Снова показался силуэт издавший свой отвратительный пропитанный злобой смех. Огонь расходился по сторонам, замыкая нас в кольцо. Жар бил в лицо, заставляя нас пятится назад. Генка толкнул меня и схватив за руку потащил в ещё не объятый пламенем проход.

Силы заканчивались. Мы пробивались через высокие кусты. Ветки хлестали по лицу. Ноги отказывались бежать. Огонь и дым гнали нас в сторону корпусов, перекрывая дорогу к выходу. Мы влезли в корпус через разбитое окно и решили через него попасть в остальные, а от туда уже к выходу. Короткими перебежками от здания к зданию, нам удавалось обходить огонь и надо было только пробежать через последний корпус выходящий во двор. Уже на пределе своих сил, мы забежали в здание, и лишь какие-то сто метров отделяли нас от выхода. В один миг поваленные двери с грохотом закрыли проход, оборвав

надежду на спасение. Мы кинулись в сторону окон, но деревья и кусты, которыми вплотную заросло

здание, уже полыхали огнём. В поисках хоть какого то выхода мы побежали обратно, но в проходе уже была она, молча двигавшаяся к нам.

От безысходности мы начали снова пытаться выбить двери. Ощущая как она приближается к нам со спины. Дым начал заполнять помещение и с каждой секундой дышать было все труднее. В глазах все расплывалось от слез. Нами овладевала паника. Я собрал последние силы и ударил дверь. Нога ушла перед, от двери с треском отвалилось пару досок.

Я быстро вылез через проем на улицу. Следом полез Генка. Его куртка зацепилась за сучки двери. Я схватил его и начал тянуть. Куртка порвалась и он начал падать на меня. Мы упали на крыльцо. Я крикнул ему: - Валим от сюда! Но едва Генка поднялся на ноги, его схватила рука, резко просунувшаяся через дверь. Генка орал. Когти проткнули его ногу. А я за руки начал тянуть его на себя. Генка брыкаясь, пытался отбиться от неё, но в один момент рука выдернула его из моих рук и затащила обратно. Я кинулся туда, но просунув голову, я увидел как она подняла над собой и свернула ему шею, а затем его тело вспыхнуло огнём. Из моих глаз ручьём полились слезы.

Я рванул к воротам. Позади послышался грохот вылетевших дверей. Она направлялась за мной. В моих ушах резко возник какой-то шум, от которого начала разрываться голова. Я свалился с ног. Она была уже очень близко. Я добрался до ржавой калитки, и в это время острые когти её руки вцепились в плечо. Я почувствовал сильную пронизывающую боль, которая наверно и дала мне немного сил для последнего рывка. Я крепко вцепился в калитку, и одним сильным рывком вырвался за ворота. Она стояла возле ворот, не делая ни шагу. Я держась за плечо, добежал до машины. Быстро нашел в бардачке ключи, завел машину и вдавил педаль газа в пол.


В глазах все плыло. Плечо истекало кровью. Я почти ничего не соображая, был озадачен только одной целью как можно быстрее уехать из этого проклятого леса и успеть добраться до ближайшего медпункта находившегося в городе...


К сегодняшнему моменту прошёл месяц. Я не выхожу из квартиры и почти не встаю с постели. Рука почти зажила, но ничто не заполнит пустоту от утраты лучшего друга. Не могу поверить в то, что встреча о которой мы так грезили, которую искали всю жизнь, будет такой... Детская мечта обернулась трагедией, унесшей жизнь Генки. И самое страшное, что мы сами решили пойти ей на встречу. Я потихоньку собираю вещи к переезду, потому что больше не могу здесь жить. Я пишу этот пост, он же и будет последним, чтобы сказать вам о том, что дальше заниматься подобным делом, у меня нет ни малейшего желания. Я лишь хочу предупредить вас. Даже не думайте соваться в это место, если вам дорога ваша жизнь.

Я вас предупредил... Выбор остаётся за вами.