0 subscribers

Ослабление чувства вины опрашиваемого лица

Ослабление чувства вины опрашиваемого лица

Эта модель получения признания опирается на следующий принцип: «Вся детекция лжи основана на лжи» – и строится на том, что совершенное деяние реальным преступлением не считается. Верификатору вроде бы не очень понятно, чего боится человек. Когда опрашиваемое лицо начинает рассказывать о деталях, верификатор говорит, что «сейчас все так делают, это давно уже не преступление в наше время, так что еще вы сделали?…» Фиксируются все подробности события, но при этом верификатор ослабляет чувство вины, поощряет к разговору о них тем, что переопределяет негативные действия как нормальные, социально приемлемые и позитивные.

Предложение нравственной мотивации опрашиваемому

Смысл этого приема заключается в том, что преступный умысел заменяется нравственной мотивацией. Например, при расследовании мошеннических действий великолепно работает позиция, когда верификатор как бы объединяется с причастным против хапуги, капиталиста, эксплуататора – хозяина компании. «Неудивительно, что вы так поступили. Этих надо давить. Что вы и сделали. Ведь так?» Можно дальше проговорить схему совершенных действий. При этом достаточно только получать подтверждение согласия от опрашиваемого лица. Данная модель хорошо работает при раскрытии экономических преступлений и слабо применима для тяжких преступлений.

Получение признания через обвинение других

Эта модель очень эффективна, если приходится работать не с одиночкой, а с группой лиц. Как правило, в любой группе есть своя явная или неявная иерархия, система довольных и не очень. На понимании этого можно сыграть верификатору, поговорив с опрашиваемым лицом о том, что вы способны ему помочь, поскольку он-то «не при делах», его в это событие втянули против его воли. Вам это и так понятно. Но хотелось бы уточнить, кто его втягивал, что обещал, что они вместе делали и кто конкретно что делал? Когда опрашиваемое лицо считается верификатором не обвиняемым, а скорее потерпевшим, причастный, сам того не замечая, сообщает максимум информации о событии.

Стимуляции гордости опрашиваемого

Этот прием применяется, как правило, для так называемых метаотрицающих личностей. В обычной жизни мы таких людей называем упрямыми или спорщиками. Они любую фразу начинают со слов «нет» или «я не согласен», в этом и кроется их эмоциональная ловушка. Такие люди азартны, получение признания строится по принципу, что он не мог, «ведь такое мог совершить только сильный человек» и т. д. Говоря простым языком, «взять на слабо». Для этого верификатору перед получением признания необходимо понизить самооценку опрашиваемого лица, сделав акцент на том, что он понимает опрашиваемого, его слабость, его осторожность, что такой слабый человек не способен вообще ни на какое рискованное действие. Дальше останется только ждать эмоционального всплеска: «Это я-то не мог сделать?! Да я…» – и далее следует полный рассказ о событии. В этой модели получения признания важно точно понять, что перед вами метаотрицающий тип личности.

Получение признания относительно второстепенной детали

Эта модель получения признания строится на понимании того, что человек – существо последовательное. Совершение человеком небольших последовательных шагов может создавать иллюзию безопасности. На этом строится ряд вербовочных мероприятий в спецслужбах, когда нужного человека вовлекают в работу на чужие спецслужбы незаметно для него самого. На этом же строится и принцип получения признания в данном контексте. Сначала верификатор получает признание в отношении к самому событию, потом фиксируется факт нахождения на месте, далее фиксируется факт какой-то незначительной детали и т. д. При этом важно делать вид, что вся эта информация абсолютно несущественная, поскольку в жизни есть более значительные события. При таком подходе признание, как правило, происходит незаметно для самого опрашиваемого лица. В моей практике эта модель великолепно сработала в одном очень резонансном деле по педофилии, когда причастный не понял, что признался, и рассказал все о развратных действиях, совершенных в отношении своей семилетней падчерицы.

Ассоциирование

Эта модель достаточно сложная, и для ее реализации необходима тренировка. Ее можно использовать в отношении демонстративных и экзальтированных, впечатлительных личностей. Верификатор начинает рассказывать о совершенном событии, как бы описывая поведение и действия опрашиваемого лица, описывает его эмоции, чувства и ощущения, переносясь на место совершения действия. Такое ассоциирование может усилить муки совести, чувство вины или стыда. При ярком невербальном выражении этих эмоций и чувств человек, как правило, рассказывает о совершенном действии.

Угроза наказания, преувеличение серьезности последствий

Классическая и, наверное, одна из самых первых моделей получения признания – когда опрашиваемому лицу говорится о серьезности последствий, которые его ждут, если он не расскажет всю правду. Причастному демонстрируются все ужасы его преступного умысла и деяния, используются все рычаги морального и психологического давления.

Однако этот прием не будет работать против людей, которые уже имеют криминальный опыт и знакомы со многими моделями работы сотрудников правоохранительных органов. У этих людей иная система ценностей и убеждений, следовательно, изложенные выше обычные модели получения признания могут быть неэффективными. Для них существуют более сложные модели получения признания – путем разрушения их я-концепции.

Люди не просто так идут на правонарушения. У них есть для этого свои мотивы-убедители, которые говорят, что им обязательно повезет. Сотрудники правоохранительных органов, полиграфологи с большим опытом работы абсолютно точно знают, что у криминального опыта есть своя структура. И если ее понять, то преобразование в нужный результат – а именно, получение признания, возврат похищенных ценностей – возможно.