0 subscribers

- Дон Тарчизио, - тихонько позвал он. Но вскоре понял, что и кричать, и окликать его уже бесполезно.

- Дон Тарчизио, - тихонько позвал он. Но вскоре понял, что и кричать, и окликать его уже бесполезно. Отнял руку, державшую голову священника и обтер кровь о брюки. Глубоко вздохнул. Ощутил запах влажной земли и сладковатый запах крови.

- Всему есть предел, - искренне опечалившись, прошептал он так, точно читал заупокойную молитву.

И в самом деле, где же справедливость, если убивают невинных! И тут к нему подбежало с десяток людей сразу. Он передал в их заботливые руки мертвого дона Тарчизио и встал. Его взяли в кольцо карабинеры - старший сержант Брандолин, сержант Траинито, рядовой Сартори, все трое в штатском - и еще три незнакомых Паломбелле карабинера в мундирах.

Барон никак не мог понять, как это они тут все вместе очутились почти в момент убийства.

За карабинерами стояли жители городка. Молча смотрели на своего приходского священника, лежавшего на мокрой от расплывающихся пятен крови земле. Аптекарь, ставший на колени, покачал головой. "Скорую помощь" вызывать бесполезно: мертвого не оживишь!

Жители городка были в полнейшей растерянности. А карабинеры в мундирах уговаривали их разойтись по домам.

- Все кончено. Не топчитесь тут!

Вдруг старая женщина отделилась от толпы, вскинула руку и ломким от гнева голосом крикнула дону Джузеппе:

- Лучше бы ты сдох, проходимец! Прикрылся доном Тарчизио, как щитом, трус!

Это была искра, брошенная в стог сена. Горожане угрожающе сомкнулись вокруг Барона, стали осыпать его проклятиями. Они жаждали мести, сейчас, немедленно. Карабинерам пришлось взять его под свою защиту. Под их охраной он добрался до полицейского помещения, где уже собрались, неимоверно теснясь, все карабинеры, кроме одного, стоявшего в дверях и не пускавшего внутрь разъяренных горожан.

В комнате, с железными наручниками на руках, сидели два "янычара" Дядюшки Нтони.

- Неплохо ты дельце провернул! - с насмешкой сказал лысый бандит дружку, толкнув в бок онемевшего от изумления компаньона. "Так, значит, правдивы слухи об удивительной способности Джузеппе Паломбеллы счастливо избегать смертельной опасности. Спастись от пуль, выпущенных с расстояния пяти метров, - это почти невероятно".

Изумление, чуть ли не восхищение сменилось, однако, более серьезными раздумьями о своей дальнейшей судьбе. Раз свою цель они не поразили, Дядюшка Нтони и пальцем не пошевелит, чтобы им помочь. Оставалась надежда на побег из тюрьмы. Вещь вполне даже выполнимая, но она потребует немало времени. И тут они увидели, что у Паломбеллы руки в крови, и все поняли. Чиро осуждающе покачал своей птичьей головкой.

- Что я тебе говорил, упрямец? Священник на дороге - вестник несчастья!

На улице толпа продолжала злобно шуметь. Время от времени до них долетали особенно громкие голоса. Кто-то обещал самолично прикончить этого мафиозо - только бы его одного без охраны выпустили сейчас на улицу.

Лейтенант Лаццерелли тихонько посовещался с Брандолином. Оба согласились, что нужно отвезти в Виченцу и Паломбеллу. Во-первых, для того, чтобы спокойно разобраться в происшедшем, а во-вторых, чтобы обеспечить его безопасность.

"И вообще теперь уж возникла необходимость перевести этого Барона в другое место", - подумал Брандолин, когда ехал на фургоне вслед за "альфой", в которой Лаццерелли вез двух схваченных наемных убийц.

- Но почему они хотели вас застрелить? - спросил старший сержант у Паломбеллы, сидевшего рядом с ним.