1 subscriber

Вам не нравится фасолевый суп? - заботливо спросила вдова Косма.

Вам не нравится фасолевый суп? - заботливо спросила вдова Косма.

Она уже оправилась от потрясений этого утра. Лаурета, вернувшись после разговора с доном Джузеппе вконец растерянной, поспешно с ней распрощалась.

- Мы с тобой ненадолго расстанемся, тетя. Да ведь нога у тебя почти зажила, - сказала она. - Знаешь, из-за этой истории со Стефано мне надо на время исчезнуть. Но я все равно как-нибудь дам о себе знать.

И умчалась на своем велосипеде, поминай как звали. Может, поменять место жительства ей посоветовал он, дон Джузеппе, человек осмотрительный и мудрый.

- Суп отменный, донна Мариза, - ответил Паломбелла, сунув в рот ложку, полную фасоли. - Вот только я люблю понаваристее.

Когда он обращался к ней "донна Мариза", вдова раздувалась от счастья, как голубка в любовной истоме. А Паломбелла, чтобы еще больше польстить ей, добавил:

- Я выпил в баре вермута. Отвратительное пойло. До сих пор тяжесть в желудке.

- Ну почему вы упорно ходите в этот трактиришко? - ласково упрекнула его вдова. - У меня стоят целых три бутылки, и все самого лучшего качества.

Она пожирала глазами этого крупного, но такого подвижного мужчину, так не похожего на ее ленивого, болезненного мужа, мир его праху. Когда дон Джузеппе поселился у нее, она попросила Лаурету купить ей "Крестного отца" и буквально проглотила роман Пьюзо, испытывая при этом греховное наслаждение.

- Хочу, чтобы вы чувствовали себя здесь спокойно и чтобы вам было уютно.

Барон доел суп - эта венетская кухня очень даже недурна, - глянул на вдову своими темными глазами и сказал со вздохом, который она по своей влюбленности истолковала по-своему:

- Я и сам так этого хотел, донна Мариза! Так бы хотел!

30

"Опель-кадет" остановился на автостраде, омытой дождем, в полукилометре от поворота на Фиа-дель-Монте. Человек за рулем, вовсе не худой, как могло показаться на первый взгляд, с грубым лицом, нажал на ручной тормоз - дорога шла под откос - и, повернув маленькую, почти лысую голову, обратился к дружку в белом, заляпанном грязью плаще, сидевшему рядом.

- Микеле, в городке тебе наврали. Паломбелла и не думает отправляться на рыбную ловлю. И если он и удит рыбку, то совсем в другом месте.

Человек в белом плаще нахмурился. Уже третий день, как они приезжают из Виченцы, еще погруженной в предрассветную тусклую дремоту, и добираются до поворота, откуда начинается каменистая, узкая дорога, по которой они доходят до противоположного края холма, и начинают обшаривать пустынный берег реки. Возвращаются назад замерзшие и злые. Лишь однажды небо прояснилось и появилась надежда обнаружить Паломбеллу с удочкой в руках. Чтоб его холера побрала! Хорошая погода продержалась меньше чем полдня, и снова небо заволокли тучи. Все было за него, даже гнусная природа.

- В каком еще другом месте? - вскипел человек в белом плаще. - Река тут одна, других нет. А может, он, по-твоему, на сеновале рыбу удит? Этот сукин сын, пока мы ни свет ни заря шлепаем тут по грязи, лежит себе, наверно, в постели с красоткой