0 subscribers

На самом деле Танкуилу почти нечего было собирать. Арбитрский плащ, который он раньше практично снял и убрал под койку, а теперь

На самом деле Танкуилу почти нечего было собирать. Арбитрский плащ, который он раньше практично снял и убрал под койку, а теперь достал и почувствовал себя намного лучше, снова надев его. Ничто не заставляло его чувствовать себя таким нагим и беспомощным, как отсутствие арбитрского плаща. Котомку с одеждой и припасами он не распаковывал, поэтому теперь просто снова закинул её на плечо. С демоническим мечом всё было сложнее. Сначала Танкуил снял защитные заклинания — два уже исчезли, и об два пираты обожгли руки, убедившись, что заклинания работают хорошо. Открыв сундук, Танкуил с минуту смотрел на завёрнутый клинок. Даже просто находиться с ним в такой близи было нелегко — это вызывало боль в старых ранах и странное раздражающее ощущение, похожее на зуд, до которого он не мог дотянуться. Он взял меч из сундука и быстро подвесил на пояс, запахнув сверху плащ, чтобы скрыть его из вида. Потом он направился через люк на палубу.

Снаружи начинало темнеть, солнце опускалось над водой, что удивило Танкуила. Когда он ложился на свою койку, едва занимался рассвет, а дни в это время года в Диких Землях никогда не бывали такими короткими. Он спал целый день и всё равно не чувствовал себя отдохнувшим. Пираты сновали туда-сюда, некоторые взбирались по снастям и налаживали паруса, другие драили палубу или занимались разнообразными делами, которых Танкуил не знал и не понимал. Капитан Стилуотер поддерживал железную дисциплину и чистоту, и любой человек без работы немедленно её получал. Самого Танкуила не раз заставляли распутывать верёвки. Для него оставалось загадкой, как верёвки спутываются в такие крепкие узлы, но впрочем, его это особо и не интересовало. Он просто радовался, что больше никогда верёвок не увидит.

— Капитан Стилуотер, — сказал Танкуил, приближаясь.

Капитан повернулся с улыбкой на лице, которая померкла, как только он увидел Танкуила. Он стоял, разговаривая со своим первым помощником — дородным мужчиной с вечно красными щеками, чьё имя Танкуил так и не удосужился запомнить. Но теперь тот повернулся и с холодным отвращением разглядывал Танкуила.

— Мне сказали, что мы прибыли, — сказал Танкуил.

— Ага, так и есть. Самое время вам свалить ко всем чертям с моего корабля. Самое время мне получить то, что вы мне должны.

Танкуил кивнул, его руки в карманах задрожали. На борту кораблей, из-за отсутствия возможностей украсть, у него нередко тряслись руки, но не в этом плавании, поскольку он наловчился прокрадываться в трюм и красть там мелкие предметы, ранее украденные у торговца. Это сдерживало его тягу к воровству и казалось вполне уместным.

— Сначала о главном, капитан. Где именно мы находимся?

— Добро пожаловать в Приют Фортуны, арбитр, — сказал капитан Стилуотер, указывая за поручень.

Танкуил почувствовал, как у него раскрылся рот, и увиденное того стоило. Там повсюду стояли корабли — сотни кораблей, больше чем он когда-либо видел в одном порту. Голые мачты взмывали в небеса, округлые корпуса опускались глубоко в воду. Однообразия не наблюдалось — здесь были и маленькие когги для торговых поездок, и галеры, больше подходившие для войны. Некоторые суда стояли носом внутрь, другие наружу во всевозможных направлениях. Пока Танкуил наблюдал, он видел, как загорались огни — крошечные фонари на кораблях, которые отгоняли сгущавшуюся темноту.

— Это целый город, — сказал Танкуил, сам не зная, являлись ли его слова вопросом.

Рядом с ним рассмеялся капитан Килин Стилуотер, и сказал с широкой ухмылкой на лице:

— Не совсем, Арбитр. Приют Фортуны — это самый большой бордель в известном мире. У Дрейка при последнем подсчёте здесь было три сотни кораблей. По всем понятиям этот флот граничит с армадой. Он постоянно смещается, но те из нас, у кого есть приглашения, всегда знают, как его найти.

— Он принадлежит Дрейку, — сказала Танкуил. — Он им владеет