0 subscribers

Однако к этому моменту в подвале 333 сп уже сформировалась более прочная, чем утром, оборона

Однако к этому моменту в подвале 333 сп уже сформировалась более прочная, чем утром, оборона. Прежде всего — с обеих сторон, на спусках в подвал (с запада (от плаца) — два спуска, с востока (от пограничников) — четыре) были установлены пулеметы[731]. Из подвальных окон пулеметный огонь вести было невозможно — в узкие оконные проемы просто не поместился бы станковый пулемет. Поэтому и позиции вынесли наружу — спуск служил неким окопчиком, и, обложенный с боков ящиками, мог бы надежно укрыть стрелков. Кроме того, от захваченного немцами сектора кольцевой казармы позиции пулеметчиков отделяло и западное крыло здания 333 сп. Описывая пулеметную позицию («позицию „уральца“») у выхода из полковой школы (запад здания), А. П. Каландадзе замечает: «Пулеметчику приходилось стрелять, расположившись на самых верхних ступеньках лестницы. Иначе не было бы зоны обстрела и пули уходили бы в небо»[732]. Кроме того, у широких ступенек выхода из здания на плац (как раз посреди здания — лучшая позиция!) бойцы соорудили баррикаду, где также укрылся пулеметный расчет. Наконец, в самом подвале из обломков стен, ящиков, балок красноармейцы подвели площадки к самим подвальным окнам, там заняли оборону стрелки.

Конечно, не самая лучшая позиция — но стрелять можно. Нельзя лишь бросать гранаты (невозможно размахнуться), если кто-то и изловчится — то граната упадет почти перед окном и осколки полетят в подвал.

…Вероятно, тут-то, при атаке через плац, немцам и пригодилось 2-см зенитное орудие Патернолы — оно открыло огонь по амбразурам подвалов и пулеметным точкам 333 сп, давя возможный огонь.