3 subscribers

Становятся ли люди жертвами судьбы или сами приносят себя ей в жертву?

Становятся ли люди жертвами судьбы или сами приносят себя ей в жертву?

Выбор поздней осени для прочтения "Дома сестёр" оказался правильным. Эту книгу действительно идеально читать промозглым вечером, когда можно, никуда не торопясь, погрузиться в сюжет. Тем более он здесь довольно занятный, как минимум, одна из его линий.

В 1996 году в старый особняк на Рождественские праздники приезжает семейная пара успешных адвокатов, Барбара и Ральф. Уединенный отдых в английской глуши кажется им спасательным кругом для разваливающегося брака. Однако планы разрушает снегопад, оставляя их без электричества, связи и с более чем скудным запасом провизии. В поисках выхода из положения Барбара случайно обнаруживает рукопись: мемуары Френсис Грей, бывшей владельцы дома - и с головой уходит в чтение. Даже не предполагая, как написанное скажется на ней самой.

Фрэнсис отличал сильный, властной характер, она была из тех, кто решительно добивается своих целей, даже наперекор здравому смыслу и этическим нормам. Эти черты, пусть и не всегда вызывавшие симпатию у окружающих, помогли ей преодолеть немало трудностей в жизни, связанных как с семейными неурядицами, так и событиями её эпохи. Фрэнсис довелось участвовать в движении суфражисток, столкнуться с ужасами Первой, а затем и Второй мировых войн, пережить любовь, предательство и немало личных трагедий. И практически каждый из поворотных моментов её судьбы тем или иным образом определялся сложными, запутанными отношениями с сестрой и единственным любимым мужчиной.

Не стану лукавить, история прошлого показались мне живее и увлекательнее, чем происходящее с Барбарой. Последняя с её романтическими метаниями и неопределённостью вызывала скорее раздражение, чем интерес.

А ещё, несмотря на то, что Шалотта Линк немка, "Дом сестёр" получился очень английским романом. Неторопливым, обстоятельным, богатым на подробности - словом, почти во всём таким, как мы любим. Лишь финал меня чуть огорчил, да и то снова в современной его части.