0 subscribers

— И тебе ничего не сказали? — удивленно спрашивает у дочери мама, начиная вскрывать конверт

— Да где эта негодница?! — возмущенно вопрошает мама, хлопая себя ладонью по коленке и имея в виду Сун Ок, — и на звонки не отвечает! Что это такое?

Юн Ми философски пожимает плечами.

— Придет, — говорит она, — может, с девчонками засиделась, или с парнем познакомилась… Если через полчаса не вернется, пойду искать.

— Куда ты одна пойдешь! — машет на нее рукой мама, — ночь уже совсем!

— Мурчат возьму, — пожимая плечом улыбается Юн Ми, — да, Мурчат?

Сидящий рядом на полу котенок пищит, открывая розовый ротик с иголочками-зубами.

— Мм-м? Видишь, она согласна, — комментирует этот писк Юн Ми.

— Она словно понимает, все, что ты говоришь! — произносит мама, немного испуганно смотря на котенка

— Может у нее тоже, хорошо с иностранными языками? — делает шуточное предположение Юн Ми и вспоминает, — Да, забыла сказать. Чжу Вон пошел поступать на морпеха и меня на работе перевели на новое место. Теперь я буду работать в отделе переводчиков. Просили передать тебе новые условия моего трудового договора.

Юна поворачивается и, протянув руку, подтягивает к себе лежащую недалеко от нее сумку. Открывает ее и достает из нее конверт.

— Вот, — говорит она, протягивая его маме, — адресован тебе.

— Тебе понизили зарплату? — встревоженно спрашивает мама, взяв, но не торопясь открывать.

— Без понятия, — пожимает плечами Юн Ми, — вроде не должны. Переводчик ведь круче чем секретарь?

— И тебе ничего не сказали? — удивленно спрашивает у дочери мама, начиная вскрывать конверт.

— У-ку, — отрицательно крутит головою та, — в отделе кадров я не котируюсь. Я там — пыль на сапогах. Сказали, «спросишь у мамы».

Мама тоже крутит головою, но только огорченно. Достает несколько листков и начинает читать. Неожиданно она дергается и замирает, широко открыв глаза.

— Что там? — насторожившись, спрашивает Юн Ми.

— Шесть миллионов вон! Они будут платить тебе шесть миллионов вон! Шесть миллионов!