— Хвосттрубой! — закричал, увидев их, Шустрик. — Я так рад видеть тебя! Я уже думал, что ты проспишь весь день и пропустишь все | Красота | Яндекс Дзен
Красота
0 subscribers

— Хвосттрубой! — закричал, увидев их, Шустрик. — Я так рад видеть тебя! Я уже думал, что ты проспишь весь день и пропустишь все

замечательное дерево, о которое так удобно точить когти, или кота, которого Завывайт-Запевайт считал гадким, храбрым, умным или еще каким-то образом заслуживающим особого внимания. Многие из них тоже знали Завывайта, и он в свою очередь весело отвечал на их приветствия. Хвосттрубой решил, что Перводомье больше похоже на полное птиц дерево, чем на муравейник, который оно напомнило ему сначала.

Посетив еще несколько интересных мест и послушав, как две юные фелы поют нежную печальную песню (мои исключительно близкие подруги, заметил Завывайт), наша парочка наконец добралась до того места, где был Шустрик. Он лежал на широкой — во много прыжков — полосе солнечного света. Котенок не спал, он разговаривал с грациозной серой кошкой. У нее были темно-зеленые глаза и короткий мех.

— Хвосттрубой! — закричал, увидев их, Шустрик. — Я так рад видеть тебя! Я уже думал, что ты проспишь весь день и пропустишь все самое интересное. Здесь так много кошек, правда?

Фритти подошел к нему и обнюхал мягкий котеночий мех. Запах болезни, похоже, исчез.

— Я тоже рад видеть тебя, Шуст. Я о тебе беспокоился.

— Я отлично себя чувствую! — засмеялся котенок. — Все так добры ко мне. У меня уже есть друзья! Да, кстати, я не назвал ваши имена лица. Это — Хвосттрубой, а это — Мимолетка. — Он кивком указал на серую кошку, скромно наклонившую голову. — Она здесь тоже в гостях, как и мы, — важно объяснил Шустрик.

— Мягкого мяса, — поздоровался Фритти. — Приятной пляски.

— И тебе того же, — ответила фела.

Вежливо кивнув в ответ, Хвосттрубой снова повернулся к своему маленькому другу. Шустрик действительно выглядел гораздо лучше, хотя и был еще слишком худ. Во время болезни он почти не ел.

При мысли о еде рот Фритти наполнился слюной. Он вдруг понял, что со вчерашнего дня ничего не ел. Он был голоден! Это надо же — проходить весь день, ни разу не подумав о еде. Да, он действительно сильно изменился с тех пор, как ушел из дома.

— Шустрик, Запевайт сказал, что тебе принесли какую-то мышку… — начал он.

— Да, и не одну, а целую кучу. Они вон там. Их убили только сегодня утром. Угощайся.

Хвосттрубой двинулся было к еде, но заколебался и посмотрел на Мимолетку и Запевайта.

Тот рассмеялся:

— Ешь, дружок. Не обращай на меня внимания.

— Я, пожалуй, пойду, — сказала Мимолетка. — Может, ты проводишь меня, Завывайт? Я еще плохо здесь ориентируюсь.

— С огромным удовольствием, — отозвался кот. — Я скоро вернусь, — повернулся он к Фритти и Шустрику, — отведу вас на праздник в конце Часа Подкрадывающейся Тьмы.

— Я навещу тебя попозже, Шустрик, — добавила Мимолетка.