Красота
0 subscribers

Сама Поляна оказалась широким мелким углублением, поросшим короткой травой и усыпанным опавшими листьями

— Нет, праздник будет на Поляне Сборищ. Это единственное место, где все Племя может собраться одновременно. Кошки собираются со всего Коренного Леса и даже из более отдаленных мест — вот как вы, — чтобы принять участие в празднике. Привет, Шебуршир! Твоя шкурка сегодня блестит как никогда! — крикнул он очередному приятелю.

— А что это за праздник? — поинтересовался Хвосттрубой. — Что-то вроде Ночи Сборища?

— Нет, нет, совсем не то. Во всяком случае, не совсем то… Смакли, привет! — окликнул он другого приятеля. — Как поживает Тишли? Отлично! — весело крикнул он и снова повернулся к своим подопечным: — Смакли танцует Брачный Танец с одной черно-белой кошечкой… никогда бы такую не выбрал. Так о чем это я? А, да! Праздник! У вас дома, наверное, такого не бывает, да? Официально праздник называется — Праздник Песни Виро Вьюги. Он всегда бывает, когда Муркла первый раз открывает Око зимой.

— А что это значит? Извини, но я никогда ни о чем таком не слышал.

— Но ты ведь знаешь, кто такой Виро Вьюга?

Фритти кивнул.

— Всех тонкостей я и сам не знаю, — продолжал Завывайт-Запевайт, — но принц Пушли Воспарилл, как отец Сквозьзабора, относится ко всему этому ужас как серьезно. Он начинает какое-то сказание, а мы все поем. Что-то про смерть и Дальние поля, но я не очень-то хорошо в этом разбираюсь. Скукотища! Большинство просто пользуется случаем потолкаться при Дворе, посмотреть семью королевы. Ну и, конечно, полакомиться духмяной, кошачьей мятой. Кошачью мяту все любят.

— А королева тоже там будет? — спросил Шустрик, стараясь не отставать от старших.

— Нет, она там не бывает, не помню уж почему Мне, бедняге, и так приходится много думать. Стать мяузингером не так-то просто. Столько приходится работать! Ага! А вот и ты, Пушистик! Не узнал? Я — Завывайт-Запевайт!

Поляна Сборищ была большим расчищенным участком леса. В прозрачной вышине почти невидимые гигантские ветви старых деревьев, переплетаясь, образовывали высокий свод.

Сама Поляна оказалась широким мелким углублением, поросшим короткой травой и усыпанным опавшими листьями. В противоположном от приближающейся троицы конце она полого поднималась и заканчивалась выступом с широкой плоской верхушкой. Там — увидел Фритти — уже устроились две-три кошки.

Углубление внизу быстро заполнялось мурлыкающими, мяукающими, трущимися друг о друга носами кошками, которые прибывали сюда со всех сторон. Они бродили небольшими группками, встречались, расходились, беседовали с друзьями и родственниками.

Потрясенный таким количеством кошек, Шустрик блестящими глазами следил за происходящим. Но Фритти чувствовал себя немного не в своей тарелке. Он не мог бы объяснить почему, но ему казалось неправильным, неестественным, чтобы члены Племени собирались в таких количествах. Одно дело время от времени встречаться у Стены Сборищ — любому приятно иногда побывать в компании. Но все время жить вот так, толпой, — куда ни опустишь лапу, наступишь на чей-нибудь