14 subscribers

— Мы не можем уйти без Шустрика, — сказал он. Внезапно он ни с того ни с сего подумал о Мягколапке, предмете своих поисков

небольшой серый кот. Подходя к нему, Фритти слышал, какая суматоха происходила в верхних ярусах. Небольшой кот, казалось, дрожал.

— Мягкого мяса, — с чуть заметным дружелюбием сказал новичку Фритти. — Я Хвосттрубой. Я слышал, что ты…

Он прервал себя на полуслове, дергая усами. Даже во тьме этот новый кот выглядел очень знакомо.

— Мимолетка! — выдохнул он. Голова у него закружилась. Неужели она пробыла тут все время, работая в Холме? Да вправду ли это она?

— Тише! — раздалось шипение фелы. Все еще потрясенный, он обнюхал ее нос, бока. Мимолетка! Пока он, как во сне, принюхивался, она шлепнула его лапой по носу. Словно смущенный котенок, он встал на дыбы, дико поглядывая по сторонам. Никто из заключенных не обратил на них ни малейшего внимания. Несмотря на это, он пригнулся к Мимолетке так близко, что усы их смешались, и принялся рьяно умывать ее. С языком, полным шерсти, он тихонько спросил:

— Как ты пробралась сюда?

— Я прорылась в один из туннелей, — ответила она. Хоть и хладнокровно ответила — бока у нее тяжело ходили.

«Это наверняка было для нее ужасно, — подумал он. — Затеряться в этом месте, отыскивая одного кота среди бесчисленного множества других…» — Но как, во имя Мурклы, ты нашла меня? — спросил он, все еще умывая ее.

— Как я… что? Нашла тебя? Я и сама не знаю, Хвосттрубой, знаю только, что нашла. Не могу я прямо сейчас все объяснить… Я даже и думать не могу… Да прекратишь ты это когда-нибудь? — Она ощетинилась, и он бросил очищать ее шубку. — У нас нет времени! — продолжала она. — Нам надо выбраться отсюда, — по-моему, они меня ищут. — Она поднялась, лапы ее чуть-чуть дрожали. Хвосттрубой не возражал, тоже поднялся.

— Мы не можем уйти без Шустрика, — сказал он. Внезапно он ни с того ни с сего подумал о Мягколапке, предмете своих поисков, ради которой он так давно покинул Стену Сборищ. А что если и она тоже где-то здесь? Жива ли она? Он подумал о мерзком троне Живоглота и почувствовал себя маленьким и беспомощным.

— Ты знаешь, где его держат? — спросила Мимолетка. Он повернулся к ней. Она была измучена, он — тоже.

— Шусти? — переспросил он. — Нет, я не видел его с тех пор, как нас разлучили. — Он опасливо взглянул в проход.

— Тогда боюсь, у нас нет времени искать его, — спокойно сказала серая фела. — Нам повезет, если мы сами-то удерем. — Она двинулась к проходу.

Хвосттрубой возмутился:

— Но мы не можем попросту бросить его! Я привел его сюда! Он всего только котенок!

Мимолетка оглянулась на него и проворчала: