0 subscribers

— Ахх, — задышал Гнусняк. — Ты здессь. Теперь я тебя слышшу. Подойди, не бросай насс. Мы со спутником заблудилиссь

— Подожжди! — прошипел голос. — Подожжди и перекинься словечком сс Клыкостражжем Гнусняком!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

О, только там как Бог я буду чист,

Где плоть мою омоет росный лист,

Где волны трав дробятся в пену лилий,

Где ветерок над морем серебрист.

Алджернон Суинберн

Пристыв к месту, Хвосттрубой стоял, покуда медленные шаги поскрипывали к нему по туннелю. Расслышал свистящее дыхание приближающегося существа. Чуть ли не ошеломляющее желание бежать боролось в нем с тупым смирением; он мягко покачивался на месте.

— Мой спутник и я хотим поговорить сс тобой, незнакомец. — Шипящие слова приближались с каждым звуком.

«Спутник, — подумал Фритти. — Так их двое!» Ноги у него задрожали; он поджал хвост и ждал. Из темноты выступила слепая голова Клыкостража. Бесшерстная фигура неуклюже ковыляла к нему. Фритти вгляделся. Там, где на безглазой морде Клыкостража некогда трепетали громадные ноздри, были только зарубцевавшиеся лохмотья плоти.

Гнусняк, качнувшись, остановился в прыжке или полупрыжке от Фритти, и его поврежденная морда вопросительно заерзала туда-сюда.

— Ты здессь? — спросил Клыкостраж.

У Фритти подпрыгнуло сердце; он невольно пискнул от облегчения. Чудовище было ранено! Оно не могло учуять его, во всяком случае чуяло неважно.

— Ахх, — задышал Гнусняк. — Ты здессь. Теперь я тебя слышшу. Подойди, не бросай насс. Мы со спутником заблудилиссь. — Слепое создание придвинулось ближе, выставив в сторону Фритти одно ухо. — Как тебя ззовут?

Хвосттрубой опять взвесил, нельзя ли вырваться. Решил этого не делать. Возможно, тут были обстоятельства, которые можно бы использовать. Конечно, это будет опасно, но ведь под землей все может быть.

— Мрр… Мрр… Проходчик! — выпалил он после мгновенного колебания.

— Блестящще. Твое имя звуччит так, ссловно ты предназначен помоччь нам. Ты не изз Когтестражей? У тебя оччень тоненький голосе.

— Я еще мальчишка, — быстро ответил Хвосттрубой.