— Что ж, теперь атаман — я. — Раскусяк ухмыльнулся. — И я награжу тебя по заслугам | Две стороны | Яндекс Дзен
1 subscriber

— Что ж, теперь атаман — я. — Раскусяк ухмыльнулся. — И я награжу тебя по заслугам

Что-то обрушилось на него, словно упавшее дерево. С воем боли он откатился к стене пещерного отверстия. Над ним высился громадный темный силуэт с мощной лапой, занесенной для следующего удара. Сверху на него косилась полузнакомая морда Когтестража.

— Зачем это ты сюда забрался, а? — грянул свирепый рык.

— Т-так п-просто! — пискнул Фритти. — М-меня зовут П-проходчик, я з-заблудился! — Он старался вжаться в землю, сделаться меньше. Коготь пригнулся поближе к нему.

— А не врешь? — прорычал он, и Фритти заморгал от его жаркого дыхания. — Минуточку-минуточку. Мы, кажется, знакомы. Что это за метка у тебя на башке?

Его голова? Лоб? Слезы Плясуньи Небесной! Фритти проклял себя. Он, должно быть, стер маскирующую пыль, когда выбрался из рабского туннеля.

Фритти внезапно дернулся, чтобы удрать, но на шею ему опустилась тяжкая лапа — алые когти легонько кольнули ему глотку.

— Клянусь Великим! — сказал Коготь. — Да уж не наш ли это беглый солнечный крысенок?! Вот это да!

Охваченный отчаянием Фритти узнал охранника. То был Раскусяк, бывший спутник Растерзяка, — сейчас он в ужасной усмешке скалил зубы, глядя на пойманного Хвосттрубоя.

— Отменно, — хихикнул Коготь. — Страх как славно, что как раз я тебя и нашел. Из-за тебя они покалечили начальничка. Все из-за тебя! — Лапа жестоко надавила Фритти на горло. Он беспомощно закашлялся.

— Что ж, теперь атаман — я. — Раскусяк ухмыльнулся. — И я награжу тебя по заслугам. — Черное чудище припало к земле и снова вперило глубоко посаженные глаза в морду задыхающегося пленника. Голос Когтя опустился до мстительного шепота:

— Сейчас отведу тебя прямиком к Толстяку!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Где б ты ни был, ты всюду учуешь мучения наши,

Ты, взнесенный на черный алтарь нашей скорби безмерной,

Ты, зверюга, ты злобный бастард, бог в обличии пса!

Джордж Баркер

Раскусяк тычками, пинками, битьем и руганью подгонял Фритти вперед по оживленным теперь коридорам. Когда они проходили — темный мускулистый Когтестраж, тащивший небольшого рыжего кота, — некоторые обитатели Холма оборачивались, с любопытством глядя вслед этой странной паре. В том, что одного из заключенных гнали к наказанию или гибели, не было ничего необычного, но небольшой кот рычал и упирался — сопротивлялся! Здесь давным-давно не