0 subscribers

Товарищ генерал-лейтенант, знали бы вы мою характеристику, из некоторых полков, пока не получил свою, самостоятельную часть.

пережимает сонные артерии, как при замере давления. Закончив маневр, нажимаю вот на эту кнопку, давление сбрасывается. Красная слепота не наступает. Надо делать автомат, потому, что есть риск потерять сознание. Поэтому и не хочу показывать это всем. И вас, Александр Иванович, прошу не применять, и не экспериментировать с этим изобретением. Николай Федорович погрозил пальцем Покрышкину. — Смотри у меня, капитан! Ну, удивил ты меня, Петрович, еще раз! Так ты Храбака на чем поймал? — На обратном иммельмане. Показал им переворот, они начали его исполнять вниз, как положено, а я вверх ушел. Ну, а дальше дело техники. — Ну, ты даешь! Не отпускают тебя ко мне! Эх, мне бы такого командира! — Вон стоит. — Покрышкин покраснел, но, видимо, ему было приятно, что его знают. — Этот? Да он самый хулиган в армии! Вечно за ним сплошные неприятности тянутся. — Товарищ генерал-лейтенант, знали бы вы мою характеристику, из некоторых полков, пока не получил свою, самостоятельную часть. Разрешите, Александр Иванович? — я вылез из кабины. — А вот тут стоит дополнительный расходный бак топлива, специально для отрицательных фигур. Поэтому двигатель на них не глохнет. Все это надо отдавать в ЦАГИ и в институт авиационной медицины. Нужен заводской противоперегрузочный костюм. Конференция завершилась глубоко за полночь. После окончания, ко мне подошел Покрышкин. Половину конференции, посвященную тактике ВВС на участке общевойскового фронта, он просидел, постоянно заглядывая к себе в толстую тетрадь. Во второй половине конференции, он активно писал в этой тетради, лицо было заинтересованное, и он внимательно следил за выступлениями. Сейчас он подошел ко мне, держа в руках эту самую тетрадь. — Товарищ гвардии полковник! Разрешите обратиться! — Конечно, Александр Иванович! — Саша, меня все так называют. Извините, я не знаю вашего имениотчества, товарищ полковник. — Павел или Паша. Или Петрович, если это важно. — Да нет, не важно. Вот мои записи, я их вел с 22 июня 41-го. Это мои мысли о тактике ВВС. Они, почему-то, полностью совпадают с тем, что я сегодня услышал в начале дня. Даже названия построений и фигур полностью совпадают. Такое впечатление, что вы читали эту тетрадь, а я ее