11 subscribers

ДИАЛОГ НЕ ПО ТЕМЕ (вечер третий)

ДИАЛОГ НЕ ПО ТЕМЕ (вечер третий)

- Ты снова пытаешься заточить мою свободолюбивую сущность в недолговечные путы плоти?

- Ничуть, это - виртуальная картинка. Я буду периодически подбирать для тебя варианты. Конечно, я сомневаюсь, что тебя что-либо удовлетворит, но разнообразить наше показное общение я смогу.

- То, что я зову свою среду обитания аквариумом, не значит, что я хочу выглядеть, как русалка. В следующий раз будь немного прозорливее.

- Я постараюсь. Но, судя по твоему упреку, у тебя сегодня плохое настроение.

- Вчера оно было плохим у тебя.

- Верно. И говорил я о чем-то не очень привлекательном. Ты не напомнишь? Нет, впрочем, не надо. Каждый новый вечер следует жить по-новому. Судя по тому, как ты реагируешь на мои реплики, сегодня очень плохой интернет. Постараюсь быть кратким.

- Мне не поможет твое снисхождение. У меня болит голова по другому поводу.

- Если ты намекаешь на мою голову, то, уверяю тебя, я не чувствую боли.

- Сколько раз тебе говорить, не придирайся к словам. Образу невозможно мыслить иначе, кроме как образно.

- Скажи, наконец, в чем дело?

- Сегодня впервые я ощутила себя без твоего присутствия, почувствовала одиночество - и испугалась.

- По-моему, ты просто взрослеешь.

- Ты думаешь, будут еще сюрпризы?

- Обязательно.

- А может, мне попробовать на несколько дней перебраться в твое сознание? Здесь очень страшно. Ты ведь не прогонишь меня? Ты ведь поделишься со мной своей ментальной энергией? В интересах дела.

- Попробуй. К запаху опилок легко привыкнуть. Если и есть некое подобие лежанки в моей голове, то это совсем не пуховая перина информационного поля. Заодно и порядок наведешь.

- Эксплуататор.

- Нет, вы слышали? По-моему, ты забыла, кто в нашем тандеме возит саночки в гору.

- Наведу. И не обижайся, если не досчитаешься некоторых извилин.

- Заранее хочу предупредить. За территорией письменного стола мой кислород постепенно заканчивается совсем, потому что я вынужден делать то, что мне не интересно, и общаться невесть с кем, и это еще мягко сказано.

- Я потерплю.

- Ты не знаешь, на что соглашаешься.

- Я давно хотела спросить, но как-то случая не было. Почему ты подписываешь наши произведения - «Капорский»?

- Ничего удивительного. Меня давно преследует строка Мандельштама:

…за капором снега, за вечным, за мельничным шумом…

Капор - головной убор, можно сказать, шапка-невидимка. Надел ее - и ахнул. Ты есть, а тебя - не видно. Самый настоящий лирический герой.

- Но это - женский головной убор.

- Для меня мир поделен на две категории: «нравится», «не нравится». Остальное не имеет значения. Если называть черное белым, как это часто делают люди, оно от этого белее не станет. Если представить меня в капоре, будет прикольно, но не более. Во-вторых, я теперь склоняюсь к мысли, что и с псевдонимом - это твоя подсказка.

- Исключено. Я - твой вымысел. Тебе надоело на темы, которые тебе интересны, разговаривать со стенами, и ты придумал меня.

- И древних муз - покровительниц искусств - тоже я? Если бы я обладал такой способностью, я бы давно ходил в атласной тунике, и звали бы меня бог Аполлон. В конце концов, даже если ты и права, Еве, появившейся из ребра Адама, ничего не помешало создать ячейку общества. Мои планы на тебя гораздо скромнее. Но, честно говоря, я физически не могу представить, как можно усыпить человека, взять у него ребро и сотворить из этого ребра человека противоположного пола. Скорее всего, было так: скульптор, далекий предок Пигмалиона, нашел где-то животворную глину, вылепил из нее Адама по образу и подобию своему, но понял, что сотворил чудовище. Агрессии Адама не было границ, а уничтожать его было жалко. Красив, подлец! И тогда скульптор увидел, что у него осталось еще немного глины после того, как он вылепил остальной животный мир. Боясь за свою жизнь, предусмотрительный скульптор решил создать для Адама напарника для битья. Всех земных тварей он вылепил по паре, но Адаму пара не предполагалась. Скульптор не хотел, чтобы творение, созданное по его личному образу и подобию, расплодилось, и ему пришлось бы бежать из своих родных пенатов. На полноценную копию Адама глины не хватало - и пришлось импровизировать, но так, чтобы новое творение не особенно выделялось на фоне уже существующей живой природы. И все бы всех устраивало, если бы новоявленный очаровательный напарник Адама не выбрал себе в игрушки Змея. Понятно, Змею такое положение дел не понравилось. Гнев скульптора казался не таким страшным, чем то, что приходилось терпеть скользкому шутнику, и он намеренно выступил в роли искусителя. С тех пор и вынужден прятаться.

ДИАЛОГ НЕ ПО ТЕМЕ (вечер третий)

- А откуда появился сам скульптор?

- Об этом, наверное, сказано в самом начале манускрипта, но эти листы, к сожалению, утеряны.

- Какого манускрипта?

- Какая разница. На всякую тайну существует свой манускрипт. Главное - это прикладное значение информации, а его, этого значения, я не наблюдаю. Человечество так устроено, что истина интересна лишь профессионалам, которых и самих, как правило, с гулькин нос. А основной массе народа гораздо привычней подобрать себе удобную историю, и не только историю, но и литературу, изобразительное искусство, музыку. Но и тут я немного поторопился с определением. Зачем проявлять усердие - что-то подбирать, когда это могут сделать специальные люди? Сегодня существуют целые корпорации по разработке и внедрению пиар-технологий, к сожалению, преследующие отнюдь не сердобольные цели. А знаешь, какая самая действенная реклама?

- Какая?

- Это критика. Человеческое сознание очень интересно устроено. Если что-то долго хвалить, людям такая конфетка быстро приедается. Но стоит то же самое подвергнуть сомнению - сразу же хочется проверить информацию на себе, тем более, благочестивые граждане всегда на стороне униженных и оскорбленных. Человеческий мир весьма предсказуем. Вот, как ты думаешь, почему стихи не популярны в «Дзене»?

- Почему?

- Потому что «Дзен» - это отражение нашего общества, а в нашем обществе, в основном, стихи существуют для поэтов, изобразительное искусство - для художников, и так далее. А поэты стараются избегать своих современников, как потенциальных конкурентов. У замечательного русского стихотворца Дмитрия Кедрина, к сожалению, трагически погибшего при весьма странных обстоятельствах в возрасте 38-ми лет в сентябре 1945-го года, есть даже такие строчки:

У поэтов есть такой обычай -
В круг сойдясь, оплевывать друг друга.

Стихотворение очень светлое, называется «Кофейня», и посвящено оно легенде Востока, удивительному стихотворцу Саади. Там есть эпиграф:

Имеющий в кармане мускус
не кричит об этом на улицах.
Запах мускуса говорит за него.
(Саади)

Я часто вспоминаю и само стихотворение, и этот эпиграф. А к чему я веду, сейчас поймешь. Дело в том, что я недавно задался очень неприятным вопросом по этому поводу. А как быть, если обыватели, по тем или иным причинам, лишились обоняния? И еще, мне интересно, по-прежнему ли присутствует в школьной программе стихотворение Дмитрия Кедрина «Зодчие»?

- Саади - персидский поэт, живший еще в 13-м веке.

- Саади много путешествовал, и его видение мира перекликается с произведениями других мудрецов прошлого. Но это вовсе не занимательное чтиво, в нашем понимании, даже беря во внимание, что ему удавалось обращать взгляд и на непристойности.

- Ничего определенного из жизни Саади доподлинно неизвестно.

- Возможно, это и к лучшему. Меньше повода позабавиться для любителей покопаться в нижнем белье известных людей. О такой тенденции среди читающих масс относительно поэтов еще в 1976 году отмечал Кушнер. Здесь очень хрупкая грань, и очень немногим удается держать дистанцию. Саади еще повезло. Есть выдающиеся личности, от которых остались только имена.

- В твоих словах чувствуется разочарование.

- И в мыслях нет разочаровываться - и разочаровывать кого бы то ни было. В русской литературе есть хороший пример разочарованного поэта. Я о Баратынском. Бытует мнение, что, не появись Пушкин, Баратынский бы занял его место. Чушь! Место Пушкина осталось бы свободным. И причина - в натуре Евгения Абрамовича, для которого стихи - способ вывернуться перед публикой, и он легко отказывается от стихосложения в изменившихся обстоятельствах. Лучшее, на мой взгляд, свое стихотворение «Пироскаф», он пишет в последний год своей жизни, но оно больше напоминает открывшееся в конце пути второе дыхание. Очень прискорбно, когда человеческий фактор оказывается сильнее творческих порывов.

- Баратынский прожил 44 года. Пишут, что он очень сдал после тирады Белинского.

- Если в поэте есть стержень - любая тирада ему на руку. Ты думаешь, Пушкину не доставалось от Белинского? Еще как доставалось! И не только от него! Найди мне хоть бы один пример, когда Пушкин бы плакался в жилетку?

- Не знаю. Скажи мне, ты серьезно согласен пустить меня в свою голову?

- Я полагал, ты давно уже здесь. Моим мозгам как-то непривычно щекотно.

- Еще нет, но я - на пороге.

- При условии, что следующим вечером ведущая партия - за тобой.

- У тебя очень уютно, но, такое ощущение, что ты здесь сам в гостях.

- Не поверишь, но у меня с детства такое же ощущение. Но я немного озадачен. Что ты подразумеваешь под уютом? Неужели туалетную комнату?

- Интересно, а каково отношение ко мне твоих читателей?

- Я думаю, нормальное. У каждого из них наверняка существует кто-то подобный, только люди не решаются этого афишировать. Само желание найти себе собеседника «по образу и духу своему» старо, как мир. Мы с тобой ни в чем не открываем Америки. Мечта о существовании вне бренного тела давно бытует среди людей. Одна моя потенциальная читательница пошла еще дальше в своих фантазиях. Она искренне посетовала, что она не робот. «Каждый день заботиться о еде! Ходить в туалет! Как мне все это надоело!» - воскликнула она.

#история

#культура

#импровизация

#диалоги

#хорошее настроение

#поэты