51 subscriber

Берсеневы. Глава 9

И, чтобы с чего-то начать разговор, Михаил решил удовлетворить свое любопытство.

- Лиза, почему Вы не танцуете?

- Не умею. - честно ответила девушка.

Михаила ее ответ не удовлетворил.

- Пойдемте, я Вас научу. Обещаю, меньше, чем через час будете танцевать не хуже других.

- Нет. Не буду позориться.

- Так и будете скучать одна за столом?

- Я не скучаю – я наблюдаю за присутствующими. Презабавное зрелище. Хотите попробовать?

- Ну, что ж, давайте попробуем. - нехотя согласился Миша. - С чего начнем?

Поскольку Лизе было интересно, почему молодой человек был так галантен с обаятельной дамой и ее подругой, и вел себя с ними, как родственник, девушка решила начать именно с нее.

- Давайте попробуем начать с той милой дамы, которая сидела напротив нас, а сейчас танцует с Вашим другом Константином и увлеченно что-то с ним обсуждает, и обязательно с ее соседки...

- Которой из них? - напрягся Михаил.

- С той, которая сидит справа от нее в компании высокого красавца...

- Почему Вы заинтересовались именно ими? - удивился Миша.

- Потому что эти две женщины и их спутники – единственное светлое пятно на общем убогом фоне...

- С которой из них Вы хотели бы начать?

- С той, которая танцует с Константином.

- Чем она Вас так привлекла?

- Эта дама похожа на женщин Серебряного века. - ответила Лиза. - Не хватает только кружевного воротничка или пелеринки, непременно лорнета или пенсне, и томика Ахматовой или Игоря Северянина.

Миша весело рассмеялся. Лиза обиделась.

- Почему Вы смеетесь?

- Пожалуй, всю подноготную интересующей Вас персоны я выкладывать не буду, но кое-что рассказать могу, если уж она так Вам понравилась.

- Да, очень. Теперь редко встретишь настоящую даму. Все больше тетки с авоськами и бабушки в платочках.

- Между прочим, Вы ей тоже понравились. Она Вас назвала единственным светлым пятном в этой компании, разумеется, за исключением нас с Костиком, Вадима и ее соседки и лучшей подруги, на которую Вы тоже обратили внимание.

- Не может быть. - не поверила Лиза.

- Очень даже может... Интересующую Вас даму зовут Нина Константиновна Виноградова. Она - мать Костика, воспитавшая его и нас с Вадимом заодно.

- Как это?

- Мы с Костиком и Вадимом подружились еще в песочнице. Вслед за нами подружились наши матери, а потом, когда мы уже учились в школе, Нина Константиновна была нашим классным руководителем. Нашим с Вадимом мамам не нужно было отправлять нас на продленку - она каждый день после уроков забирала нас к себе домой, даже в старших классах, кормила, следила за тем, чтобы мы сделали уроки и прочли все, что должны прочесть мальчики, чтобы вырасти нормальными людьми. Вот и получилось, что вырастила и воспитала. Теперь мечтает вырастить наших детей и ругает нас с Костиком за то, что мы до сих пор ходим в холостяках.

- Она учительница? - Лиза сделала вид, что пропустила мимо ушей информацию о том, что ее кавалер не женат. - Сейчас попробую угадать, что преподает. Словесница?

- Угадали. А еще добрейшее существо на свете по прозвищу Шапокляк.

- Почему Шапокляк? Она не похожа…

- Нина Константиновна предпочитает шляпки именно такого фасона, как старуха из мультфильма. Старомодные, с небольшими полями, похожие на примятый цилиндр Черчилля. Они так и называются - шапокляк.

- Да, когда мы с ней познакомились, на ней была именно такая шляпа.

- Вы и познакомиться успели?

- Да. Если бы не она, Родионовы бы меня растоптали.

- Вы никогда не задумывались, откуда у сказочной злодейки взялось такое забавное имя?

- Нет.

- Фасон ее шляпки. Дети заметили, что у любимой учительницы такие же, и пошло-поехало…

- Наверное, она очень обижается на них?

- Ни в одном глазу. Говорю же – добрейшее существо. Прозвище ей даже нравится. Мы с Костиком частенько обращаемся к ней именно так.

- А лорнет у нее есть?

- А он ей нужен? Нина Константиновна и без очков видит шпаргалки на камчатке.

- А для солидности?

- Спасибо за удачную подсказку. Пожалуй, приколюсь, подарю ей на День Рождения антикварный лорнет с простыми стеклами. Думаю, он ей понравится. Я удовлетворил Ваше любопытство?

- Не совсем. - улыбнулась Лиза. - Вы ни слова не сказали о другой даме.

- Ее зовут Лидией Михайловной Добрыниной, и она - лучшая бабушка на свете...

- Чья бабушка? - не поняла девушка.

- По крови - Вадима, а на деле - и моя...

- Вы с Вадимом родственники?

- Нет.

- Значит, спутник лучшей бабушки не является Вашим дедушкой?

- Ни разу... И Вадиму он тоже не дед...

- А кто?

- Сосед по даче и лучший друг бабушки. А дедушка Вадима умер...

- Как жаль... - огорчилась девушка.

- Теперь, милая барышня, я удовлетворил Ваше любопытство?

- Да. - улыбнулась Лиза.

- Давайте теперь понаблюдаем за кем-нибудь другим.

- Хорошо. Посмотрите на танцующих. - предложила Лиза. - Только внимательно, долго, понаблюдайте за тем, что они вытворяют.

Миша понаблюдал за пьяными, пузатыми, потными и уже немолодыми мужиками, с грацией взбесившихся орангутангов исполняющих нечто вроде ритуального танца воинов племени людоедов, только что плотно пообедавших Куком и его командой, у которых от переедания начались судороги всех конечностей, за их не менее пьяными женами, занятыми приблизительно тем же, но трясущими при этом не только руками и ногами, но и своими пышными, уже явно увядающими, формами, обтянутыми узковатыми для них платьями. Это выглядело так потешно, что на второй минуте наблюдений он громко и заразительно расхохотался. Успокоиться Михаил не мог долго, а, когда ему все же это удалось, он захотел продолжения.

- Лиза, у Вас талант наблюдателя. Я давно так не смеялся. Давайте продолжим…

- Некогда, Миша. - отозвалась девушка. - У нас, кажется, начинаются проблемы – Ваша пьяная пассия увидела нас с Вами, мирно беседующими и даже смеющимися, что, как Вы сами понимаете, не входит в ее планы на сегодняшний вечер...

- Ну и что? - не понял Михаил.

- Насколько я вижу, она уже взбесилась от ревности, и сейчас явно ищет подходящий повод улизнуть от мужа, чтобы устроить нам образцово-показательный скандальчик. Скоро она этот повод найдет, и тогда…

Закончить фразу Лиза не успела – Михаил перебил ее:

- Она не моя пассия, и может беситься, сколько захочет. Меня это не волнует.

- Вы не поняли? Назревает скандал, который ни в коем случае нельзя допустить.

- Почему Вы так озабочены соблюдением приличий в этой совершенно непристойной компании?

- Опозорится ведь, дура, перед гостями, свекровью, мужем. Себя и Вадима в грязи изваляет. Вам, кстати, тоже не поздоровится.

- А Вам? – спросил Михаил.

- Мне – в первую очередь. Пожалуйста, сделайте что-нибудь…

- И не подумаю. Это ее свадьба, ее гости, ее муж и ее репутация. Пусть сама думает, нужен ей такой позор или нет.

- Судя по тому, что она вытворяет, думать ей нечем.

- Тогда пусть изваляется еще и в этой грязи. Судя по всему, ей не привыкать. А Вы, Лиза, ничего не бойтесь. Я сумею Вас защитить. Отнеситесь к происходящему проще и ни во что не ввязывайтесь. Если невесте хочется поскандалить – флаг ей в руки. Может даже драку устроить, если ей спьяну приспичит соблюсти народные традиции. На деревенской свадьбе драка – обычное дело, и считается очень хорошей приметой.

- Своего, якобы, друга Вы пощадить не собираетесь? Вы присутствуете не только на Иркиной, но и на его свадьбе, а его новоиспеченная жена собирается устроить сцену ревности его же другу только за то, что он посмел общаться с другой женщиной. Этим скандалом она опозорит Вадима перед всеми. Вам это безразлично?

Больше Лиза не успела сказать ничего. Пьяная Ирина, сделавшая вид, что подошла к столу выпить воды, ненавидящим взглядом посмотрела на девушку и злобно прошипела:

- Мишенька, ты решил отомстить мне, закрутив у меня на глазах роман с Лизкой-крокодилицей? Специально выбрал самую страшную из баб, или так напился, что и правда принял ее за женщину?

- Заткни свое поганое хайло, наглая курица! – рявкнул Михаил.

От удивления Ирка на секунду замолчала.

- Вадим! - громко, так, чтобы услышал стоявший довольно далеко от них невеселый молодожен-рогоносец, позвал Миша. - Твоя жена выпила лишнего, и теперь ей душновато. Помоги супруге выйти на воздух!

Вадим немедленно приблизился, демонстративно, по-хозяйски крепко, приобнял свою жену за талию так, чтобы не вырвалась, и увел к чуть приоткрытому окну, якобы подышать.

- Вот и все! Как видите, большой скандал не состоялся. – сказал Михаил.

- Пока не состоялся. – поправила его Лиза, старательно скрывая эмоции. – Вы плохо знаете Ирину. Если она какую-то гадость замыслила, то сделает обязательно. Вот увидите.

- Мать Тереза, оставьте в покое "репутацию" невесты. Не мешайте свинье валяться в помоях.

- Мне жалко Вадима.

- Не стоит жалеть того, кто сам себя не пожалел. Пойдемте лучше учиться танцевать, пока родственники Родионовых не начали петь частушки.

- Сказала же, не хочу позориться перед гостями.

- Лиза, посмотрите, какие они пьяные. Эти свиньи уже ничего вокруг себя не видят, кроме рюмки, а уж нас не заметят точно.

- А Шапокляк?

- Она сидит к нам спиной.

- Повернется. Когда Вы танцевали, она за Вами наблюдала.

- Теперь не повернется даже, если мы вообще сбежим отсюда. - успокоил ее Миша.

- Вы с ума сошли?

- Почему? Что лучше - сидеть в этой клоаке и дышать миазмами алкоголиков, или прекрасным весенним вечером вместе прогуляться по вечерней Москве? Решено? Бежим?

Лиза нехотя согласилась.

- Тогда вставайте и берите сумочку. Мы уходим.

Выйти из-за стола молодые люди не успели. Внимание девушки опять привлекла Ирина.

- Свадьба, кажется, со страшной скоростью катится к разводу. Обратите внимание на "счастливых" молодоженов. Ирка уже добилась своего - спровоцировала мужа на скандал. Совсем с ума сошла…

Миша пригляделся и обнаружил, что Лиза права...

Ирина и Вадим, еще несколько минут назад спокойно стоявшие у приоткрытого окна и производившие, если не приглядываться, впечатление счастливой пары, сейчас ссорились не на шутку. Через пару минут пререканий "новобрачная" дошла до того, что отвесила новоиспеченному мужу звонкую пощечину. Вадим в долгу не остался...

Ирина схватилась за покрасневшую щеку, громко завизжала, разревелась и бросилась за помощью к еще более пьяным, чем она, маме с папой. Дальше конфликт нарастал лавинообразно. Родители молодых, не выбирая выражений, обменялись мнениями. В полемику включились родственники и друзья. Скандал обещал через несколько минут перерасти в общую драку.

Михаил терпеть не мог рукоприкладства...

Он считал, что драка – не способ выяснения отношений. Молодой человек всегда избегал подобных ситуаций, хотя мог постоять за себя – для этого он, в свое время, посещал секцию бокса, где его научили неплохо драться.

Обычно перспектива получить в потасовке от кого-нибудь случайный удар по лицу, который испортит, пусть даже на короткое время, его внешность, Мишу не вдохновляла, но в этот злополучный день он ни о своем лице, ни о руках даже не думал. Все его мысли занимали Лиза и ее безопасность. Почему-то он чувствовал, что отвечает за нее и хотел поскорее, пока ее не ударил кто-нибудь из тех двух мерзавок, у которых чесались руки, вывести девушку в безопасное место.

Михаил повернулся к Лизе:

- Вы готовы?

Девушка испуганно кивнула.

После этого молодой человек окликнул Константина:

- Котя, уводи мать и Марго!

И спутника старой дамы:

- Дядя Гурам, быстро уводи бабушку!

- Размечтался! - пророкотал пожилой красавец. - Чтобы Гурам Кипшидзе пропустил драку?

- Прости, дорогой... - ответил Миша.

- Меня выведет Андрей. - успокоила Мишу бабушка. - А ты выводи девочку, да побыстрее...

- Хорошо. - ответил Миша.

И снова повернулся к Лизе:

- Старайтесь держаться за моей спиной и ничего не бойтесь. Пошли!

Второй раз девушку приглашать на выход не пришлось. Тем не менее, им не повезло – драка началась раньше, чем они успели добраться до дверей, с попытки нападения визжащей и изрыгающей проклятия Ирины на Лизу.

Молодой человек загородил девушку собой, и, поймав нападавшую невесту, одним ловким движением заломил ей руку за спину и передал прямо в руки подоспевшему на помощь Вадиму.

Тут же родители Ирки напали на Вадима, и началась драка всех со всеми. Михаилу ничего не оставалось, как, оберегая девушку от ударов совершенно обезумевших гостей, прокладывать ей дорогу к свободе кулаками. Он бил всех подряд, не разбирая, мужчина перед ним или женщина. Главное было – вывести невредимой из этого ада Лизу. Как только они выбрались из зала, Михаил крепко взял девушку за руку, и они торопливо, почти бегом, направились к гардеробной, оделись, вышли на улицу и быстро пошли по Никольской улице к Лубянской площади.

Продолжение следует...