183 subscribers

Продолжение романа "Ненависть"

687 full reads
Продолжение романа "Ненависть"

*******

Так минул еще один год.

16 октября Григорий прибежал с работы домой и приказал всем сидеть дома и на улицу не выходить. Сам же, в спешном порядке, вернулся в госпиталь.

В этот же день Гатчину заняли войска Северо-Западной армии генерала Юденича.

К вечеру в городе начались расстрелы коммунистов и им сочувствующих. Нашлись «добрые» люди и выдали их всех белогвардейцам, как говориться, с чистой совестью.

Слава Богу, через два дня войска Юденича в спешном порядке покинули город и двинулись к Петрограду.

Целых двое суток от Гриши не было никаких известий. Наталья несколько раз порывалась идти в больницу, но Софья отговаривала ее, как могла.

- Пойми ты, Натали. Если с ним что-то и случилось, то ты никак не сможешь помочь. Да и сама можешь нарваться на патруль.

Наконец-то, 18-го октября, Григорий пришел домой. Он был смертельно уставший и сразу же завалился спать. Больше в больницу он не вернулся.

Они всей семьей сидели дома и ждали дальнейшего развития событий.

3 ноября в город вступили войска Красной армии. В Гатчине снова была восстановлена советская власть.

Григорий опять вернулся в госпиталь. И жизнь пошла своим чередом.

Но, к сожалению, это продолжалось недолго.

Однажды, под новый год, к их дому подъехал черный автомобиль, из которого вышли трое человек в кожанках. Они бесцеремонно открыли входную дверь, и Софья узнала в одном из них Николая.

- Ну, вот я тебя и нашел, красавица! Даю на сборы один час.

- Коля, я тебя очень прошу! Давай не сейчас. У меня сын болеет. Подожди, хотя бы, пока ему станет лучше.

- Нет. Я и так ждал больше года. Или ты сейчас едешь со мной, или в комендатуру. Если ты не жалеешь себя, так пожалей родителей и сына.

Я заеду ровно через час.

Так Софья, волей судьбы, снова оказалась в Петрограде.

Ей пришлось расписаться с Николаем. Она пошла на это ради сына.

- Я прошу оставить мне фамилию Грановская. Так как в театре меня помнят именно по этой фамилии. И только с ней возможен успех и продвижение в карьере.

Николай, подумав, согласился.

В конце концов, что это меняет, - подумал он. – Главное, что Софья с ним. Потом родится свой ребенок, и у них будет полноценная семья.

Федора же он не просто не любил, а люто ненавидел. И когда приходил домой подшофе (что бывало довольно часто), он называл его не иначе, как «белогвардейское отродье» и частенько рукоприкладствовал. Правда, в отсутствие Софьи.

Федор отвечал ему тем же. И, однажды (ему было тогда всего 7 лет), когда Николай пьяный ударил Софью, он схватил со стола нож и бросился на обидчика.

В тот раз пронесло. Николай ушел, наотмашь хлопнув дверью.

*******

Софья неоднократно думала о том, как уйти от Николая.

Но вот куда?

От брата из Екатеринбурга никаких известий не было. А от Ивана тем более.

Но, жизнь все сама расставила по своим местам.

Однажды Николай со своим приятелем-чекистом "гуляли" в кабаке после работы.

- Вот ты мне ответь, - начал Платон. – Зачем живешь с белогвардейской подстилкой?

- Твое какое собачье дело, - парировал тот.

- А такое! Мы боремся с классовыми врагами не на жизнь, а на смерть. И ты предаешь не только меня, но и всю советскую власть, живя с этой сучкой!

- Потише на поворотах, Платоша.

Николай в ярости выхватил пистолет и дважды выстрелил в приятеля.

Тот рухнул вместе со стулом на средину зала.

Но, скрыться Николаю не дали. Кто-то еще раньше, во время их ссоры, вызвал патруль.

К счастью Софьи, Платон умер в больнице, а Николай получил 10 лет лагерей за его убийство.

Софи перебралась в квартиру к родителям. И они стали жить опять все вместе – она с Федей, и мама с папой.

Отца новые власти пригласили преподавать в Высшее общевойсковое командное училище, где он работал потом много лет.

Софья служила в Александринке. Она была одной из ведущих актрис театра, который теперь назывался Государственный Академический театр драмы.

Ну, а Федор учился в школе и мечтал после ее окончания поступить в 1-й Ленинградский медицинский институт.

Продолжение романа "Ненависть"

Часть V

ЕЛИЗАВЕТА

Вот уже почти три года Елизавета жила в семье Татьяны и Григория. Ей было уже 13 лет, и она вместе со своими братьями и сестрами училась в школе. Однажды к ним в гости приехал брат отца Елизаветы Прохор из Новониколаевска. Он долго упрашивал в письмах сестру отдать им дочь погибшей сестры. Но, та не соглашалась. Потому что о судьбе Ивана ничего не было известно.

Но, после случая, произошедшего год назад, она дала свое согласие на отъезд Лизы в Новониколаевск. Хотя Сава был категорически против. Но, она уговорила его, мотивируя тем, что, во-первых, Прохору с Зиной Бог не дал детей; во-вторых, что все-таки Прохор – родной брат матери девочки.

Однажды, вначале 1921 года, кто-то вечером постучал к ним в окно. Савелий вышел с сени и спросил, кого принесла нелегкая в такую метель.

Оказалось, что это был сослуживец подполковника Шевардина, поручик Гладков.

Он подробно рассказал о гибели Ивана в бою под Омском в ноябре 2019 года и передал документы и фотографии.

- А это что за красивая женщина рядом с ним? – полюбопытствовала Татьяна.

- Так я думал, что жена его. Он мне никогда не показывал свои фотографии.

- Ну, дает братец! Это при живой то жене? Смотри на дату на фото. – показала она фотографию мужу, после того, как ушел поручик.

- Всякое бывает, - заступился за шурина Савелий. – Очень уж красивая женщина! Мало кто устоит.

Сам же на всякий случай отодвинулся подальше от жены, не желая получить оплеуху за подобную шуточку.

Продолжение романа "Ненависть"

Прохор с Елизаветой добирались до Новониколаевска почти месяц. Поезда ходили очень плохо. Билетов было и вовсе не достать. Хоть и очень долго, но они все же доехали без особых приключений.

Зоя встретила Лизу как свою родную дочь. Она, как говориться, просто пылинки с нее сдувала.

Прохор через своего хорошего друга и сослуживца, который работал в народном комиссариате, сумел выправить документы для Лизы.

Теперь она была Волконская Елизавета Прохоровна.

Лизу сразу же определили в пятый класс семилетней школы, поскольку девочка успешно сдала все экзамены.