"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

Первая глава -

Жанры: драма, романтика

Описание: если бы в далёком 2018-м Арми кто-то сказал, до чего доведёт его женщина, пришедшая в его жизнь как глоток свежего воздуха, как ощущение бесконтрольного, всепоглощающего счастья, как синоним внутренней и внешней свободы, как инициатор бесконечных экспериментов и поисков, как лучшая женщина. Кто бы мог знать, что этот "глоток воздуха" перекроет ему в конце концов кислород, разделив его жизнь на "до" и "то, что от неё осталось". Это конец. Занавес. Отмотайте назад.

Идея основана на скандальных переписках Арми Хаммера.

Внимание! Присутствуют сцены секса, насилия, физического и психологического. 18+

Иногда то, что мы знаем, бессильно перед тем, что мы чувствуем. Стивен Кинг

2018г.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

Арми знал, чем заканчивались для него любые одинокие вылазки: в конце концов Лиззи обвиняла его в очередных грехах, громко кричала и грозила разводом. Не сказать, что он был чист и бесконечно порядочен, но любовь к смене вида за окном в нём накрепко засела. Арманду жизненно необходимо было уехать куда-нибудь, хоть в ближайшую Санта-Барбару, чтобы побродить по улочкам, выпить и выпустить пар. В основном, конечно, через незамысловатые развлечения вроде сёрфинга или караоке с компанией.

Правда, прошлые выходные были омрачены смертью дальнего родственника, у семьи которого он провёл три дня — те самые три дня — окно в плотном съёмочном процессе. И с тех дней вот уже пятую неделю подряд он дальше кофейни за углом не выбирался. Как только намечался короткий съёмочный день — он тут же оказывался в постели. После пил кофе и снова спал.

И это расписание выбивало почву под ногами: не успев выйти из одного проекта, он перескочил в другой, не вылечив как следует лодыжку, он повредил копчик в экшен сцене.

Не смертельно, конечно, но болью отдавался каждый шаг вот уже добрые две недели.

Казалось, что череда дискомфортных и утомительных дней накрыла его с головой.

Говоря откровенно, даже детский смех и наблюдение за малышами энергии не прибавляло. Его вот уже пару месяцев не радовало ничего, кроме кофе из кофейни за углом или бег ранним утром — словно лишь в этом аспекте преодоление неудобств придавало ему сил.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

И дело ли было в одном лишь кофе?

— Мэри, — он, как настоящий довольный котяра, расплылся в улыбке, встречаясь взглядом с молоденькой светленькой бариста в кружевной тонкой рубашке.

— Мэри сегодня нет. Я за неё, — миловидная девушка улыбалась, принимаясь за приготовление привычного напитка для господина Хаммера.

В зале, как и всегда в семь ноль пять утра, было пусто. Первый гость. И только к Мэри.

— А тебя действительно зовут Мэри, или бейджик достался от предшественницы? — Арми, стерев со лба струйку пота, разместился у барной стойки.

Утром — кофейня. Вечером — бар. Привычная двойственность, тем не менее дополняющая друг друга.

Девушка кокетливо взглянула на красивого мужчину и, опустив игриво глаза, ничего не ответила.

— Ваш флэт вайт. Двойной.

— Я что-то пропустил? — по обычаю, завёл разговор Хаммер.

Мэри удивлённо воззрилась на него.

— В тебе что-то изменилось. Появилась некая таинственность.

Она улыбнулась открыто, поджала губы и снова промолчала.

— Надеюсь, хоть что-то приятное?

— Вам лучше этого не знать, — Мэри звучала вполне серьёзно.

Арми не привык общаться с девушкой в ином тоне, кроме кокетливо-шутливого, да и не хотел, чтобы в этих разговорах присутствовала хотя бы часть его реальной, бытовой жизни.

— Ладно, — доверительно согласился он, отпивая крепкий напиток из чашки.

— Вчера приходила ваша жена. Вечером, с подругой. — Мэри не смогла удержаться и выдала как на духу: — Я слышала, что они обсуждали. Случайно услышала, — поправила она, — ваша жена сказала, что хочет отнять у вас детей. Я не знаю, может, я как-то неправильно поняла, может, услышала неверно, но я не могла не поделиться этим с вами, — Мэри неуверенно заглядывала в лицо мужчине, на которого, казалось, вмиг нацепили маску полного бездушия — таким Мэри не видела его никогда.

Как же она облажалась, пытаясь стать ему ближе! О таких вещах абсолютно невозможно рассказывать! Да и не её это дело!

Мэри была в панике, сердце ушло под горло, хотелось расплакаться и соврать, что придумала эту историю.

— Простите меня, пожалуйста, — щебетала девушка еле слышно.

— Ты молодец, это я дурак, — вышел из состояния полного затмения Хаммер и, коротко улыбнувшись, попрощался и вышел из кофейни.

***

Тери любила себя обманывать: сначала она не перечила маме, потом — мужу. А когда призналась, наконец, им, что больше не может их слушаться и хочет собственной жизни, загнала себя в тупик новой лжи: ей хорошо одной. Каждую минуту проводить в одиночестве, не переживать ни о ком, а главное — ничего по-настоящему не хотеть.

Три с четвертинкой месяца она провела наедине со своей тенью из зеркала. Лори, правда, иногда вмешивалась в её уединение, но, получив еду или толику ласки, пропадала с радаров.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

Тери бродила по всё так же пустому дому, слушала музыку, пританцовывая, читала какие-то дурацкие журналы — первые попавшиеся, которыми торговали в лавке в двух минутах ходьбы от её дома. Иногда читала что-то более серьёзное или смотрела незатейливые ситкомы. Пробовала рисовать, но рука словно заледенела: карандаши, прочертив линию, падали навзничь.

В общем, она вела самую простую и бесцельную жизнь — ровно такую, о какой мечтала с самого детства. Но её планы были сломлены мамиными амбициями, потом — замужеством и даже некой пародией на карьеру. Тогда же всё пошло кувырком, и вот теперь она одна в небольшом доме на побережье. Живёт и ни в ком не нуждается.

Этери знала, чем в итоге закончится вся её слишком простая и бессмысленная жизнь — смертью, как и у всех, конечно, но контролируемой. Она вела тетрадку, в которой каждый день проставляла число и цифру, сколько дней она уже пережила после того, как особенно сильно захотела «того самого». Смерти. Эти знаки позволяли ей ощущать контроль над своей волей, усмирение страстей и срастание с неизбежностью. Словно тонкая линия вела её к чёткому, единственно возможному концу.

Да, пусть её и похоронят за кладбищем, что тогда для неё это будет значить? Ничего. Очередная условность.

Тери не хотела никого увидеть перед смертью, попрощаться, что-то важное сказать — не главный ли это признак правильности принятого решения? Этери чувствовала, что сделает это ровно тогда, когда поймёт, что свой лимит в этом пространстве преодолела, что больше не хочет видеть эту хмурую и уставшую женщину в отражении, читать макулатуру и видеть свет в конце тоннеля, пусть и очень тоненький.

Она не проставляла дат, но, сидя в очередной раз на террасе, неожиданно для самой себя расплакалась: слёзы текли ровными дорожками, они были холодными и лишёнными ярких эмоций. Знак ли это? Когда боль уже не ощущалась как боль, как нечто оторванное от тела. Чужое.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

Она взяла в руки дождевик (обещали метеорологи), надела коричневые босоножки и вышла в непривычно хмурый Лос-Анджелес. В воздухе уже пахло водой.

Тери шла по лужам, хлюпая водой в полуоткрытой обуви, что-то бубнила себе под нос, разглядывая лужи и свою смешную намокшую юбку в пол. Захотелось кружиться, несколько раз прыгнуть на месте и наконец свалиться в эту огромную лужу, почувствовав себя не значительнее трёхлетнего ребёнка, умалишённого или просто бессовестного человека.

Девушка слышала, как несколько человек, прошедших мимо, что-то грубое сказали про неё. Неважно, сейчас она согласна быть любой.

Выбрав самую обширную лужу, Тери подошла к ней вплотную и, кружась, прыгнула на месте, сделала несколько кругов и, зажмурившись, топала на самом глубоком участке воды.

Она слышала смех, пару матных высказываний в её сторону, несколько криков сигналок, и, в конце концов, в неё кто-то болезненно врезался, но — удивительно — не ругнулся. Тери распахнула веки, решив проводить взглядом вежливого человека, но вместо этого наткнулась на поражённый взор голубых глаз.

Дождь хлестал по светлому лицу, волосам, чёрной футболке с недвусмысленным высказыванием, спортивным шортам и однозначно уже хлюпающим кроссовкам для бега.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

Мужчина вглядывался в Тери так внимательно, что мог запросто прожечь в ней дыру.

«Вспомнит или не вспомнит?», — пронеслось в голове у девушки.

А она сразу вспомнила, несмотря на то, что уже прошло больше трёх месяцев с её поездки в Арабские Эмираты. Кажется, память Тери запечатлела это лицо в больших подробностях, чем думалось девушке.

«Как будто это было вчера», — подумала она и, сама того не замечая, расплылась в уже позабытой улыбке.

Увы, но память Тери редко радовала её яркими воспоминаниями со знаком «плюс».

Мужчина отошёл не сразу, но, когда в его мыслях возникла некая логическая цепочка, поинтересовался вот о чём:

— Где я?

Тери прыснула.

— Пасифик-Палисейдс.

— Вот это ж меня занесло! — воскликнул он.

— Удивительно встретиться вновь, — искренне сказала девушка, с какой-то непривычной и даже неприличной теплотой изучая едва знакомого мужчину.

— Простите за это, — он посмотрел на плечо Тери, — может быть, обратиться к врачу? У меня есть хороший специалист. Это не займёт много времени, — Хаммер говорил быстро и ощущал необъяснимую нервозность. Он был уверен, что когда-то встречал эту странную девушку, стоящую посреди лужи, но никак не мог припомнить, где именно.

— Не переживайте, я справлюсь, — Тери улыбнулась и, прищурившись, всматривалась в лицо мужчины напротив.

«Не вспомнил», — пришла убедительная мысль.

«А жаль», — сразу последовала вторая, но более неожиданная в своей откровенности.

Тери хотела, чтобы этот случайный светловолосый прохожий узнал её? Но зачем? И к чему бы это могло привести? К милым дружеским посиделкам за чаем? Однако Тери никогда не любила компании, даже таких изумительно идеально выглядящих людей. Особенно таких. Её блеклость показалась на фоне с мужчиной напротив особенно явной.

Если бы не внутренние демоны в связке с комплексами, Этери увидела бы затравленный взгляд, измождённое лицо, бледность и тотальную усталость — Арми чувствовал себя паршиво, а последствия того расстояния, которое он преодолел за последние почти три часа, отдавали новым и новым витком боли в копчике, икрах и стопах. Ему бы прилечь, укрыться одеялом и уснуть крепким сном.

Но Тери видела только неузнавание, отстранённость и кукольную красоту. И себя на этом фоне. Ненужное.

Тогда она резко даже для самой себя схватилась за плечо и откровенно застонала — боль действительно присутствовала, но Тери давно было на неё наплевать.

Сейчас же в глазах мужчины она видела сочувствие и раскаяние. И жалость, конечно. Не самые выгодные эмоции для нового знакомства, но весьма манипулятивные.

— Вы далеко живёте?

Она отрицательно повела головой.

— Давайте я вас хотя бы доведу до вашего дома.

Девушка сделала несколько шагов и вскоре вышла из лужи. Она уверенно, но небыстро шла вперёд, почти параллельно с образовавшимся из ниоткуда попутчиком.

Ловила на себе встревоженные взгляды мужчины и заинтересованные — прохожих. Ей впервые за много-много лет захотелось, чтобы что-то не заканчивалось. Пусть он идёт рядом. Пожалуйста.

Пока мужчина и женщина шли вдоль домов, дождь сошёл на нет, выглянуло солнце. В основном оба молчали, не находя тем для беседы. Тери вообще не хотелось говорить. Любая информация бесполезна. Девушка прислушивалась к себе и, как когда-то, слышала громко стучащее сердце, прилив крови к щекам и необъяснимую глупую радость. Как бы его оставить поблизости подольше?

Тери облизала пересохшие губы и решилась таки поднять голову, чтобы рассмотреть профиль нового старого знакомого. Как ни странно, но тогда, ночью, девушка не заметила и половины его красоты — и уже там сочла его очень и очень привлекательным.

Сейчас же перед ней был кто-то, кого она могла видеть в многочисленных дамских журналах, которые она покупала каждую неделю, чтобы разбередить тоску.

Что же ты за птица, Арми?

— У вас болят ноги? — произнесла она, когда заметила лёгкое прихрамывание мужчины.

— Не переживайте, ерунда.

— Так не может продолжаться, — Этери резко остановилась, за ней последовал Арми, с удивлением взирая на неё.

Да кто же она такая, и кого так сильно напоминает?

— Вам плохо? — эхом отозвался Хаммер и с досадой уставился на девушку. — Можем вызвать такси, поедем к доктору, — быстро нашёлся мужчина и начал поиски телефона.

Тери вело неизведанное чувство, и она взяла ладонь мужчины, остановив его.

— Мы виделись как-то. Месяца три назад. В «Пальма Джумейра».

Арми сжал губы, скрывая улыбку.

— И как я сразу не вспомнил! Вы же та сумасшедшая, которая бросила Дани!

— воскликнул мужчина и осёкся, поняв, что от усталости произнёс какую-то обидную глупость.

— Та самая, — но Тери не заметила в его словах и толики злого умысла. Он вспомнил — это самое главное. — Мы пришли, — сказала она, из-за плеча указывая на симпатичный серый домик под камень.

— Не буду предлагать помощь дальше и навязываться, — честно признался мужчина и сделал шаг в сторону, чтобы пропустить девушку к калитке.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

Невысказанное и запретное подъедало изнутри. Желание пригласить первого живого человека в её собственный дом, в её одинокое пристанище — это был огромный шаг для Тери. И дело было вовсе не в других людях, но в ней самой. Для неё произнесение всех этих формальных речей вроде «как насчёт выпить кофе?» было сродни удара по голове молотком. Это являлось прямым посягательством на её выверенный до мелочей, одинокий, бессмысленный, но единственно существующий мир.

Будь её воля, Тери простояла бы так с этим мужчиной час или даже несколько, не расставаясь. Но при данных обстоятельствах Арми либо уйдёт сейчас же, либо получит её приглашение войти. Выбор небольшой.

— Лечитесь и скорее выздоравливайте, — двусмысленно произнёс Арми с плавающей улыбкой и уже почти развернулся, когда услышал негромкое:

— ПередохнИте, согрейтесь и вызовите такси. Так будет правильнее.

— Если вы настаиваете, — привычно кокетничал Хаммер, расплывшись в довольной усталой улыбке.

— Не настаиваю, — Тери была не из тех, кто мог на равных поддерживать игривые беседы, — но не буду против.

— Ладно, — мужчина сравнялся с Тери и помог открыть калитку.

В доме пахло пустотой и отсутствием жизни. Арми разглядывал немногочисленное убранство и сразу смекнул, что девушка жила одна. Или в дом только въезжали. Или, может, это вовсе не её дом, а, скажем, клиентов? Или старый дом родителей для продажи? Любопытство одолевало Арми, но он так и не решился прервать новую волну затянувшейся тишины. Сидя на диване, он наблюдал за шуршащей в кухне Этери, гладил кошку и в целом ощущал нечто сродни умиротворению.

— Рекомендую снять всё это, — Тери уместилась рядом с Арми на диване, протягивая чашку ароматного чая, — очень легко простудиться в мокрой одежде.

— Я не ведусь на провокации, — он поднял бровь вверх, изобразив невинность.

— Как хочешь. У меня есть халат. А ещё ты можешь укутаться в плед.

— Не уверен, что смогу комфортно разместиться в твоём халате. А вот плед должен быть по размеру, — Арми ехидно усмехался, неожиданно раскованно общаясь с дамой на её территории. А это моветон.

— Поспеши в ванную.

Арми замер на лицезрении девушки рядом и поймал себя на одной, самой звонкой мысли: ему было очень легко, расслабленно и весело.

— Спешу.

***

Подписывайтесь на канал. Для меня это важно.

"Моргни - и я исчезну". История о том, как страсть может разрушить жизнь. 3 глава.

#любовный роман #сложные отношения #болезненные отношения #арми хаммер #элементы эротики #18+ #созависимые отношения #сексуальные практики #запретная связь #литературное произведение