108 subscribers

Как 3 советских подводника, оставшихся в подорваной лодке на дне моря, смогли спастись

38K full reads

История почти невероятная. Произошла она в первые месяцы Великой Отечественной войны, но морские разведчики всего мира сразу взяли этот способ на вооружение.

Советская субмарина С-11 шла из боевого дозора в Балтийском море на базу, наткнулась на донную мину и подорвалась. Наши катера подобрали погибших — тех, кто в момент взрыва стоял на мостике, а про остальных решили, что они навсегда упокоились на дне, в огромном металлическом саркофаге.

Как 3 советских подводника, оставшихся в подорваной лодке на дне моря, смогли спастись

Тем временем на глубине, в кромешной тьме балтийских вод ещё оставались живые люди, уцелевшие после взрыва в самом хвосте субмарины. Из всего экипажа в 50 человек выжили на тот момент только четверо: старший торпедист Никишкин, артиллерист Зиновьев и матросы-электрики Мазнин и Мареев.

У них был только один путь наружу — через кормовой торпедный аппарат, в котором стояли две боевых торпеды. Одну нужно было убрать, но как? Управление не работает, а руками не вытолкнешь.

Тогда матросы решили использовать сжатый воздух — добыть его из запасной торпеды, лежавшей на стеллаже. Они наощупь присоединяли к ней шланг, как вдруг клапан сорвало, и спасительный залп воздуха вырвался впустую. Давление в отсеке взлетело мгновенно, так что у людей застучала кровь в висках.

Придя в себя, матросы оценили последний шанс — две заряженные боевые торпеды в аппарате. Сжатый воздух можно было взять в одной из них, но сначала смертоносный снаряд предстояло обезвредить.

С величайшей предосторожностью торпеды соединили шлангом и дали пуск. Многотонная железка не сдвинулась с места. Мучились около пяти часов, и с четвёртого раза торпеда выстрелила.

Путь свободен — 7 метров трубы диаметром всего 53 сантиметра. Ползти было трудно, а подниматься наверх следовало медленно, чтобы не погибнуть от кессонной болезни.

Перед лицом смерти подводники переоделись в чистое и открыли крышку торпедного аппарата. Внутрь сразу хлынула вода.

Первым пошёл Никишкин. Он был довольно крупным и боялся застрять, а значит погубить остальных, но выбрался на поверхность за полчаса. Гибкий Мазнин полз быстро, но ему пришлось два раза возвращаться — там Мареев испугался и был не в себе. Вдвоём с Зиновьевым они силой пытались надеть на паникёра маску, но бесполезно, Мареев так и не вышел.

Зиновьев до последнего уговаривал друга и провёл в затопленной подлодке около 15 часов. Он поднимался на поверхность совсем без сил, теряя сознание. К счастью там его уже ждал катер — Никишкин успел доплыть до берега и вызвать подмогу.

Как 3 советских подводника, оставшихся в подорваной лодке на дне моря, смогли спастись

Весть об уникальном спасении дошла до Штаба, и военных водолазов стали обучать, как выходить через торпедный отсек подлодки и незаметно пробираться в тыл врага.