80-часовая рабочая неделя: почему она вернулась?

В будущем квалифицированные специалисты будут зарабатывать больше денег. Но у них совсем не останется времени, чтобы эти деньги потратить.

В будущем квалифицированные специалисты будут зарабатывать больше денег. Но у них совсем не останется времени, чтобы эти деньги потратить — такой мрачный прогноз делает экономист Джей Загорски в журнале Fast Company. 

Хотите увидеть будущее труда, особенно высокооплачиваемого? Посмотрите на финансовые и высокотехнологичные компании. Крупнейшие из них предлагают высокие зарплаты и прочие радости вроде бесплатных обедов, комфортабельных автобусов до работы, химчистки и т.п. Это может показаться плодами начальственного благоволения. Но в действительности такие привилегии наряду с имейлами и другими цифровыми технологиями нацелены на повышение эффективности и продолжительности рабочего времени, они позволяют сотрудникам работать столько, сколько возможно, не тратя время на мелкие дела или на то, чтобы пообедать за пределами офиса. Хотя такое отношение к людям сейчас кажется аномалией, долгосрочные экономические тренды вынудят и другие компании принять на вооружение похожую модель: высокая зарплата и очень много работы.

Исследования показывают, что в США количество рабочих часов стало падать во время Великой депрессии, но снова стало расти в 1970-е. И это касалось высокооплачиваемых и высокообразованных мужчин. Если 30 лет назад самые высокооплачиваемые работники в США реже работали допоздна, чем низкооплачиваемые, то к 2006 году все перевернулось: самые высокооплачиваемые вдвое чаще работают допоздна, чем низкооплачиваемые. «Сегодня благодаря технологиям мы доступны в режиме 24/7, — рассказал один из директоров инвестиционного банка Goldman Sachs Дэвид Соломон в прошлом году в журнале New Yorker. — Нет ни границ, ни перерывов».

Почему так долго?

Зачем компаниям увеличивать продолжительность работы? Все дело в повышение прибыли. Большинство работников, думая о том, во сколько они обходятся компании, думают лишь о том, сколько денег они приносят домой. Но помимо этого, компании тратятся на разного рода льготы, обучение, офисное пространство и т.д. Или возьмем систему пенсионного обеспечения. Работник в США платит лишь половину пенсионного налога, остальное платит работодатель. Но при этом этот налог распространяется только на доходы до $118 500 в год. Если бы компания совместила две таких должности и платила одному человеку вместо двоих $250 000 в год, чтобы он работал 80 часов в неделю, она бы сэкономила $7 300.

Пример гипотетический, но из него ясно, что нанимать одного человека на высокооплачиваемую работу с высокой нагрузкой выгодно. Это же касается медицинских и прочих страховок. Или возьмем офисные площади. Чем меньше людей в компании работает, тем больше можно сэкономить на аренде, а также компьютерах, телефонах, стульях и прочих офисных принадлежностях.

Почему так дорого?

Почему люди будут работать допоздна, понятно. Но почему компании будут вынуждены платить очень много? Отчасти дело в том, что со временем работа становится все более специализированной. Век универсального работника, мастера на все руки давно закончился. Подготовка к многим профессиональным занятиям занимает много месяцев или нет. Иногда за это платят сами работники, иногда компании. Но в обоих случаях компании тратят все больше времени на обучение или на поиски подходящих кандидатов в новом суперспециализированном мире.

А потом, естественно, компании не хотят их терять. И самый простой способ избежать текучки — это платить людям больше, чем предлагают другие компании. Зарплата — это взятка, с помощью которой компании мотивируют работников приходить каждый день и оставаться до ночи. И чем более специализированный у нас мир, тем больше будет размер этой взятки.

Что это значит для людей?

Исследования показывают очевидные последствия: меньше сна, больше стресса, меньше счастья, более низкая производительность, более слабое здоровье, больше вероятности стать жертвой травмы или травмировать других. Это опасно на любой работе.

Недавнее исследование говорит о том, что работники с низким доходом, имеющие две работы, спят меньше всех. Но профессор экономики Техасского университета Дэниел Хаммермег проанализировал последние данные о ежедневном графике американцев и обнаружил, что люди с высоким доходом спят меньше, чем люди с низким доходом. (Вероятно, чем больше вы зарабатываете, тем более осмысленным кажется пожертвовать сном ради работы.)

Высокооплачиваемые и невероятно уставшие работники смогут компенсировать свое истощение, нанимая низкооплачиваемых работников убирать их дома, готовить им еду, выполнять за них мелкие дела. Но последствия для семейной жизни и дружеских отношений явно будут губительными.

Сто лет назад профсоюзное движение выступало за радикальную идею: 40-часовая рабочая неделя. Сейчас мы движемся в противоположном направлении. Некоторые работники теперь работают по 80-100 часов в неделю за высокую зарплату, чтобы «отдать свой долг» компании и завоевать высокую позицию, а потом, когда-нибудь, иметь больше досуга. В будущем хорошо оплачиваемые сотрудники будут работать допоздна по много лет, поскольку компании будут сокращать и сокращать свои издержки. Тогда «ходячими мертвецами» будут называть уже не зомби из телесериала, а огромные массы высокооплачиваемых, но практически лишенных сна работников