123 132 subscribers

Алёна: растаял лёд и вырвалась вода

60k full reads
pixabay.com
pixabay.com

Её телефон молчал. За окном срывался снег и таял, едва коснувшись асфальта. Только тот, кто вкусил первую радость от теплоты отношений, знает, каким мучительным бывает одиночество. Соседки Алёны уехали на выходные домой, оставив ей молчание холодных постелей. Глухое безмолвие парило по комнате и безвольно билось о белый потолок.

В дверь тихо постучали. Едва отворив, Алёна почувствовала, как её сердце сорвалось и полетело вниз. На пороге стоял Кирилл.

— Привет, можно к тебе? - он виновато улыбнулся.

Она кивнула и, преодолевая ступор, закрыла за ним дверь.

— Как ты прошёл? Неужели вахтёрша пустила тебя?

— Пустила. Очень милая женщина. Её любимый шоколад - молочный с фундуком, ты знала? К тому же я сказал, что несу тебе лекарства. Вот...

Он выудил из-за спины плюшевого зайца. Алёна неуверенно взяла его и стала рассматривать мордочку, боясь поднять глаза на Кирилла. Внутри у неё всё дрожало. На мгновение воцарилась пауза.

— Я... - Кирилл запнулся.

Он увидел, как трепещут у Алёны ресницы и тут же забыл всё, что хотел сказать. Он мягко положил свои руки на её и опустил зайца вниз.

— Давай присядем?

Алёна кивнула. Рядом с ней у Кирилла все слова застряли в горле и он решил сразу перейти к действиям.

— Ты, наверное, думала, что я сво_лочь...

Он полез во внутренний карман куртки и достал оттуда... деньги.

— Даже если ты не простишь меня, всё равно возьми их, прошу, - заговорил Кирилл, не давая поражённой Алёне перебить себя, - Не хочу, чтобы ты вот так работала. Здесь, конечно, маловато, но я заработаю ещё! Это только за неделю оплата...

Кирилл вложил в её руки деньги и зажал их её же пальцами. Она пролепетала:

— Кирилл, я не могу... Ты не должен...

Алёна протягивала ему назад деньги так, словно они обжигали ей ладони.

— Я не возьму их назад, прекрати! - вскричал он. - Эти грязные бумажки... Они не стоят... Я просто не мог помочь тебе в тот день, как и не мог прийти к тебе без них. Алёна, прости меня!

— Зачем я нужна тебе, я никто, ни с чем... Ты правильно сделал, что ушёл тогда.

Крупные слёзы закапали ей на колени. Она не могла поверить, что действительно нужна кому-то. Он передумает. Разве она, дочь беспутных, вечно пьяных родителей, достойна люб_ви?

Кирилл взял её лицо в ладони. Она не смела поднять глаз и накопленные за всю жизнь слёзы продолжали непрестанно литься из них.

— Посмотри на меня! Ну! - Кирилл не узнавал свой сдавленный голос.

Алёна послушалась. Душа, разорванная когда-то на две половины, измученная, изголодавшаяся, нашла, наконец, свою вторую часть в этих глазах. Юные и потерянные, искренние и ранимые, они обрели друг друга и в этот момент пустота, снедающая Алёну, исчезла, заполнив её существо до краёв теплом и сладким чувством люб_ви, нужности кому-то.

— Ты больше никогда не будешь лить горьких слёз, слышишь? - прошептал Кирилл, - только слёзы счастья. Я не допущу... Я проглочу их все прямо сейчас.

И он поце_лovал её щеку, по которой катилась слеза.

Майское солнце пробудило землю до самых глубоких пластов. Алёна впервые прогуливала пары, блуждая по запустелому парку. Она отключила телефон. Две красные полоски стояли у неё перед глазами. В её воображении две красные полоски не шли параллельно друг другу, а пересекались, чертя на её жизни многозначительный крест. Что она будет делать с ребёнком? Как жить? Только один выход... Она даже не скажет Кириллу, пусть живёт спокойно, без обуз. Она вообще ему больше ничего не скажет. Ах, если бы можно было просто исчезнуть, уехать куда-нибудь далеко!

Первый снег валил за окном, ветер подхватывал снежинки и легко, с озорством кружил их, подолгу не давая упасть. Они сидели на диване перед телевизором. На огромном животе Алёны стояла тарелка с нарезанными фруктами. Она поморщилась.

— Что, толкается? - улыбнулся Кирилл и положил руку ей на живот. - Ого! Сильная девочка! И всё таки, как мы её назовём?

— Только не Анжелой! И не Ритой! Самые вредные девчонки, - донёсся из комнаты голос их 10-летнего сына.

Родители засмеялись.

— Ну, предложи ты какое-нибудь имя, - сказал ему отец.

Мальчик помолчал, а потом воскликнул:

— А давайте назовём её Алёной, как тебя, мам. Ты ведь у нас самая лучшая!

Алёна запротестовала.

— Нет, нет! Что это будет? Две Алёны! Люди подумают, что мы совсем с ограниченной фантазией.

— А, что, неплохая идея... - задумался Кирилл. - Я обожаю твоё имя. Молодец, сынок!

— Ну, что вы тут...

— Всё, цыц! А-лё-нуш-ка... - обратился он к ребёнку в животе, - ты у нас будешь Алёнушкой, самой красивой в мире девочкой!..

Она посмотрела в окно. Снег бился о стекло, без шансов попасть в их дом. Она тоже когда-то билась, билась безрезультатно о прозрачный, прочный лёд нелюбви одноклассников, о немую стену родительской холодности и безразличия. Она до сих пор бьется об этот лёд во снах, что переносят её в школьные годы, раз за разом заставляя помнить, не давая забыть... В душе она так и осталась забитой и никому не нужной, ожидающей каждый раз пинка девочкой в заношенной одежде.

Алена подошла к окну и распахнула его. Вихрь снега занесся в их дом и растаял на полу. Алена наклонилась и провела рукой по образовавшимся каплям. Вот и нет больше ничего. Ни снега, ни льда, лишь вода на её тёплых руках.

начало Алёна решает бороться

Предыдущая часть У тебя есть родители? Дом? А у меня нет ничего.