123 115 subscribers

Алёна уходит и находит себя - о той, что расколола лёд

83k full reads
pixabay.com
pixabay.com

Успех – это лестница, на которую не

взобраться, держа руки в карманах. (П. Баует)

Предыдущая часть - Я не стану такой, как мама - решила Алёна и расколола лёд

— Предатели! - уверенно заявила нам классный руководитель, - Вы все предатели и я больше никого из вас не хочу видеть!

Наталья Ивановна села за свой стол, отвернула лицо к окну и смахнула слезу. Предателями, по её мнению, были все те, кто уходил после девятого класса. Несколько девочек подбежали её утешать.

Наш классный руководитель была любительницей эмоциональных сцен. В кругу фрейлин она, слегка всхлипывая, пыталась найти оправдание своим словам: "Я в них столько вложила! Неблагодарные! Зачем им уходить? Это глупо. От класса почти ничего не останется..."

Оставшиеся на своих местах недоумённо переглянулись. Лёшка покрутил пальцем у виска: совсем, мол, с катушек слетела. Тихое, ангельское создание Марина собиралась плакать от обиды - она уходила учиться в техникум. Алёна, нахмурив лоб, крутила между пальцами ручку и смотрела в одну точку. Наталья Ивановна никогда особо не замечала её, а теперь она, Алёна, и здесь оказалась предателем, ведь дома к её совести всё чаще взывала мать.

— Куда ты там поступать собралась? Выше головы не прыгнешь! Ха! - усмехалась она, довольная своим остроумием, - Только время зря теряешь, давай-ка лучше мне с братом помоги, видишь, как я умаялась? Совсем мать не жалеешь!

Мама Алёны валялась в кресле, рядом на столике - зелёная бутылка.

— Нет!

Алёна прошла к столу за учебниками, переступая через гору разбросанных игрушек вперемешку с мусором. "Ей плевать на меня, я для неё - вещь" - подумала Алёна, невидящими глазами хватая книги.

— И знаешь что, мама?! - неожиданно для себя вскрикнула она, - я поступлю! Поступлю и больше никогда сюда не вернусь!

— Ты как с матерью разговариваешь?! А ну-ка назад! - она возмущённо привстала с кресла.

Но Алёна уже звучно захлопнула за собой дверь.

Так как дома готовиться к вступительным экзаменам было непросто, она делала это в старом берёзовом сквере. Закорючки из химических формул разбегались в разные стороны от не выходящей из головы фразы "Зря время теряешь". Что, если она и правда никуда не поступит? Если она на самом деле ни на что не годна? Что, если всё - зря, и удел её - ПТУ возле дома?

ПТУ? То есть жить и дальше с матерью? Нет, нет, только не это! Она тоскливо осмотрела захолустные пятиэтажки их района: обветренные стены с грубыми, размазанными швами, старые балконы с тускло-оранжевыми вставками в перилах... Всё это было так уныло, старо и безнадёжно... "Я сделаю всё, что могу, а что не могу - попытаюсь!" - подумала Алёна и, прикрыв уши, погрузилась в учёбу.

— Так, так, деточка, рассказала ты неплохо, но оценки у тебя средненькие... Одни четвёрки, а по математике так вообще тройка, - пожилая женщина из приёмной комиссии с сочувствием рассматривала бумаги Алёны. - Обещать, конечно, ничего не могу, жди результатов в конце августа.

Она не помнила, как вышла из колледжа. Плохо! Всё прошло плохо! Она запуталась, потом стала заикаться и в письменном задании наверняка наделала ошибок. Алёна села на низкий пыльный заборчик цветника, у неё подкашивались ноги. Ладони сами прикрыли ей лицо. Она сидела и чуть заметно мотала головой, словно говоря самой себе "Не может быть, не может быть..."

Пожилая женщина из приёмной комиссии пила чай. Она выглянула в окно и увидела внизу сидящую Алёну. В этот момент какой-то прохожий подошёл к ней узнать, всё ли с ней в порядке. Алёна убрала ладони от заплаканного лица и что-то ответила. Мужчина пошёл дальше. Девушка вытерла слёзы, встала и медленно направилась к дороге.

Даме из комиссии почему-то запала Алёна. Чем? Может быть, заношенной, но старательно выглаженной рубашкой? Или одиночеством, которым дышала вся её хрупкая фигурка? Или она узнала в ней себя - круглую сироту, которая точно так же терялась на первых экзаменах?

— Миша, пожалуйста, принеси мне документы этой... Зозули, кажется? Хочу ещё раз взглянуть.

Так, так, папа пропал без вести, мама не работает. Но оценки, оценки-то не очень... О-хо-хо...

Алёна без особых надежд искала себя в вывешенных списках поступивших. Список по специальности "зубной техник" болтался в самом низу. Итак... Не может быть! Этого просто не может быть! Да! Да! Алёна запрыгала и завизжала от радости к недовольству тех абитуриентов, что так и не нашли себя в списках.

Она поступила! Сама!

Перед глазами впервые ей мерещилось светлое будущее: она живёт в общежитии, у неё есть друзья, она с удовольствием ходит на пары и никто больше не смеётся над её одеждой, никто не отворачивается, не унижает её... Она купит себе одежду, ведь теперь сама сможет распоряжаться пенсией по потере кормильца!

Алёна феерично допрыгала до конца коридора и вдруг резко остановилась, оглянувшись назад. А не показалось ли ей? Может, там было написано не "Зозуля", а "Зозулина", "Зозина", "Зозюк"?! А она тут прыгает до потолка, радуясь чужому успеху?! Её прошиб холодный пот. С упавшим сердцем она рванула к спискам и с необычной для себя наглостью растолкала других на пути... Но, нет, всё в порядке. Там на самом деле значится её дурацкая фамилия.

"О, мир, ты всё-таки бываешь справедлив! Мне хочется обнять тебя целиком и радоваться, и плакать, и жить!.." - безмолвно кричала Алёна.

Продолжение!

Прошу поставить лайк, если вам понравилась история.