123 115 subscribers

Будь счастлив, муж мой, даже не со мной

207k full reads

Первый конверт с зарплатой поверг Варю в шok. Конечно, она отработала всего 3 недели, но даже если всё учесть выходило, что ей выплатили половину от обещанной суммы. Варя недоумённо развернула перед собой "денежный букет". И как на это прожить? Она исподтишка взглянула на вторую официантку Свету и Ульяну с кухни: сотрудницы без эмоций прятали свои конверты в сумки, значит, у них всё как обычно... Варя решила дождаться возвращения хозяйки Лидии.

— Мало тебе?! - искренне поразилась Лидия и сделала такое лицо, словно Варя нанесла ей личное оскорбление. - Ну, знаешь ли!

Н а ч а л о

Света с Ульяной не без любопытства наблюдали за ними. Был как раз мёртвый час и кафе опустело. Полноватая, отчаянно молодящаяся хозяйка деловито повесила свою шубу рядом с верхней одеждой остальных сотрудников и, тряхнув головой, направилась в свой маленький личный закуток, именуемый "бухгалтерией". Варя засеменила следом.

— А что ты хотела, дорогуша? Ты умудрилась разбить два подноса с посудой!

— Но во второй раз я была не виновата, меня толкнули.

— Кого это волнует? Там были готовые блюда, кто, по-твоему, должен за них платить? Я?

Варя молчала. Её колотила обида.

— Ты очень медлительна и нерасторопна. Пока Света два столика обслужит, ты и с одним едва справляешься. К тому же, часто ведёшь себя надменно с посетителями.

— Вы имеете ввиду ту ночную пьянь, что pacпускает руки и язык? Я, вроде бы, не в прuтоне работаю.

— Вот опять! Твоё отношение к таким ситуациям в корне неверно! Хихикнула бы, отшутилась - это что, так трудно? Чай не королева!

Варя теребила оборки своего передника.

— Так вы мне больше не доплатите?

Хозяйка хмыкнула от такой наглости:

— Не в этом месяце. Работать надо усерднее, а не нравится - дверь вон там. Иди пахать на наше государство, которое не сегодня завтра окончательно развалится, оно тебе вообще зарплаты платить не будет, талоны на сахар счастьем покажутся. У меня дочь в Жэке третий месяц получку ждёт, у зятя на заводе тоже не сильно лучше. Так что я ещё их семейку кормлю и лишней копейки для таких лентяек, как ты, не имею.

Варя вышла через чёрный ход. Подышать. Февральский ветер завывал в сточных трубах и бросался снежным вихрем на грязные стены домов.

У неё была мечта: чтобы распахнулись двери кафе и вошёл Агап. Они сели бы за самый дальний столик в синем углу, где сходятся тяжёлые занавески, и просто молчали, просто смотрели друг на друга. Зима отступила бы на этот час. До боли, до немощи в каждой клетке не хватало Варе его тепла, его рук, его любящих глаз. Она чахла и худела, у неё подурнело лицо.

Он был её тылом, незыблемой поддержкой и защитой от всех невзгод. И даже если эта встреча ничего не изменит (разве можно простить ей те ужacные слова?), увидеть, удостовериться, что у него всё хорошо - уже счастье. Драгоценная крупица счастья в череде тёмно-серых дней. Пусть он, с убuтой от её слов любoвью, уйдёт навсегда, пусть другая от его лacк начнёт сходить с ума... Он достоин лучшего. Только б услышать три слова: " Я простил тебя", которые значили бы "Моё сердце не сковано болью"... Господи, лучше б не было никаких бизнесов, лучше б они остались в деревне!

Художник Tian Zi
Художник Tian Zi

Фиолетовый вечер, словно вор, крался по улицам. В стpaxе зажигались фонари. Не спи, Варя, этой ночью, не спи.

— Блииин, девочки. Опять этих бaндюкoв нечистая сила принесла.

Варя оглянулась. Четверо мужчин усаживались за столик у окна.

— Откуда ты знаешь, что они бaндиты?

— По poжaм. Я убuйц сразу определяю, у них лица отмечены какой-то дьявoльской печатью. А у того, толстого, так вообще сама лысина светится тёмными делишками. Ну, Варя, это твой столик. Дерзай.

Варя обслуживала их с некоторой опаской. Мужчины не обращали на неё особого внимания, пока она сама их невольно не спровоцировала. Она несла для них очередную порцию выпuвки, как вдруг услышала на подходе:

— С Меченым надо бы разобраться, - сказал лысый, крутя в руках вилку.

— С Агапкой завтра вечером покумекаем, сделаем ему сюрприз, - ответил квадратного вида молодчик и опрокинул в себя стакан.

Варя так и застыла, уставившись на него.

— Что смотришь, дypa? - сказал длинный парень в чёрном кожаном пальто.

Варя опустила глаза и стала выставлять всё с подноса. Он с подозрением схватил её за руку и повторил вопрос. Варя вся сжалась, сердце часто забилось.

— Ничего. Показалось, что мы знакомы.

Тот, что произнёс имя Агапа, оценивающе взглянул на Варин з.ад и резким движением усадил её к себе на колени. Мужчины засмеялись.

— Ну, что, крошка, узнаёшь?

— Нет, - пикнула Варя. - Извините, мне нужно работать.

— Подождёт твоя работа. Будь хорошей девочкой и я тебя не обижу.

Он спросил её имя. Варя ответила - Наташа. Мужчина гладuл её бёд.ра, шептал пoшлocти. Она была для них куклой, вещью, не более, чем кусок свежего мяса. Прошло минут десять. Никогда ещё Варя так не радовалась виду хозяйки. Лебезя перед ними и приторно улыбаясь, Лидия промурлыкала:

— Мальчики, девушку ждут другие посетители, не могли бы вы её отпустить?

— Конечно! Дайте нам ещё минуту, - пьяно ухмыльнулся Варин поработитель.

Лидия тревожно откланялась. Мужчина порылся в кармане, затем всунул Варе деньги прямо в бюcтгaлтep. Он отпустил её, напоследок с чувством пришлёпнув.

Бaндиты вскоре ушли. Остаток рабочего дня подносы дрожали в Вариных руках. Агап... Завтра... Она должна предупредить его!

Кафе закрывалось после 12 ночи, помощник повара в целях безопасности развозил их по домам. Варя вышла из машины и только тут ощутила что-то колючее на гpyди. Целых 50 долларов! Деньги, наверняка добытые самой грязной ценой, возможно, и кpoвью. Варя с отвращением бросила их в сугроб у ворот и зашла во двор, но, пройдя несколько шагов, вернулась назад. Где они? Варя впотьмах шарила по обледенелому снегу. Ах, вот! Закатились под самый забор. Девушка решительно спрятала их в карман.

Варя лежала на своей половине кровати и обнимала подушку, ту, на которой любил спать Агап. Не сомкнувшая до конца ночи глаз, испуганная и заплаканная, она прибежала в кафе утром, к самому открытию, в свой выходной.

— Настя, давай я отработаю сегодня за тебя, только умоляю, сделай для меня одно дело! Нужно срочно предупредить одного человека... Я не могу сама, просто не могу, не спрашивай! Я заплачу тебе, вот, держи, - Варя незаметно просунула смятую 50-долларовую бумажку в ладони девушки. Настя довольно хмыкнула и сняла с себя передник.

Передала? Не передала? Нашла ли его? Когда Варя посмотрела ночью в туалетное зеркало, она была уверена, что увидит в нём себя полностью седой. Но нет, там лишь тень с тёмными кругами под глазами, жалкая, безликая тень, что осталась от её красоты.

Вот какова она, цена каждого дня на земле - это пальцы, содранные в кровь от беспрестанного поиска пищи и борьбы за место под солнцем. Каждый сам за себя. Каждый за своё дитя. За продление и без того считанных дней... Она говорила, что не хочет, не хочет рожать ему детей! Тому, кто так любил её и готов был ради семьи пойти на всё.

Небо было чистым и голубым. В окна врывались холодные лучи февральского солнца и рассеивались по плитке на полу. Варя поправляла скатерти и добавляла свежие салфетки на столы. Внутри неё была абсолютная пустота. Ни мысли, ни слова в голове. Нервный ступор парализовал её мозг. Хлопнула дверь, послышались шаги. Варя не обернулась. Закончив с последней салфетницей, она сходила к стойке и, взяв меню, направилась к посетителю.

Он сел за самый дальний столик в синем углу, где сходятся тяжёлые занавески, и смотрел на свою жену, что застыла на полпути к нему, судорожно сжимая в руках меню. Он находил, что передник не очень-то ей идёт, а вот чепец довольно мил. Агап улыбнулся ей. Меню выпало из Вариных рук, несколько вложенных листов, взвившись, скользнули в разные стороны по гладкой плитке. Тук-тук-тук-тук! - быстро застучали её каблуки к нему навстречу. Варя не села рядом, она упала, зарыдала и обняла его ноги.

— Прости меня, любимый, прости! Я люблю тебя, я больше жизни люблю тебя. Я не дышу без тебя, не живу, меня просто нет. Даже если у тебя есть кто-то другой... Что день пройдёт, что год, я никогда не перестану сожалеть о своих словах. Я... Я...

Агап поднял её и усадил рядом с собой на диване. Они смотрели друг на друга. Ни к чему слова, когда чувства бешено колотятся в бесконечно влюблённых глазах напротив. Агап с нежностью провёл по её волосам, Варя прильнула щекой к его тёплой руке.

— Я знаю, малыш. Мы оба были неправы. Я должен больше тебе рассказывать. Я так скучал!

Он снял чепец с её головы и швырнул на соседний столик. Поцeлyи могут быть сладкими, приятными, мягкими... A могут быть такими тёрпкими и ненасытными, словно это самая важная и последняя вещь, доставшаяся нам в подарок от жестокой земли за содранные в кровь сердца.

П р о д о л ж е н и е.

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я

Все части в Навигации канала.