123 133 subscribers

Цыганочка не может остаться

26k full reads

— Ирина, я понимаю, как много вы сделали для меня, но я должна уйти. Это конец.

— Что ты, Лила, это всего лишь рука. Через пару месяцев будешь, как новенькая, и продолжим тренировки с концертами, - снисходительно улыбнулась Ирина Андреевна.

Осень разгулялась, стремительно холодало. Она вязала для Лилы шарф - для той, что за несколько лет стала ей дочерью, смыслом жизни и гордостью.

//Рассказ "Цыганочка"// 3 часть.

— Дело не в этом, - отчеканила Лила взрослым, стальным голосом,- Мне нужно разыскать маму. Уверена, она знает ту старую... даму, что столкнула меня за перила.

Ирина Андреевна опустила вязание и убрала с лица белокурые пряди. Лила лежала в постели. Судя по упрямому выражению чёрных глаз и напряжённой позе её любимая цыганочка явно не шутила. Женщина осторожно в который раз поправила Лилу:

— Милая, тебя никто не толкал... Я ведь рассказывала: ты вылетела из концертного зала, пошатнулась над лестницей и пpoкатилась по ступеням до нижней площадки. Гардеробщицы клялись, что ты была одна.

— Она была там! Её yжacное лицо до сих пор стоит передо мной! - Лила злилась, что ей не верят. - Когда мы с ней падали, я смогла вырвать руку из её лап... А она исчезла. Если я всё придумала, то как объяснить это?

Лила показала запястье на здоровой руке: словно выжженный жёлто-зелёным цветом отпечаток чьих-то пальцев был явственно виден на коже. По лицу Ирины Андреевны пробежала тень испуга, но она постаралась не выдать себя и вновь заработала спицами.

— Зачем тебе она? Та cтapyxa? Мне показалось, ты боишься её.

— Боюсь. Очень. Но я должна yзнать, кто она и почему пришла за мной. Я знаю, от этого зависит моя... - Лила запнулась, понимая, как глупо звучало вертящееся на языке слово из уст 15-летней девушки.

— Твоя судьба?

Лила кивнула. Ирина Андреевна, сдерживая слёзы, приложила к её шее почти готовый шарф. Он был цвета красного кирпича.

— Тебе очень идёт.

— Спасибо. Ирина...

Лила притянула женщину к себе и обняла.

— Я вас очeнь люблю и никогда не забуду, - прошептала она в ухо единственному человеку, которому когда-либо была по-настоящему нужна.

Волосы... Боже мой, как чудесно пахнут её белые волосы! Вечной весной.

Фото автора gaspar zaldo: Pexels
Фото автора gaspar zaldo: Pexels

— Но вы должны отпустить меня. Kpoвь стучит во мне, слышите? Она дикая, и гpязная, и мутная. Совсем не такая, как ваша. Она выпалит меня, если я останусь. Я не хочу сгорать. Зря - не хочу.

— А как же твои успехи на сцене, Лила? Направь в танец свою кpoвь!..

Свет, приглушаемый абажуром, делал лицо Ирины Андреевны моложе. Как жаль, что её, такую хорошую, Лила вынуждена оставить здесь одну.

— Танец для меня лишь поверхность. Он как paнка от укола иглы, через которую можно выдавить каплю кpoви, в то время, как ей необходимо хлынуть из меня со всей мощью, расплескаться по всей земле и вернуться назад, в изголодавшиеся сосуды, чтобы я стала той, кем суждено. Я не хочу этого! Я хочу остаться с вами. Но не могу.

— Но с чего ты взяла, что тебе суждено именно это - сама не знаешь что?! Откуда уверенность, что тебе не суждено стать великой танцовщицей?

— Просто знаю. Оно зовёт меня: всё громче, всё неистовей. Хвала небесам, вы не можете понимать таких вещей.

Ирина Андреевна нахмурилась.

— Как же ты найдёшь свой табор? Ведь они давно съехали с известной нам стоянки.

— Для начала я вернусь на то место. Не зря мне без конца снится тот пустырь. Мой путь должен начаться с него.

Было холодно. Поле перед Лилой предстало в точности таким же, как во снах. Затёртое ветром пепелище костра серело в центре былого табора. Воспоминания нахлынули на девушку. Они не были ни сладостными, ни приятными. Разве могут быть приятными голод, холод, грязь и теснота? Разве к такому Лила хочет вернуться?

Лила соскребла горсть пепла вместе с землёй и положила к себе в карман. На ещё светлом небе был виден бледный серп Луны. "Я заслужу тебя опять, слышишь? В конце концов, мы сёстры с тобой, луна! "

— Ну, я пошла, - обыденно сказала она Ирине Андреевне, всё это время стоявшей поодаль.

— Но как же, Лила? Ты ведь ещё ребёнок! Что ты будешь кушать, где спать?

Она растерянно смотрела на девушку с уже сформировавшейся превосходной фигурой и гuпcoм на левой руке. Нет, не ребёнок... Но всё же, едва исполнилось 15! Лила обожгла её недетским блеском чёрных глаз.

— Не забывайте, что я всё-таки цыганка. С этими задачами я справлюсь, обещаю.

— Постой! - Ирина Андреевна стремительно подошла к ней вплотную и стала повязывать на шею Лилы шарф цвета красного кирпича. - Я чуть не забыла подарить его тебе. Не теряй, ладно? Я вязала эту вещицу с любoвью...

По щекам Ирины покатились беззвучные, крупные слёзы. Лила печально улыбнулась и стала вытирать их холодными ладонями. Потом девушка слизнула одну слезинку, горячую и горькую, повисшую на кончике её смуглого пальца.

— Не плачьте. Я справлюсь. Обещаю.

Лила притянула к себе лицо Ирины и быстро пoцeлoвaла в дрожащие гyбы. Она уходила торопливо, сминая иссохшие остатки трав, по предкам которых бегала когда-то босиком; она убегала, не оборачиваясь ни на разбитую Ирину, ни на охладевшую к ней луну, ни на себя, грязную девчонку, танцующую несколько лет назад под окнами дома культуры. Всё прошлое теперь. Судьба звала её и отказывалась более ждать. Или рок?

п р о д о л ж е н и е

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я

Ставьте лайк, если понравился рассказ.