123 164 subscribers

Я заставлю его называть меня мамой

90k full reads

4. Наталья ликовала. Она осталась довольна тайной встречей с сыном. Мальчик был, как пластилин: он полюбит её и простит, это лишь вопрос времени.

— Он будет мой, вот увидишь! Только меня он должен называть "Мамой", - говорила она надёжной подруге Соне во время вечерней прогулки с дочерью. - Когда я увидела, как он жмётся к этой очкаричке и говорит ей "мама", во мне такая волна возмущения поднялась, ты не представляешь! Я... рожала его... мучилась с ним 6 лет... Это что, можно вот так легко перечеркнуть и забыть?!

Рассказ "Мама ушла"

Глаза Натальи злобно блеснули. На детской площадке, озаряемой предпоследними лучами солнца, было шумно. Гам детей раздражал Наталью, хотелось похватать их всех за шкирки и расшвырять по домам или просто запульнуть куда подальше.

— Подожди, ты же говорила, что вы не виделись 5 лет! Что ж ты хочешь теперь? У них своя семья, радоваться надо, что у ребёнка всё хорошо, что есть, кого мамой называть, раз настоящая ускакала, - прямолинейно выразила свою мысль Соня.

— Я никуда не ускакивала, говорила ведь, что меня бывший муж выгнал и не разрешал видеться с сыном! - огрызнулась Наталья и глазом не моргнула от вранья: она уже и сама начинала верить, что всё было именно так.

— Ну вообще-то правосудие есть, адвокаты там всякие. И чего ты хочешь сейчас добиться? Ну, назовёт он тебя мамой, дальше что? Заберёшь его к себе?

— К Толику? Ты с ума сошла! Толик об меня ноги вытирает, сама знаешь, а вот Миша, бывший муж, чуть ли не на руках носил. Сейчас обработаю Егора, потом за второго возьмусь.

Подруга Натальи поразилась:

— Ты хочешь отбить бывшего мужа у его новой жены? Ради этого играешь чувствами сына?

— Мама, мама, на качельку!

Маленькая дочь Натальи задёргала её за кофту. Мать одёрнула ручку и направила к песочнице:

— Посиди ещё в песке. Мама занята.

— Нет! - девочка топнула ножкой и опять схватила её за кофту, - Я хочу кататься!

— Уйди, я сказала! - прикрикнула Наталья. На них обернулись,- Вся в папашу, невыносимая. А чему ты так удивляешься? Во-первых, жить с Толиком просто невозможно, он живoтнoe, сколько можно терпеть его cкoтскoе отношение? А во-вторых... только одна на свете женщина является для Егора мамой и это - не та неженка в очках. Он должен это понять.

— Ну, и что? Начал уже понимать?

— Пока нет, мы всего час погуляли, чтобы не вызвать подозрений. Болтали ни о чём, вспоминали прошлое. Но он меня полюбит вновь! Он уже на крючке!

Подруге много чего хотелось сказать нелестного в адрес Натальи, но та слишком много знала о её тайной личной жизни, не касающейся мужа, поэтому Соня оставила свои мысли при себе.

В школьном дворе срывались капли дождя. Егор застыл на крыльце и заозирался, выискивая женщину, которая его родила, под деревьями, на тротуаре среди прохожих, за дорогой, но её нигде не было.

— Егор, ты что, ослеп? Я тут! Пошли скорее домой, пока не начало лить.

Вероника уже стояла внизу и ёжилась от падающих на её оголённые руки капель. Она забыла кофту в классе и не хотела возвращаться.

— Иди сама. Я ещё погуляю.

— С кем?

— Не твоё дело, ясно? Отстань!

Обиженно хмыкнув, Вероника побежала домой. Егор простоял на крыльце полчаса. Ученики разбежались, школьный двор опустел, а по широким листьям клёнов забарабанил крупный дождь. Она не пришла, хотя обещала. Егор был отброшен назад, в те годы, когда ждал её каждый день, когда пустота сжирала его детскую душу и замораживала мозг, когда он ненавидел всех мам на свете, потому что они любили не его, сидели рядом не с ним и думали не о нём. И вот опять это чувство - невыносимое, въедающееся, оно скребло изнутри по гpyди и в глазах мальчика стояли слёзы.

Егор вышел на дождь, подставив ему ладони. От холода небесной воды напрягалась кожа и щекотало в носу. Он задрал вверх голову: из низких тёмно-серых туч все капли неотвратимо полетели прямо на его лицо и забили по глазам, смывая слёзы и оставаясь одним коротким словом на щеках - "нет, нет, нет". Он вышел к дороге, рядом резко остановилась белая машина и дала сигнал. За рулём сидела Наталья.

— Извини, малыш, пришлось задержаться по делам. Я уже и не надеялась тебя застать.

Егора покоробило от слова "малыш". Вместе с ним в машину влетело немного дождя, едва брызнув Наталье в лицо. Её не сильно заботило, что Егор промок. Она самовлюблённо взглянула на себя в салонное зеркало и, убедившись, что с макияжем всё в порядке, кокетливо улыбнулась ему. Женщина была другой, охладевшей, будто это не она искала свидания с сыном, но лишь снизошла до встречи с ним.

Фото автора Andrea Piacquadio: Pexels
Фото автора Andrea Piacquadio: Pexels

Для порядка Наталья спросила Егора, как дела в школе, не нашёл ли он друзей, но это было слишком скучно, а, главное, не по делу.

— Как у вас дома? Как папа?

— Дома всё хорошо. Папа много работает, а мама только устроилась, она с обеда уже дома.

Красные ногти Натальи нервно застучали о руль. Мама! Какая она ему мама?! О, как хорошо обработан её сын! Вот exидна, а с виду прям фути-пути.

— Почему ты называешь её мамой? Как её зовут?

— Лариса. А как я должен её называть? Она очень добрая и любит меня.

— Но, сынок... Как бы тебе сказать... Мама - это та, что родила, это кpoвь, понимаешь? А хм.. Лариса, какой бы ни была хорошей, навсегда останется для тебя чужой тётей. Вот если они с твоим папой расстанутся... Я, конечно, этого не хочу, не подумай! Но вдруг! Так вот какие у вас с ней будут после этого отношения? Да никаких! Потому что ты ей по сути никто.

Егор опустил голову. "Кто б говорил! Кем был я для тебя все эти годы? Ты ушла, бросила и не вспоминала обо мне. Тебе было на меня плевать!!!" - громко застучало в голове у Егора, просясь наружу, но он промолчал. Ему стало ещё паршивее, чем там, под дождём одиночества.

— Они не расстанутся.

— Ты уверен?

Егор молча теребил лямку рюкзака. Наталья решила додавить ужа.

— Я твоя мама, Егор. Только я. А ты до сих пор не сказал мне это слово. Даже обидно! - Наталья надула губки и тронула Егора за кончик носа.

Мальчик отвернулся от её руки. Ему хотелось домой. В кармане зазвонил мобильник. "Мама" - высветилось на экране.

— Егорка, ты где? Вероника давно дома, я переживаю.

От тёплого голоса Ларисы, наполненного искренней теплотой, Егору стало ещё хуже. Он чувствовал себя изменщиком.

— Я возле дома, под крышей с мальчишками. Уже иду, ма...- Егор запнулся и виновато взглянул на Наталью. - Иду.

Наталья подвезла его до подъезда.

— Ну, давай, сынок, до встречи.

Она обняла его.

— До свидания.

— Егор, сделай мне сейчас маленький подарок,- Наталья изобразила милое личико, - скажи по-другому. Скажи: "Пока, мама".

Это было против шерсти и против воли. Это было предательство, сделанное со скрежетом на зубах. Но всё-таки сделанное.

— Пока, мама, - сказал Егор и, не оборачиваясь, выскочил из машины.

Ещё одна льдинка по отношению к Наталье оттаяла в сердце мальчика.

Лариса стояла у окна и видела, что Егора кто-то привёз. У мальчика был секрет. В последнее время она заметила в нём перемены: нервозность и какую-то несобранность, суетливость, словно его беспокоит что-то. Она решила не ловить его на горячем. Надо выяснить, кто его привёз. На следующий день, в то время, когда у детей заканчиваются уроки, Лариса подошла к территории школы.

Вышла Вероника с девочкой. Лариса спряталась от неё за машиной, чтобы не отвлечься и не упустить момент. Через несколько минут вышел Егор. Вот он спускается с крыльца, молодая женщина, блондинка, идёт к нему навстречу, раскрывая объятия. Егор слабо улыбается и даёт себя обнять. Они подходят к калитке, за которой ещё есть ступеньки. Лариса, словно подхваченная ветром, взлетела по этим ступенькам, оказавшись нос к носу со спутницей Егора.

— Ой, мама! - вылетело у Егора.

Он захлопнул рукой рот и виновато покосился на Наталью. Лариса смотрела на спутницу Егора в упор, бесстрашно, как настоящая мать, защищающая грудью своё дитя. Наталья выглядела растерянной.

— Что вам нужно от моего сына? - спросила она Наталью.

— Вашего сына?! Ха-ха! Вообще-то это мой сын! - Наталья задрала голову, взяв себя в руки.

Лариса ошарашенно встретилась глазами с Егором, тот потупился.

— Я ничего не понимаю! Как вы нашли его? Где пропадали столько лет?

Люди с праздным любопытством озирались на них. Две бабушки, ждущие внизу внуков после уроков, навострили уши, стараясь не упустить ни одной детали.

— Это уже не ваше дело! У нас Егором отношения, которых вам, как чужому человеку, не понять. Связь между нами неподвластна времени, вот так! Ведь правда, Егор?

— Не впутывайте ребёнка в свои сети! Что на это скажет Миша, его папа, как вы думаете?

— А что он может сказать? Я, как мать, имею полное право...

— Имейте что угодно, но не в этом случае, тут всё решит суд! А пока я не позволю вам играть чувствами мальчика. Чего вы хотите добиться? Вы хоть представляете, что ему пришлось пережить?

Лариса всмотрелась в холодное лицо Натальи.

— Хотя... Думаю, что нет, не представляете, - заключила Лариса и взяла за руку Егора. - Оставьте мне свой телефон, Миша свяжется с вами. А сейчас мы уходим домой.

— Никуда вы с ним не пойдёте! Егор, иди ко мне! - приказала Наталья, но мальчик не шевельнулся.

Она ненавидела Ларису за всё: за волосы такого простого и живого цвета, за теплоту в глазах, не скрываемую блеском очков, за то, что Михаил посмел заполучить её, ту, что была лучше Натальи во всём; и, самое главное, она ненавидела Ларису за чувства к Егору, она не понимала, как можно настолько полюбить чужого ребёнка. А ещё за шансы Натальи в этой игре, которые были из-за этой дряни равны нулю... Наталья готова была растерзать Ларису на месте просто за то, что она есть.

— Убери руки от моего сына! - вскричала она в порыве отчаяния и ринулась на Ларису, разрывая их с Егором руки и резко отталкивая Ларису в сторону, к дороге, на ступени с железными углами по краям.

Лариса скатилась по ним в две секунды, которые показались Егору yжacно замедленными и невыносимо быстрыми одновременно. Сердце подскочило к горлу, он стоял, как истукан. Лариса пару раз загребла руками воздух и ухнула вниз, призeмляясь спиной на ступени. Железный угол звякнул глухо и спокойно от yдapa Ларисиной гoлoвы.

Кто-то завизжал, все бросились к Ларисе.

— Мама... Мама... - прошептал Егор дрожащими губами.

Она не шевелилась. Одна из бабушек осторожно взяла её голову - на сморщенных ладонях тут же oтпeчaтaлась кpoвь.

Наталью привёл в чувства сильный толчок.

— Ненавижу тебя! Ненавижу! Если моя мама... Я yб ью тебя! - бросился на неё с кулаками Егор.

Мир ускользал из-под ног мальчика. Если его мама не встанет, если земля после этого не разрушится, если люди продолжат спокойно по ней ходить, то он сам уничтожит её - до камня, до песчинки, до тла.

О к о н ч а н и е

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я

Ставьте лайк, если понравился рассказ.