123 133 subscribers

Недопустимый жених

73k full reads

4. Соня не помнила точный день, когда перестала искать его. Проходили дни, месяцы... потом пролетали годы. Сердце Сони оставалось там, в школьных коридорах, и продолжало счастливо замирать рядом с Ильёй. Она не поступила в МГУ. Сразу после окончания школы и очередной провалившейся попытки сбежать на поиски Ильи, здоровье Сони дало сильный сбой.

— Мама, я не могу без него, как ты не поймёшь. Это вы всё подстроили, я знаю!

— Как ты можешь даже думать подобное! Всё, что мы делаем с отцом - это для твоего же блага! А мальчишка... Боюсь, дорогая, он просто забыл о тебе сразу же, как уехал. Он ведь шалопай, не зря его выгнали из школы.

— Это ложь!

Н а ч а л о

Губы Сони задрожали. Анжелика продолжала хладнокровно подтачивать ногти. В свете ночника её глаза отдавали змеиной холодностью. Она поправила нескромно распахнутый шёлковый халатик и продолжила как ни в чём не бывало:

— А ты имей хоть капельку гордости и запомни: женщина вообще не должна любить мужчину, это глупо и опасно. Можно позволить себе немножко влюбиться... но расчёт всё равно должен преобладать над чувствами.

— То есть ты не любишь папу?

— Ха-ха! Конечно люблю! - Анжелика натянуто изобразила улыбку. - Как его можно не любить, ведь он обеспечил мне волшебную жизнь! Просто я умнее... умнее, чем твоя настоящая мать, ну та, что родила тебя, помнишь?

Соня изменилась в лице.

— Тише! Тише! Я лишь хотела сказать, что уж она без памяти любила твоего папу, пока он был обычным человечком на заводе, а потом - ах! - ей не понравились методы, с помощью которых Коля стал выбиваться в люди. Бросила его, нашла какого-то доходягу. Настоящая любовь! Тьфу! Лежат теперь на Кузьминском, голубки! И ты такая же, всякую дурь себе в...

Соня схватила со столика пудреницу и швырнула в Анжелику.

— Заткнuсь! Ты! Ты!..

Анжелика испугалась. Кажется, перегнула палку! Соню, стоявшую перед ней, колотило, а глаза бегали, как у безумной... Ещё свалится прямо здесь со своим дурацким сердцем!

— Сонечка, Сонечка, успокойся, милая! - она сделала к ней шаг и погладила холодные предплечья, но девушка вырвалась. Анжелика залебезила сладким голосом, - я лишь хотела сказать, что это всё глупости. Ну, какая это любовь, сама подумай, а? Да её вообще не бывает, это всё фантазия! К тому же он гол как сокол, ещё и с провинции. Он не ровня тебе. Тебя ждут намного лучшие партии. Вот увидишь, пройдёт год-другой и ты будешь благодарна мне за советы!

— И всё таки, где Илья? Почему он мне не пишет и не звонит? - Соня с неприязнью смотрела на мачеху.

— Не имею ни малейшего понятия! - Анжелика вновь упорхнула в своё кресло и, улыбаясь, солгала со всей искренностью, на какую была способна: - Я здесь совершенно ни при чём!

Потом была попытка сбежать, но Соню выловили. Ухудшившееся здоровье Сони решено было поправлять в одной из клиник Германии и вместо поступления в МГУ девушку вывезли заграницу. Отец не верил в Сонину любовь. Он поверил в тот портрет Ильи, что коварно составила Анжелика.

Она была растением, овощем, амёбой. Её ничто не радовало, ничто не интересовало. Родители со скрипом сделали маленькую уступку: через год Соня поступила на биохимика и стала учиться не в том Вузе, о котором они мечтали. Об Илье разговоров больше не заводилось. Успокоилось. Улеглось. Тут-то и получилось у Сони вырваться в Кuровскую область, по тому адресу, что оставил ей для писем Илья.

— Нет, девонька, ничего не знаю. Мы два года как купили эту квартиру, а новый адрес бывшие хозяева не оставляли.

— А куда переехали, не помните?

— Под Кuров, точнее сказать не могу.

Соня пообщалась с соседями, но нового адреса Ильи никто не знал. Она рассеянно прошлась по пгт, в котором вырос Илья. Довольно унылое место, неудивительно, что он хотел отсюда выбраться. Поступил ли он в Москву? В той академии, в которую он планировал попасть изначально, его точно не было. Девушка знала это наверняка, потому что сама там училась и всё проверила.

Соня закрывала глаза. Открывала. Третий курс! Как же так незаметно пролетает время? Она, как морская рыба в пресной воде - ей невкусно, ей никак. Опять закрываются глаза... Чёрная земля на могuле отца. Скандалы Анжелики при делении наследства. И бесконечная, сизая пустота. Всё равно. Ей ничего не нужно. Но адвокат считал иначе и оставил Анжелику с носом. Они не были официально женаты. Отец всё завещал Соне, а Анжелике оставил лишь небольшую квартиру в новом районе Москвы.

И снова её глаза закрыты. "Господи, хоть бы не проснуться! Остановись, остановись, наконец!"- била Соня сердце у себя в гpyди перед сном, но каждое утро просыпалась опять. Выпуск! Фармкомпания. Работа... Работа... В глубине души она верила, что продолжает жить не зря. Что они встретятся. Непременно! Что какое-то страшное недоразумение вскроется по прошествии стольких лет и... и... Они снова будут вместе. Ведь не может быть иначе. Ведь никого, кроме Ильи, в этом мире больше нет. А годы шли и сизая пустота становилась всё гуще, превращаясь в непроходимый мрак.

Фото автора Keenan Constance: Pexels
Фото автора Keenan Constance: Pexels

— Сонечка, что ж вы всё не замужем? - беспокойно кряхтела древняя соседка, когда Соня закрывала дверь, решив прогуляться по начинающей вечереть Москве. - Такая симпатичная, приятная! Сколько тебе уже?

— Тридцать, Марфа Петровна, - улыбнулась Соня. - А я, знаете как говорят, однолюб. Ещё в школе поняла. И никого больше моё сердце не принимает.

Марфа Петровна понимающе закивала. Соня зашла в подоспевший лифт.

— А с тем... Не получилось, да? - спохватилась старушка.

— Нет...- вздохнула Соня.

Не получилось. Но и не прошло. И дня не прошло, чтобы Соня его не вспоминала.

У подъезда она наткнулась на Анжелику. Женщина заискивающе растянулась в улыбке. Лицо сложилось гармошкой морщин. Она была нечёсана и неопрятна. Из-за склочности натуры её постоянно выгоняли с работ и женщина находила утешение в бутылке. Образование у неё было на уровне училища, а опыт работы на швейном производстве из далёкой молодости никого не впечатлял. Выйдя замуж за отца Сони, Анжелика верила, что рай будет длится вечно. И вот она опять явилась выпрашивать деньги!

— Я ничего вам не дам! Мы с вами никто - или вы забыли свои слова?

— Сонечка, это не на то, что ты подумала... У меня проблемы.

— Мне всё равно.

Анжелика семенила следом за девушкой по тротуару.

— У меня со здоровьем... проблемы. Видишь, как я исхудала?

Соня мельком взглянула на неё - и правда осунулась.

— Что с вами?

— Paк, Сонечка, pak. В желудке. И не пью уже из-за него. Больно! Тошнит! Ух... Займи на лекарства, а?

Соня заколебалась. Несмотря ни на что, в ней всколыхнулась жалость.

— У меня с собой и правда мало денег. Я вам на карту переведу. И больше ко мне не приходите.

— Хорошо, хорошо! Ты прелесть! Спасибо!

Соня ускорила шаг.

Горели огни, промелькали машины. Садовое кольцо зелёной полосой лета охватывало центр Москвы. Устав, Соня решила перекусить.

В ресторанчике молодой мужчина покинул туалетную комнату и направился в сторону Сони. Вдруг её прошибло, как молнией, и даже вспыхнуло в глазах.

Илья! Господи, ведь это на самом деле он!

Соне показалось, что он смотрит на неё. От шoka девушка не могла пошевелить даже пальцем. Он мягко улыбается... Словно видел её пять минут назад, словно нет той пропасти длиною в 13 лет! Но он проходит мимо и она слышит его голос, всё тот же приятный, чуть басистый, немного уставший голос, обращённый не к ней.

— Ну, как тут мои девочки? Наелись?

— Попробуй, это очень вкусно, - отвечает ему улыбающийся женский голос.

Соня осторожно обернулась: молодая женщина кормит с ложки Илью, а потом... потом целyeт его в губы. Илья не спускает с неё влюблённых глаз. Рядом с ними девочка лет четырёх ест клубничное мороженое. Она очень похожа на Илью... И на женщину, которую он только что обнял.

— Как тебе, Сонечка, нравится Москва? - спросил Илья девочку.

— Да! Папа, мы правда будем здесь жить?!

— Правда, дочь.

— Ура! Ура!

Родители смеются. Девочка радостно скачет по дивану.

Соня не помнила, как дошла до подъезда. Не помнила, как открыла дверь. Не раздеваясь и не снимая обуви, девушка упала на диван. Ночник с зелёным абажуром горел так неестественно ярко, что резало глаза. Она закрыла их. Она понимала, что плачет, только по тому, что слёзы заливались в уши. Ни всхлипов, ни рыданий. Только слёзы, только вода.

Она проживала их первые встречи, первые прикосновения, и робкие, нежные поцeлyu, считанные по пальцам одной руки. Все обещания, все слова... Сердце застучало усиленно, громко. А потом пустота. Годы пустых ожиданий и надежд. Судьба! Она закончилась 13 лет назад. "Ты должно было остановится ещё тогда! Прекрати же свой бессмысленный стук! Стой! Стой!". От сердца боль разливалась в подмышку и тянуло сознание Сони куда-то вниз.

Мягкий и белый свет... Соня впорхнула в него и ощутила необыкновенный покой. Илюшенька, милый, ты живи. Как хорошо, что ты счастлив. Я забываю тебя, прости. Здесь всё забывается. Наверное, это рай... А ты помни меня, вспоминай. Не забывай мою любовь до такого же белого света, до тихих, щемящих за душу звёзд, до... Вот и всё. Прощай, любовь моя. Прощай.

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я