123 115 subscribers

Некуда бежать

123k full reads

5. Виктория лежала на полке. Размеренный стук колёс навевал воспоминания о давнем и последнем разговоре с сестрой.

"Зачем тебе половина маминой квартиры? Надеюсь, ты не надумала вернуться?"

"Не знаю... Скорее всего нет. Вроде бы там предлагают неплохую работу и жильё."

"Ну, раз так, пусть квартира полностью принадлежит мне. А то морока одна с документами!"

"Извини, Зина, но мама завещала нам поровну. Это её последняя воля."

Н а ч а л о

"Тебе там жильё выдадут от производства, мало что-ли? - сестрины глаза навыкате покраснели от злocти. - А у меня семья! Я тут живу, собираюсь делать ремонт."

"И живи. Я не буду тебя выгонять."

"Ага, ага! - подбоченилась Зина и сплюнула прямо на порог у ботинок Виктории. - Вот наглая! А ещё сестра..."

Это было 10 лет назад накануне её отъезда. После они не списывались, не слали друг другу открытки. Квартирный вопрос завис, превратив сестёр во врагов. Наверняка Зина уже получила телеграмму и теперь в бешенстве от того, что Виктория возвращается на родину. Возможно, даже не пустит в дом. Она может. Она всегда была обиженной и злой.

Боже, какие виды за окном! Как щемит в гpyди от просторов сибuрской равнины! Виктория присела. Милый, спокойный Иҏтыш распластался по степи. Гостеприимны его пологие берега и небо, как в зеркале, отражается в воде. И хоть он и не здесь, а западнее, Вика словно видит его наяву.

Только покинувший родные края знает, какой протяжной и сладостной тоской наполняется сердце при виде тех мест, что ещё в далёком детстве раз и навсегда впечатались в душу. Виктория замерла у окошка. Музыкой бескрайних лугов врывались в kpoвь родные края и ласкали иссохшие вены. И вздыхает земля, запустелая, а равнинный ветер передаёт Виктории её слова: "Ты приехала, дорогая моя... Как я тебя ждала!"

Фото автора estoymhrb: Pexels
Фото автора estoymhrb: Pexels

— Мама, почему ты плачешь?

Отложив книгу, Саша с верхней полки смотрела на мать, которая спешно вытирала слёзы. Мужчина снизу, сосед, тоже заинтересовался.

— Просто так, детка, не обращай внимания. Местность знакомая, вот я и прониклась.

— Что? Мы уже подъезжаем?!

— Почти.

Саша спустилась и села с нею рядом, положила голову на мамино плечо и тихо сказала:

— Не бойся, мы справимся. Я подумала, что тоже могла бы брать какие-то подработки, если будет возможность. Жаль, что уже поздно для поступления, придётся идти в 10 класс. Лучше бы начала на кого-нибудь учиться.

Виктория усмехнулась и похлопала её по ноге. Все они, включая мужчину, любовались нехитрым, но успокаивающим, приятным пейзажем.

Замелькали поросшие камышом озёра.

— А я с батей рыбу ловил на одном из них, - вдруг заговорил мужчина, мечтательно глядя на подсохший камыш, - пелядь шла: блестящая, лоснистая, с икрой - красота!

Виктория понимающе кивнула.

Как и ожидалось, на вокзале их никто не встречал, хотя Виктория на всякий случай указывала в телеграмме дату и время прибытия. А вдруг? Ничему не удивившись, они пересели на электричку и отправились в город детства.

Она узнавала улицы, узнавала дома. Нет, нет, он изменился не сильно, только вывески на новый лад и ларьки, как грибы, натыканы где попало... А на подъезде дверь всё та же. Истрепалась, старушка. Да... А в квартире дверь новая, железная. Бзззз! Бзззз! - запищал звонок, но никто им не открывал. Запыхавшаяся Виктория стала стучать кулаком.

— Зина, я не уйду, пока не откроешь! - крикнула она через 10 минут и с досады пнула дверь ногой.

Через несколько секунд послышался звук открываемого замка.

Старшая сестра очень сильно поправилась. Она заслонила собою дверной проём, как шкаф. На голубом халате при каждом шевелении приходили в uспyганное движение розовые бабочки. Какое-то время сёстры просто смотрели друг на друга, дивуясь тем изменениям, что произошли с ними за 10 лет. Впрочем, Виктория изменилась не настолько сильно: тёмные волосы уже не настолько густы, глаза потускнели, под ними наметились лучики морщин и фигура не так подтянута, как раньше... Но всё же она ещё ничего. "Заҏаза, - подумала Зина, - и вон, девчонка её, прям ангел белокрылый, вся в папашку-дать-бы-и-ему-и-им-в-мордашку."

— Саша, как ты выросла! - обратилась она с нарочито притворной радостью к девочке и тут же шикнула на её мать: - ты чё прuпёрлась со своими баулами?! У нас нет места, езжай назад!

У Виктории округлились глаза и дёрнулось веко. Старшая сестра до сих пор была для неё Старшей. Виктория побаивалась её и тушевалась, как в детстве, но старалась пересилить несправедливость былых времён.

— Зина, это наша общая квартира и я тоже имею право здесь жить. Давай не будем сразу ссорится и спокойно обсудим этот вопрос. Мы устали с дороги, впусти нас!

Она попыталась отодвинуть Зинаиду и войти, но не тут-то было: сестра оставалась на месте, как вкопанная.

— Ничего ты не имеешь! Ты здесь не прописана, сто лет не живёшь и вообще гражданка другой страны! Я была у адвоката, он сказал...

Под руку Зины нырнула девочка лет пяти и с любопытством воззрилась на гостей.

— Уйди, не мешай! - рявкнула на неё женщина и затолкала назад, - не видишь, взрослые разговаривают?! Так вот... Адвокат сказал, что у меня все козыри. Если что, я по щелчку пальца отсужу всю квартиру.

Виктория чуть не упала на стоящую позади сумку.

— Это ложь... - пробормотала она, - ничего он не говорил!

Зина, довольная произведённым эффектом, пожала плечами:

— Истинная правда! Так что катись-ка ты к себе назад. Мне вы не нужны и даром.

— Уйди с дороги!

Виктория опять попыталась оттолкнуть сестру.

— Убирайтесь! Здесь будем жить только мы! - загремел на весь подъезд голос Зины.

— Впусти! У нас всё общее! Мы же сёстры, Зина!

Саша, не зная, что делать, испуганно переводила взгляд с матери на тётку.

— Уйди!

— Пошла вон!

Зинаида толкнула младшую сестру и та неуклюже упала на объёмную сумку. Дверь с грохотом захлопнулась, а Саша бросилась к маме.

Не зная, что делать и куда идти, они спустились к подъезду и сели на лавку. Она врёт, не мог адвокат сказать такое! Глаза Виктории блуждали по тронутому первыми сумерками двору. Он утопал в зелени. А если правда? Что тогда? Они же почти без денег! Надо было подавить приступ совести и не возвращать хозяйкины деньги в кассу! Саша полезла в сумку за кофтой. Прохладно с непривычки. Это вам не южные вечера.

Они просидели целый час. Зажглись фонари. К подъезду приближался мужчина со знакомым лицом. Муж Зины! Батюшки, совсем седым стал мужичок! Узнает ли? Подходя, мужчина рассеянно взглянул на них и прошёл было мимо, но тут что-то щёлкнуло в его памяти и он остановился.

— Вика? Ну, здравствуй! Ничего себе! Какими судьбами? Твоя дочь?

— Здравствуй, Артём. Да, это Саша. Разве Зина не говорила тебе, что мы сегодня приедем? Я писала ей о нашем возвращении назад.

— Нет! - воскликнул он поражённо. - А что же вы сидите? Не заходите?

Виктория набрала в лёгкие побольше воздуха и выдохнула, глядя в сторону:

— Зина нас не пускает.

Артём несколько раз непонимающе моргнул. Из глаз Вики посыпались слёзы. Мужчина смотрел то на девочку-подростка, то на своячницу, то на стоявшие сумки. Наконец, механизмы в его голове подстроились к новому движению и сбившийся мыслительный процесс заработал вновь.

— Так, ладно... Мне нужно... Идти.

Нерешительным шагом Артём скрылся в тусклом свете подъезда.

П р о д о л ж е н и е

Н а ч а л о