105 454 subscribers

Некуда бежать

123k full reads
148k story viewsUnique page visitors
123k read the story to the endThat's 83% of the total page views
5 minutes — average reading time

6. Артём убрал детские вещи с кровати и выделил им две полки в шкафу.

— Хотя бы так, - он потёр ладони и отодвинул большую сумку Виктории с прохода, - примите душ, переоденьтесь, а я придумаю, чем нам поужинать. Заодно и поговорим.

— Спасибо, - ответила Виктория.

В семье Климушкиных невиданный доселе разлад. Муж посмел ослушаться жены и вопреки всем угрозам впустил в дом её бессовестную сестру! Выглядел он, как забитый тушканчик, что с отчаяния укусил за пятку льва. Лев на время опешил. Из соседней комнаты доносилось его беспрестанное бурчание в виде грубоватого Зинаидиного контральто: негромкое, но достаточное для того, чтобы гости поняли, насколько им тут не рады.

Н а ч а л о

В связи с тем, что Зинаида за упёртость лишила мужа еды, Артёму ничего не оставалось, как по-быстрому нажарить картошки. Это блюдо всегда получалось у него идеально золотистым и в меру хрустящим - пальчики оближешь. В зале шумели дети. Саша заметила юнца примерно её возраста и подумала, что это о нём рассказывала мама, как о двоюродном брате, с которым она часто играла в детстве.

С аппетитом наевшись картошки, гости приступили к чаю. Артём позвал и Зинаиду. После долгих препирательств она, наконец, вошла, скрестив руки в отталкивающей позе. У Виктории внутри всё дрожало.

— Саша, иди допей чай в зале. Познакомься с братом и сестрой, - попросила Виктория дочь и встретилась глазами с Зинаидой.

Она не могла перебороть во взгляде мольбу и чувство виновности. Так было всегда, с детства, когда Зина всё знала лучше и командовала Викторией на раз-два.

— Зина, я всё понимаю, но и ты войди в моё положение. У меня нет другого выхода. Я не могла больше там оставаться - это касается и Сашиной безопасности, да и вообще... Нам стало негде жить. И работы с нормальным заработком нет, а там, куда берут, платят копейки. - Виктория видела, что Зинаида ни капли не тронута, но, сглотнув, всё же завершила монолог на главном: - Так как мы владеем квартирой в равных долях, я вижу один выход - продать её и разделить деньги.

— Нет! Я в неё уже столько вгрохала, что тебе и не снилось!

Виктория хотела возразить, указав на первое, что бросилось в глаза: те же кухонные двери и люстры, тот же стол, что были, когда она уезжала, но сдержала себя, напомнив сестре лишь очевидный факт:

— Квартира общая, Зин. Ты спокойно пользовалась МОЕЙ долей много лет. Разумеется, всё, что находится в квартире, останется лично твоим. Мы можем и не продавать её, но тогда ты выплатишь мне половину стоимости.

— Откуда у меня такие деньги! Ты что, совсем не от мира сего?! Я коммуналку сколько лет платила, у меня сохранены все чеки! А ты покажи хоть один? Да тебя любой юрист на этом...

— Ты платила, потому что здесь жила и пользовалась этой самой коммуналкой! К тому же, у нас не было разделения счетов, ты ничего не докажешь!

— Соседи докажут!

Тут неуверенно заблеял Артём:

— Зин, ну давай поспокойнее... Не горячись, мы же взрослые люди...

Жена испепеляюще сверкнула глазами на мужа и тот уткнулся в чай. Виктории показалось, что будь у Зины в руках сковородка, она непременно огрела бы Артёма по голове.

— Не видать тебе здесь ничего! Снимай жильё и выметайся поскорее, пока я не подала в суд!

— Подавай.

Зинаида даже подавилась рвущимися наружу словами, которые после неожиданного ответа сестры казались бы излишними. Её внушительное тело слегка подпрыгнуло.

— Что??

— Подавай, говорю. Хочешь войны, значит, будет война. Скажу тебе честно, у меня нет денег на адвокатов, но я буду защищаться, как могу.

— Ха-ха! Я всегда знала, что ты небольшого ума! - вдруг её лицо перекосилось и она угрожающе нагнулась над Викторией. - Но я не позволю тебе здесь жить!

— Не имеешь права!

— Посмотрим! Я тебе такое бытие устрою, что сама сбежишь!

— Зина! - вновь рискнул вмешаться Артём.

— Заткнuсь! - рявкнула на него жена и, хлопнув старенькой дверью с такой силой, что из неё едва не вылетело пупырчатое матовое стекло, удалилась к себе.

Слава Богу, просить сестриного согласия на регистрацию в квартире Виктории не требовалось. Правда, женщина понимала, что без гражданства ей придётся туго и она всерьёз озаботилась этим вопросом, параллельно подыскивая работу. А ещё Сашина школа, оставалось немного до начала учебного года... Виктория вышла из паспортного стола и втянула поглубже воздух. Спокойнее, спокойнее... Она дома, она в городке, которого ей так не хватало... Вика прошла на главную дорогу и вдруг улыбнулась.

Ах, этот милый скверик за площадью! Она часто гуляла здесь с маленькой Сашей, а до неё, в детстве, шила с подругами одёжку для кукол... Вот под этой берёзой, точно! Они стелили покрывало, доставали из коробочек свой драгоценный скарб - лоскутки цветастых тканей. Каким счастьем было урвать кружева и бархат! Девчонки делятся, меняются тряпицами, а берёзы шепчут, шумят... Июльские, сочные. И так хорошо, и нет никаких забот... Вика погладила подтянувшийся ствол. Почему всё доброе и светлое так мимолётно? Почему жизнь - это бесконечная борьба?

Фото автора cottonbro: Pexels
Фото автора cottonbro: Pexels

Жить под одной крышей с невзлюбившими тебя родственниками то ещё удовольствие. Зина делала замечания на каждом шагу: в холодильнике лишняя крошка, в ванной чёрный волос, чашка не так стоит... Хотя сама была не первой аккуратисткой на свете. Скандалы были каждый день. Племянники, зашуганные матерью, тоже неохотно шли с ними на контакт. Виктория удивлялась, как Артём, такой мягкотелый, смог дать отпор властной жене и отвоевал право Вики расположиться в квартире. И при случае всё хотелось спросить у него о старших сыновьях: как устроились, чем живут?

Через неделю Артём не пришёл после работы домой. Зинаида по этому поводу не выказывала беспокойства, поэтому Вика не стала расспрашивать - значит, жена в курсе, не пропал. Он вернулся только в воскресенье.

— Послушай, Вик, тебе нравится жить, как кошка с собакой?

— Конечно, нет.

Нервы Виктории были изрядно вымотаны.

— У меня к тебе предложение: пока здесь не решится вопрос, не хочешь пожить в доме моей матери? Она, конечно, в селе живёт, но зато рядом с областным центром. Там и работу будет легче найти, да и вообще... спокойнее.

— Ой, не знаю... А мама...

— Она не против, я только от неё. Дом большой, пустует. К тому же, про таких, как моя мама, говорят "божий одуванчик". Проблем не будет, обещаю.

Виктория уже поняла, что в родном городе с работой непросто, да и с Зиной нормального житья не будет. Сколько там продлится суд? А потом продажа? Никаких нервов не напасёшься!

— Знаешь, неплохая идея. Спасибо тебе, Артём...

— Ну и отлично! - он по привычке потёр ладони и ободряюще улыбнулся. - Я договорюсь с Петькой, он отвезёт вас на машине.

"И что такой порядочный мужчина делает рядом с моей сестрой?" - невольно подумалось Виктории.

В день очередного переезда Зинаида словно подобрела. Её округлое лицо лоснилось от довольства, пока она сидела на кухне и зорко следила за сборами Вики, чтобы та не прихватила ничего лишнего. Виктория открыла холодильник, но на их полочке сиротливо жалась к боковине лишь недопитая бутылка кефира, да валялся остаток дешёвой колбасы. Вздохнув, Вика достала их.

— Совсем вы бедные, погляжу! На хлебе да воде, считай, - покачала головой Зинаида.

Вика застыла от столь неожиданной заботы. Зина с трудом закинула ногу за ногу и стала задорно покачивать увесистой верхней.

— Хоть бы у папочки Сашиного попросила денег, что-ли. Отец, всё-таки. Слышала, он неплохо живёт в О..ке. Вроде, как женат, но точно не знаю.

Вика сильнее, чем это было необходимо, зашелестела пакетом. Новость о том, что у бывшего всё хорошо, её не обрадовала. Предатель...

— Нет уж, сами управимся.

***

Друг Артёма оказался на редкость болтлив. Его пышные усы пребывали в постоянном движении от незакрывающегося рта. Он беспрестанно шутил и первый смеялся с собственных шуток, прихлопывая толстенькими пальцами по рулю. Однако, мужчина был добродушен, имел спокойный голос... И не мешал Виктории думать. Вспоминать. Бывшего, который так и не стал её мужем. Который бросил её с двухлетней дочерью и сразу же женился на другой. И где же эта вселенская справедливость? Где бумеранг? Эх! Похоже, расплата бывает только в сказках!

— А ты чего так надулась, Саш?

Виктория заметила, что и дочь сидит с поджатыми губками.

— Не хочу жить в деревне. Что мне там делать? Я хотела подрабатывать, помогать тебе, а теперь... Полная фuгня!

П р о д о л ж е н и е

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я