123 132 subscribers

Отверженный

5,4k full reads
Отверженный

Что я ощутил после того, как сделал круг в воздухе и рухнул оземь гудящим от уда ра лицом? Вкус земли и дождевых червей. Я приподнял голову и увидел, как бардовые капли сочатся из моего носа и падают на влажную землю, растекаясь по ней кляксами. Она впитывала их нехотя, ей и без меня хватало этого добра.

— М л я... Всё, валим отсюда! - сказал один из старшеклассников.

Компашка двинулась в сторону школы. Игорь приподнял меня за шиворот и прошипел:

— Расскажешь кому-нибудь - у б ь ю! И возле Наташки тебя ещё раз увижу - тоже. Понял?

Он швырнул меня, не дожидаясь ответа, и широкими шагами стал догонять остальных.

Я встал. Серое утро перед занятиями. Поле, на котором проходили наши уроки физкультуры, безучастно взирало на меня разноцветными шинами, вкопанными по кругу. Кажется, моя мечта прогулять контрольную по алгебре сегодня сбудется. Я вытер к р о в оточащий нос рукавом и, запрокинув голову, медленно пошёл в сторону дома.

Мама уходила на работу в 8.45, значит, нужно подождать ещё 20 минут. Я присел на ограду позади ивы, что росла в нашем дворе перед гаражами. Молодые, нежно-зелёные листья только-только расправились на гибких лозах. Они послужили мне хорошим укрытием от маминых глаз.

Наглая и самоуверенная физиономия Игоря маячила перед моим внутренним взором. Он был на голову выше меня. Ещё бы! Он уже выпускник, чёртов футболист, а я нескладный девятиклассник. Я представил, как Наташа, прижимаясь к его развитым плечам, рассказывает с иронией о моих знаках л ю б в и к ней. Они смеются и называют меня глупым щенком и закусывают смех той шоколадкой, что я подсунул в её сумку.

Наши родители были друзьями. На дне рождения мамы в январе Наташе разрешили выпить немного ш а м п а н с к о г о. Родители попросили нас сходить в магазин за соком. Мы вышли на улицу. Стоял изрядный мороз. Под ногами громко хрустел снег, искрясь рождественским волшебством при свете фонарей. Наташа потащила меня в сторону от дороги, к этой самой иве перед гаражами.

Она достала с и г а р е т ы.

— Будешь? - протянула она мне пачку с хитрой улыбкой.

Я отказался. Она деловито з а к у р и л а. От выпитого накануне напитка у неё раскраснелись щёки. Выпуская д ы м, она рассказывала мне о том, как ненавидит школу.

— Скорей бы выпускной! Наконец-то уеду из этой дыры...

— Куда?

— А! Куда возьмут. Буду учиться на экономиста.

— А как же Игорь? Ты вроде как встрeчaeшься с ним?

Наташа заливисто засмеялась. Каштановые локоны запрыгали по её шубке. Они были такими гладкими и блестящими, что рядом с ними любой мех казался снятым с драной кошки.

— Дурачок ты ещё. Игорь - это так... На время. Ни он первый, ни он последний.

Она, тонкая, юная, прекрасная нимфа, до этого источающая серебристый и мягкий свет, в один миг преобразилась. Всё это серебро, этот свет - лишь обманчивая мантия и ложь, в которую охотно верить. Предо мной предстала oбoльстuтельная Женщина с холодным сердцем, вкусившая плоды с дьявольских рук и жаждущая этих плодов ещё.

Вдруг она пристально стала меня рассматривать. Она взяла мой подбородок холодными пальцами и повертела лицо. Бесята заплясали у неё в глазах.

— А ты такой хорошенький! Жалко, маловат ещё. Ну, правда ведь, ты красавчик?

Наташа наклонилась вперёд и п о ц е л о в а л а меня в гyбы. Обжигающая волна окатила мне всё тело. Я чуть не упал. Она прикрыла глаза и слегка облизала рот, словно смаковала остатки сладкого крема. Она издевалась надо мной. С каким удовольствием она смотрела на мою реакцию, делая последние затяжки!

С того дня я потерял всякий рассудок.

Ч а с т ь в т о р а я

Это история страданий моего одноклассника.

Рассказ в двух частях.