123 146 subscribers

Старая дева бросает всё

108k full reads

3. Новость о том, что Аксинья скоро уедет, не нашла положительного отклика у родственников. А как же папа? Он что, останется один? А у кого оставлять на лето детей?

— То есть ты вот так запросто бросишь всё и уедешь непойми куда? В какую-то холодрыгу? Там, конечно же, принцы рядком стоят, только тебя и дожидаются! - сестра Лиза складывала в свою сумку закатанные Аксиньей баночки с малиновым вареньем.

— Возможно и дожидаются. Мне нечего терять.

Н а ч а л о

- Как это нечего, опомнись! У тебя просто кризис среднего возраста! Твоя семья здесь и ты нужна нам.

— У каждого из вас есть свои семьи, а я так и осталась одна, потому что 20 лет была для вас вместо мамы. Теперь в бабку меня превращаете, а я не хочу! Я ещё не стаpyxa, а, представь себе, тоже человек, который хочет пожить для себя! Понимаешь, не для вас, а для себя! Или я не имею на это права?

Лиза недовольно поджала губы.

— А клубничное ты закрывала?

— Оно уже в погребе, доставай. Варенье - это всё, что тебя интересует в отношении меня?

Лиза закатила глаза и отвернулась, чтобы выпить воды. Она была примерно в два раза шире Аксиньи. Второй подбородок заработал от глотков. Она задумчиво повертела на столе пустую чашку.

— Мы с мужем хотели в конце месяца слетать на море. Я рассчитывала, что Ксюша останется с тобой.

— Аааа, ясно. Ну, теперь как-нибудь сами.

Август подгонял в небе серые тучи. Кажется, быть дождю. За дровником подхватывал щепки ветер и кружил над самой крышей. Под ногтями у Аксиньи была грязь. Она работала в огороде, потом закрывала на всех огурцы. А много ли ей надо, живи она одна? Лучшие годы на них прогорбатилась и вот она, благодарность: говорят, мало им, надо ещё. Нет, лет десять назад нужно было совершить этот побег!

— Вышла б замуж за Витьку и никаких проблем, только деньги потратили... - бубнила Лиза, вылезая из погреба c клубничным вареньем.

— Всё набрала, Лиз? Ну, езжай домой. И за деньги не беспокойся, с нашей стороны только мои были, личные.

Фото автора Valera Evane: Pexels
Фото автора Valera Evane: Pexels

Аксинья собиралась неспеша. С одной стороны, тяжело расставаться с родными местами, с другой, не терпелось поскорее уехать. Девушка принципиально не выбирала большие города и жаркий климат. Её привлекла вакансия, где для учителей предоставлялось жильё. В нашем мире, оказывается, ещё такое существует! В районах крайнего Севера.

— Эгоистки твои сёстры. Молодец, что решилась уехать. Тут, конечно, нечего ловить, но не далековато ли для начала? Север... Бррр. - Лида поёжилась, глядя на размеренное течение Boлги.

— Зима меня не пугает. Страшновато, но я попробую. Зарплаты обещают хорошие и перелёт оплачивают.

— Говорят, цены на продукты там тоже весьма и весьма!

— Мне одной много не надо. Знаешь, папа всегда мечтал побывать на Kaмчатке. Вот освоюсь и позову его в гости.

— Эй! А почему только папу?! Я тоже хочу!

— И тебя, конечно, подруга, - улыбнулась Аксинья и обняла Лиду за плечи.

Широкой и гладкой змеёй распласталась Boлга посреди нижегородских равнин. Ветрам ли, птицам ли, здесь приволье. Всё несбывшееся, всё, на что так и не решилась, Аксинья оставляла в дымке августовского дня. У неё теперь одна дорога - только вперёд. Она будет бежать, ползти, карабкаться, делать всё возможное, чтобы успеть запрыгнуть в тот последний вагон под простым названием "счастье".

В начале последней недели лета багаж Аксиньи был уложен в машину. Мурзик с торжественным превосходством взирал на мир сквозь решётку сумки-переноски. Вылет на Kaмчатский полуостров был утром. Её любимый, родной посёлок в свете рыжих и мягких лучей... У Аксиньи выступили слёзы. С рождения она знает здесь каждую улицу и дом, знает всех жителей в лицо. Тихая и мирная жизнь, а она куда собралась?!

— Аксют...

Аксинья нагнулась, чтобы рассмотреть стоявшего под деревом человека. Дима! Он поманил её. Девушка нырнула под ветви.

— Слушай... Не уезжай. Ну, куда ты? Останься.

— Дим, иди домой.

— Аксюш... - сдавленно произнёс парень, - зачем ты так со мной?

— Как?! Я тебе ничего не обещала!

Отец подал сигнал из машины.

— Мне пора.

— Стой!

Дмитрий остановил её за руку.

— Давай я поеду с тобой? Правда. Я влюбился, - он виновато улыбнулся и Аксинья заметила, что его глаза стали влажными.

— Ты что, плачешь?

— Я просто... Не знаю...

Он промокнул их рукавом. Потом медленно придвинулся к ней.

— Поцелуй на прощанье?

Аксинья улыбнулась и чмокнула его в щёку, но Дима задержал её лицо и поцел овал в губы.

— Пообещай, что будешь мне писать? Я приеду к тебе, клянусь.

— Успокойся. Не надо приезжать. Я напишу тебе, обещаю.

Аксинья похлопала его по плечу и села в машину.

Отец помог ей сдать вещи в багаж, а дальше девушка осталась одна. Впереди небо, будущее, облака. Ни сёстры, ни брат не приехали, чтобы с ней попрощаться. До вылета оставался час. Она достала из переноски Мурзика. Кот мужественно, но опасливо взирал на движущиеся огни и самолёт, стоявший за стеклянными стенами аэропорта.

Долгий, долгий перелёт с пересадкой в Москве. Чёрная ночь в поднебесной выси, а потом, в свете утренней, удивительно прозрачной зари... Моря. Заливы. Горы. Кусочки суши, смело отданные в синие объятия океана. Нет, нет, он не терзал их, но безмерно любил. Ласкался к ним чеширским котиком, махал хвостом из белых барашков на волнах. Мурчал. Гневился. Стенал! Но так обожал, так обожал... послушать песни, что доносились с высоких, щекотавших небесный животик гор, и капали, так мелодично капали в синюю бездну его души.

— Как думаешь, Мурзик, он сможет и нас настолько же полюбить?

Бескрайний океан прошелестел размеренной волной:

— Только если вы первыми полюбите меня.

П р о д о л ж е н и е.

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я