123 148 subscribers

Свой парень (Избавление)

18k full reads

— Посмотри какой! Красавчик, правда?

— Ну, не знаю, плетётся позади всех и глаз на нас поднять боится.

— Может, он просто стеснительный.

Взгляд Алины сразу зацепился за взлохмаченного и словно смущённого мальчика, который вроде бы и смеялся со всеми, но оставался задумчив и напряжён.

— Сейчас они с нами знакомится начнут, а этот и слова из себя не выдавит, вот увидишь, - тоном эксперта заявила Ира и кокетливо перекинула ногу за ногу.

Алину это задело. В кои-то веки ей кто-то приглянулся, в отличие от излишне всеядной Ирины, которой нравился каждый второй.

— Нет, он просто воспитанный и не простак, я сразу вижу, а все остальные обычная деревня.

— Ну, не скажи! Вот этот, в красном, посмотри. Ух, какой! Чур, мой!

По мере приближения к ним компании парней Ира и Алина непроизвольно понизили голоса до шёпота. Алина без интереса взглянула на юношу в красном: высокий, спортивный, но сразу видно, что ума не особо. О своём выводе она не замедлила сказать подруге, с чего и началась их короткая, но яростная перепалка:

— Будем откровенны, вкусом ты никогда не отличалась.

— Чего?!

— Того! Тебе только брутальных прuдурков подавай. А я жду настоящую любовь.

— И жди себе. Прuнцеждалка несчастная.

— Дуҏа!

— Сама такая!

— Всё, заткнись! Забирай своего... Красавца-недоделка. Всё равно он мне нужен, как собаке пятая нога.

Алина ткнула вредную подругу локтем в бок и обе тут же лучезарно улыбнулись подошедшим парням.

Эти вечерние знакомства - классика их провинциального городка. Девушки как бы невзначай прохаживаются по местному "бродвею", то бишь по аллее между дорогами, что обнесена тенистыми полуюжными клёнами да липами; девушки присаживаются на лавочки, щебечут... о, нет, они здесь вовсе не для знакомств, что вы! Это так, незапланированный променад для более здорового сна; парни тоже просто вышли на "покурить", нацепив при этом самые приличные футболки и облившись дешёвеньким парфюмом; о нет, что вы, им тоже ни к чему знакомства! Зачем портить вечер, изворачиваясь перед какими-то фифами, что строят из себя снежных королев! Хотя вот эти две весьма хороши, почему бы и нет...

— Привет, девчонки! Чего скучаете?

Ясное дело, парень в красном, как наиболее самоуверенный, заводит непринуждённый разговор с красотками, а остальные с оценивающим интересом рассматривают девушек и лихорадочно взвешивают свои шансы на успех.

— Кто сказал, что мы скучаем? - не замедлила ответить Ирина, - мы просто сидим, наслаждаемся погодой.

— А мы вам не помешаем?

— Нет, напротив, - игриво улыбнулась она. - Вместе будет веселее.

Небо на востоке окутано сиреневым флёром заката. Посмотри, Алина: гуще, насыщеннее к горизонту его глубина. Оттуда нет ничего обещающего. Оттуда наползает беспощадная ночь. А на западе же... Ах, на западе ещё оранжевые краски - отголоски упавшего за землю солнца. Если долго идти за ним, если быть настойчивым, то есть шанс настигнуть уставшее светило. Но не согреет оно, не обласкает, сколько не беги. Лучше просто дай уйти ему и тогда... после смольной, холодной ночи, если выживешь ты, наступит и для тебя рассвет. Новый шанс, новый день, новый человек озарит твою жизнь. С самой неожиданной стороны.

Фото автора Mariana Plozner: Pexels
Фото автора Mariana Plozner: Pexels

Взлохмаченный мальчик мало участвовал в разговорах. "Бродвейская" аллея довела их до запущенного парка. Здесь уже было совсем темно. Внимание парней в основном было сосредоточено на более открытой Ире, Алина же отвечала на попытки внимания без энтузиазма и самый настырный кареглазый юнец вскоре от этого устал. Она отстала на шаг и тот милый мальчик, взглянув на неё, тоже отстал.

— Извини, я забыла, как тебя зовут? - спросила она его.

Мальчик прочистил горло. Именно мальчик, да: худенький, чуть выше самой Алины, с внимательно-настороженным взглядом синих глаз из-под небрежной чёлки. Слово "парень" звучало в его отношении ещё грубовато.

— Женя, - слишком звонко ответил он, но Алина ничего не заподозрила.

— Разве это твои друзья? - Алина кивнула на шедших впереди троих парней, обхаживающих Ирину. - Прости, просто ты как-то не вписываешься.

— Дааа? - протянул Женя и на его щеках заиграли ямочки.- И чем же?

— Извини, я не хотела тебя обидеть. Ну, они такие... такие простые, понимаешь, как работяги с завода или шахты. Я ничего против не имею, не подумай! Мой папа шахтёр. Просто мне показалось, что тебе с ними скучно.

Женя хмыкнул.

— Меня Андрей пригласил погулять, тот, что в красной футболке. Я подтягиваю его сестру по химии.

— Как репетитор?

— Да.

— А где работаешь?

— Пока младшим специалистом на содовом. Я всего два месяца как выпустила... - он запнулся, - ...лся. Выпустился. Из института. Нашёл интересную для меня вакансию в вашем городе и, так как мне нечего было терять, переехал сюда.

— Так ты ещё и снимаешь жильё... Один?

— Жильё мне оплачивают с завода. А живу я с младшим братом.

— С братом? А почему он не с родителями?

— Выглядит как допрос, нет?

— Я не хотела, я не...

— Просто я не люблю об этом говорить. - Он старательно смотрел себе под ноги, низко склонив голову. - Возможно, расскажу когда-нибудь потом, ладно?

Женя примирительно улыбнулся. Алина же поняла, что влезла в его личное пространство. Ей стало неловко за свою настырность и она переключила разговор на себя:

— А я ещё учусь - в нашем местном педколледже.

— На кого?

— Учитель русского языка и литературы.

— Обожаю литературу!

— Правда?

— Да. Ты по Толстому или по Достоевскому?

— Что?

Алина звонко рассмеялась.

— Ну, в смысле, знаешь, говорят, люди делятся на два типа: те, кому более по душе Толстой, и те, кому Достоевский.

— Ха-ха-ха! Пожалуй, я больше по Чехову! А ты?

— Они оба великие. - Женя пожал плечами. - Толстой писал о жестоких вещах, которые происходят в жизни обычных людей, а Достоевский раскладывал по полочкам души людей, способных на ужасные вещи. Пожалуй, мне ближе Достоевский.

— Ты любишь копаться в себе?

— Не то, чтобы это можно любить... Просто так получается по ряду причин.

Луна взошла и её бледно-жёлтый полумесяц проливал на августовскую листву холодный, таинственный свет. Они прогуляли около двух часов. Пили пuво. Женя куҏил и Алина умилялась, как искусно он умеет выпускать из дыма колечки. А ещё у него глаза удивительные: добрые, но настороженные, и словно привыкшие к боли.

Женя провёл пальцем по её кисти, когда она поднесла её к лицу, чтобы убрать налетевшие волосы.

— Что это у тебя за царапина?

— А! Это сестра Ксюха, мелкая зараза, поцарапала меня линейкой на днях.

— Ксюша... - выдохнул задумчиво Женя.

— Что? Близкое тебе имя?

Женя замялся.

— Эээээмм... Так звали мою девушку.

— Вы расстались? Почему?

— Она решила, что ей нужно замуж, а я не мог ей этого дать.

— Странно. Почему не мог? Ты её не любил?

— Не в этом дело.

Женя опять спрятал лицо, склонив голову.

— Ясно. Ещё один секрет.

— Пока да. Послушай, мне уже пора идти. Нельзя оставлять брата одного в такое позднее время.

— Ладно. Давай.

Они смотрели друг другу в глаза и Женя всё никак не мог решится попросить её кое о чём... Алина нежная, такая милая девушка... Он сделал над собой усилие и стал прощаться с друзьями. Спортсмен-Андрей пожал ему руку и смешливо перевёл взгляд на скромно стоящую, поникшую Алину. Парень громко сказал:

— Женька классный мальчишка, правда, Алин? - он подмигнул ей. - Настоящий свой парень, верно, ребят?

Все дружно подтвердили и почему-то странно заулыбались, переглядываясь. Андрей взлохматил Жене непослушные волосы, а тот, в свою очередь, бросил последний нерешительный взгляд на Алину и ушёл.

Всё внутри Алины упало. Ей хотелось одного - поскорее уйти домой и почему-то поплакать, уткнувшись в подушку.

Через пару минут она услышала, что её зовут. Это был Женя. Он приблизился с мобильным наизготове, отозвал её в сторону и, виновато улыбаясь, сказал:

— Чуть не забыл одну вещь... - он с плохо скрываемой робостью заглянул ей в глаза. - Ты дашь мне свой номер?

— Да, конечно! - заулыбалась в ответ Алина.

На душе у неё вдруг отлегло и стало так легко, так хорошо, словно первый луч долгожданного рассвета согрел её, наконец, своим теплом.

Продолжение...

Начало