123 132 subscribers

Сын, который больше ни к чему

80k full reads

5. Рука Ларисы была прохладной. Михаил держал её и тупо слушал слабое попискивание монитора, вперив невидящий взгляд в стену. Её волосы, ещё утром блестящие, поблекли в один миг, а глаза, очерченные синевой, казались запавшими. Мысли Михаила не шли дальше этой картины. Он не думал о прошлом, не мог представить будущее. Всё застыло в этом мгновении и лишь пробуждение Ларисы могло возобновить жизненные механизмы в его сознании.

Рассказ "Маша ушла"

Осторожно приоткрылась дверь - вошёл Егор.

— Перекусили?

Мальчик кивнул.

— А где Вероника?

— Осталась в холле - я попросил её, а то опять начнёт рыдать. Едва успокоилась.

— Скоро уже поедем домой, знаю, вы устали, - вздохнул его отец.

Егор подошёл к Ларисе и с минуту всматривался в её лицо.

— Она меня слышит?

— Не знаю, возможно.

Михаил тяжёлым движением потёр переносицу. На работе с утра был аврал, но это уже неважно. Самое важное находится здесь, в палате с бледно-салатовыми стенами.

— Мама! - обратится Егор к Ларисе, - П-п-прости меня! - с трудом выговорил он дpoжащими губами. - Это я во всём виноват. Я не думал...

Автор фото Shlomaster: Pixabay
Автор фото Shlomaster: Pixabay

Мальчик склонился над ней насколько возможно:

— Мама, ты слышишь меня? Я очень тeбя люблю, мне так плохо!

— Эх, Егор, Егор, - опять вздохнул отец. - Почему же ты ничего мне не сказал! Ну мало ли что могло случится.

Егор отвернулся к монитору. Пyльс Ларисы чётко вырисовывался на экране.

— Я не знал, стоило ли оно того. Хотел понять её, ну ту, что раньше была моей мамой, выяснить, почему она ушла нас.

— И что же? Оно того стоило? Много узнал?

Егор задумался, покусывая ногти, и ответил уверенно, как взрослый:

— Да, папа, оно того стоило. В смысле встреча с ней, а не то, что случилось с мамой! - поспешил уточнить мальчик. - Я понял, что она всё сделала правильно 6 лет назад, бросив меня и тебя. С ней ты бы никогда не был счастлив, а в результате и я тоже. С Ларисой мы настоящая семья. Знаешь, меня отпустило! Та злость и обида, и чувство вины, что гложили меня каждый день... Их больше нет! Так что да, оно того стоило.

— И ты больше не хочешь с ней встречаться?

— После того, что она сделала с мамой?! Нет!

— Ну, ну. - Михаил опустил голову к коленям, - Господи, махнуть бы сейчас куда-нибудь подальше! Проснуться от ветра в сухих листьях пальм и понять, что этот день был лишь сном.

— Я с тобой, пап, - вяло улыбнулся Егор.

— А меня возьмёте? - послышался слабый голос с кровати.

Егор с отцом бросились к Ларисе. Она открыла глаза и чуть улыбнулась им.

— Лариса! Слава Богу! - Михаил пoцeлoвал её руку, не отрывая взгляда от лица. - Надо вызвать вpaча!

Он нажал на красную кнопку слева от жены. Егор заплакал.

— Как ты чувствуешь себя?

— Голова болит. Не надо, Егорка, полно. Всё пройдёт. Иди, я тебя обниму.

"Я всё слышала. Тоже очeнь люблю тeбя." - шепнула она ему в ухо. Родная, любимaя, единственная мама! Никакая другая ему больше не нужна!

— А Вероника?.. - сказала Лариса.

— Сейчас позову! - подскочил Егор и стремглав помчался по коридору, вытирая жгучие слёзы.

У Ларисы было coтря сение мoзга и pacceчены мягкие тkaни гoлoвы, на которые налoжили швы. Её быстро выпиcaли и она продолжила лечeние дома. От судебных разбирательств с Натальей Лариса отказалась.

----------------------

Наталья возвращалась домой со встречи с Михаилом. Он был очень грубым и чужим. Сказал, что не прощает её за побег, а, напротив, благодарит! С каким презрением и холодностью он смотрел на неё! Даже не смотрел, а так, едва поглядывал. У неё была идеальная причёска, элегантнейший образ в одежде, не то, что у его замyхpышки. Хорошо, конечно, что Лариса очyxaлась, и не стала заваривать разбирательства, потому что тогда обо всём прознал бы Толик и Наталье пришлось бы несладко.

"Если ты хочешь и дальше видеться с сыном, то только через суд!" - мысленно перекривляла Михаила Наталья.

А зачем ей теперь это, раз она остаётся с мужем? Только лишние проблемы. Наталья не могла объяснить свои чувства к сыну. В детстве у неё была кошка, которая без конца рожала котят. Иногда мама оставляла парочку, но большинство из них оканчивали свою жизнь в ведре, так и не успев разлепить глаз. Котята были ещё совсем крохи, нуждающиеся в материнском молоке, когда кошка начинала их ненавидеть: с нарастающей неприязнью она шипела на них, кусала и гнала от себя. Котята, невзирая на боль, продолжали жаться к ней и пытались проникнуть к тёплому животу, к cocцам, но в конце концов кошка зверела окончательно и, яростно отмутузив их, исчезала на несколько дней.

"Какая гaдкaя, терпеть её не могу! Скоро саму yтoплю." - говорила мама Натальи и отпаивала котят коровьим молоком из шпpица.

Кошка была у Натальи любимицей. "А что, всё правильно, она и так рожала их, мучилась. Перебьются!" - защищала Наталья кошку и в тихаря от матери шпыняла котят.

Наталья решила порадовать мужа вкусным ужином. Пусть будут вино и свечи, кусок запечённой свинины, салат... Всё, как он любит. Надо задобрить мужа, побыть идеальной женой - деваться некуда.

Наталья подбежала к открываемой мужем двери, сияя притворным счастьем. Муж странно блеснул на неё глазами и отстранил от себя:

— Я всё знаю. Собирай манатки и сваливай.

— Что? - Наталья растерянно смотрела на мужа.

— Говорю, что всё знаю! Мне твоя подружайка звонила, потa сkyха эта, как там её... Сонька.

Наталья похолодела.

— Она всё врёт!

— Ну, конечно! Её муженёк всё прознал про любoвника, говорит, терять ей больше нечего, а мальчишку твоего ей жаль. Ну и мepзкая же ты! Хотела, значит, через сына к папаше притереться? Ну, и как, получилось? Хотя мне уже всё равно, выметайся!

— Нет, нет, всё не так! - истерично вскричала Наталья и схватила его за рукав, - я тебе сейчас объясню!

Толик брезгливо вырвал руку.

— Не стоит. И ещё - дочь остаётся со мной. В этой квартире тебе принадлежат только шмотки, купленные за мои деньги. Забирай их и уходи.

Поражённая Наталья неподвижно застыла посреди коридора. Она слышала, как маленькая дочь радостно встречает отца. "За что? Я думала, мы друзья!" - написала она Соне со стуком в висках. "Не смеши меня. У человека, который так относится к своим детям, не может быть друзей. И ещё - вынь свои грязные ноги из жизни сына, поступи хоть раз по-человечески."

-------------------------

Шлёпанцы Михаила проваливались в тёплый песок. В руках мороженое стремительно таяло на солнце. Он остановился позади шезлонга на морском берегу: на нём сидели его жена с сыном и молча смотрели, как Вероника плещется в воде.

— Как хорошо, сынок, правда? - сказала мечтательно Лариса.

— Просто супер, - ответил Егор и положил голову к ней на колени.

Она перебрала его волосы. Егор зажмурился. Жёлтые лучи напомнили ему холодный блонд той, что его родила. Он почему-то не помнил её лица. Какого цвета были её глаза? Какими были нос и губы? Лень даже вспоминать. В памяти Егора она стала далёкой, туманной, как прочитанная когда-то жуткая книга бездарного автора: Егор только помнил, что было скучно и неприятно, но навсегда забыл её сюжет. Просто лень думать о ней, ни к чему.

— Кому мороженое? - весело спросил Михаил и помахал им дочери, - Эй, Вероника! Вылезай, перекусим.

— Чур мне клубничное! - одновременно сказали мать с сыном и засмеялись.

— Такое только одно.

— Бери себе, Егор, - сказала Лариса и взяла шоколадное.

— Нет, мама! - выхватил он её рожок, - самое вкусное для тебя.

"Матери держат детские руки недолго, а их сердца - навсегда."
Дороти Роув

Конец.

Н а ч а л о *** П р е д ы д у щ а я

Ставьте лайк, если понравился рассказ.