123 132 subscribers

В лодке должны быть двое

29k full reads

За пределами лайнера была чернота. Сломя голову, Лиза бежала по палубе и прикрывала разорванную блузку. Она ещё ощущала на себе мepзкие, грязные руки этого напыщенного нeгoдяя.

— Стой смирно, крошка. Будь хорошей девочкой, а не то я пожалуюсь начальству, что ты плохо меня обслужила.

На горизонте-6

Он пьяно захихикал и дёрнул за ворот её блузки. Верхние пуговицы отлетели, мужчина сначала запустил туда руку, а потом и вовсе нырнул лицом. Колючая щетина на нежной коже. Длинный узкий коридор между каютами был пуст.

— Пожалуйста, умоляю вас, прекратите! - взмолилась Лиза, отстраняя его от себя, но мужчина был в два раза больше её. Он придавливал Лизу к стене.

Вдруг в нескольких шагах открылась дверь и вышли девушки из обслуживающего персонала. Мужчина отпрянул от Лизы и она сразу убежала прочь, едва сдерживая рыдания.

Ночным небом владела одинокая Луна. Лиза подбежала к корме, схватилась за перила и старалась взять себя в руки. Внизу вздымалась пена и, сужаясь, тянулась клином в темноту. А ведь он показался ей милым. Улыбался и требовал, чтобы именно Лиза обслуживала их столик. Как противно осознавать, что тебя хотели лишь потребить, использовать твоё тело и не более того.

Из полумрака в конце кормы она услышала своё имя, но обращались не к ней. Голос был знакомым. Лиза повернулась и увидела Тимофея. Он стоял в нескольких метрах от неё и разговаривал по телефону, свесившись над водой с перил. Он не замечал её. Лиза невольно прислушалась.

— Нет, мама, я сегодня видел Лизу лишь мельком, у нас много работы. Мама, перестань. Нет, мы просто друзья. Я не буду так делать и не хочу с тобой об этом говорить... Потому что она меня не любuт! Всё, пока!

У Лизы сжалось сердце. Она отвернулась, надеясь, что Тимофей её не узнает. Он постоял некоторое время не шевелясь и вдыхая свежесть ночи, растворённой в морском воздухе.

— Привет, - услышала она за спиной и развернулась, - тоже не спится?

— Да... Захотелось прогуляться перед сном.

Они стояли. Пауза затягивалась и звенела в шуме рассекающихся волн.

— Ты рада, что мы всё-таки здесь?

— Кажется, да, - улыбнулась Лиза, крепче сжимая разорванную блузку.

— Ты, это... Не подумай, что мы обсуждали тебя с мамой...

— О, что ты, я и не слышала ничего.

Лиза повернулась к морю. Как темно, страшно и одиноко за пределами лайнера. Корабль стал плавно поворачивать левее и она машинально взялась обеими руками за перила.

— Что с твоей блузкой?

Тимофей в недоумении смотрел на раскрытую гр_yдь Лизы. Девушка, вспыхнув, вновь сцепила пальцами края разорванной вещи.

— Я... Зацепилась по дороге, случайно, - соврала Лиза.

Тимофей внимательно взглянул ей в лицо.

— Ты плакала! Что произошло, скажи мне правду!

—Это неважно, серьёзно, - она старалась отвечать твёрдым голосом, - пойдём по каютам, что-то я замёрзла.

На следующий день в ресторане Тимофей старался следить за Лизой. Она обслуживала столик с тремя молодыми мужчинами и Тимофей заметил, что один из них оказывает ей знаки внимания. Животные знаки, грубые, с грязным подтекстом, которые были явно неприятны Лизе. А уже вечером, после ужина, он увидел этого же мужчину, нагло прижавшего Лизу с подносом в руках к стене между уборными и кухней. Он загородил ей путь обеими руками и что-то говорил, по-лягушачьи глядя в её отвёрнутое лицо.

Тимофей в один момент оказался возле них.

— Оставьте её в покое!

— Иди отсюда, тоже мне... - бросил Тимофею мужчина, презрительно взглянув на его форму официанта.

Тимофей одёрнул его руку от Лизы. Потом из рук девушки полетел поднос...

-------------------------

— Почему ты не отвечал на мои записки?

— Какие записки? - не понял Тимофей и приподнялся с постели.

— Которые я писала тебе в 7 классе. Я подкидывала их в твой портфель несколько раз.

Тимофей ошарашенно смотрел на Лизу, застывшую на пороге комнаты, которую они снимали между сменами.

— Так это ты была той Лилу?! Я думал, это пaцaны пpикaлываются... Зачем ты писала печатными буквами? И что за Лилу?

— А вдруг бы их нашёл кто-то другой? Мне казалось, ты поймёшь. А имя... Мою любимую собачку детства звали Лилу, помнишь? Такая маленькая, коричневая, всюду за мной бегала...

— Смутно, если честно.

— А помнишь, когда мы были детьми, я кормила тебя пирогом с клубникой? Я его обожала, но все кусочки отдавала тебе, знала, что ты любишь.

— Ты же говорила, что терпеть его не можешь, а мама заставляет тебя его есть!

— А ты веришь всему, что говорят девчонки, да? Ведь я отдавала его только тебе, а Пашка с Оксанкой глотали слюни в сторонке.

Она подсела к нему на кровать.

— Ну, как твой нос?

Тимофей потрогал залепленную гипcoм переносицу.

— Приятного мало, - прогундосил он, улыбаясь.

— Не надо было так...

— А как надо?

Они замолчали, глядя друг на друга. Они росли бок о бок, но постепенно их общение сошло на нет. Мелкие, но настойчивые обстоятельства изо дня в день дробили их чувства и не давали зародившимся зёрнам любвu зацепиться за почву и прорасти. Две одинокие лодки посреди ночного моря, плывущие друг к другу на огонёк, каждый раз разминаемые ложными огнями с пристани...

Тимофей раскрыл руки и Лиза подалась навстречу его объятиям.

— У тебя разве выходной сегодня? - спросил он, поглаживая её голову на своём плече.

— Нет.

— Тебя тоже уволили?

— Я сама ушла, - вздохнула Лиза и, помолчав, спросила, - что будем делать теперь? Поедем домой?

— Ты хочешь домой?

— Нет, но на что мы будем жить?

— Лиза! Как ты думаешь, будет сильно ужасно, если я сейчас поцeлyю тебя с таким носом?

Лиза усмехнулась и подняла лицо вровень с его.

— А что не так с твоим носом? По-моему, он стал ещё прекраснее.

От улыбок расползались их гyбы и они, срывая влажные поце_луи, отдавались долгожданной тёплой волне близости. Далеко уносило их лодку, в океан, в его бескрайность, где им открывались самые естественные и сокровенные глубины. Руку, трепещущую и желанную, находила такая же робкая рука. Ах, Лиза, так ты любила меня! Да, Тёма, да...

— Давай останемся здесь, в Сочи? И создадим семью? И, конечно, найдём нормальную работу?

— Как много вопросов, Тём! - хихикнула Лиза и погладила его волосы.

— Ответь "да" хотя бы на один!

— Я хочу ответить "да" на все.

Фото автора Anastasia Shuraeva: Pexels
Фото автора Anastasia Shuraeva: Pexels

------------------------

Заместитель управляющего центрального отделения крупного банка города Сочи очень спешил. Он сел в машину и держал курс в сторону морского порта. Прозрачная, с рыжими клочками осень неподвижно стояла над городом, который не спешил сдаваться. "А в Тамбове уже вовсю листья облетают" - подумал мужчина и расстегнул рубашку. Он мельком взглянул в салонное зеркало - ну, что ж, для 43 лет он ещё ничего, только выражение надо сменить на попроще. Тимофей Владимирович постарался расслабить мышцы лица и окончательно забыть о работе. Сегодня у них годовщина - 20 лет как они женаты с Лизой.

Погода была прекрасной для морской прогулки - стойкий штиль и яркое солнце. Оставив машину на парковке, он поспешил на дальний причал. Вот она, красавица "Королева Океана", которую они сняли: 26 метров в длину, скорость 11 узлов, стальной корпус, плавный ход... Мечта! Нет, конечно, он ни на что не променяет свою малышку - парусную яхту швертбот, на которой он регулярно участвует в регатах, да и просто рыбачит по выходным с сыном. Однако для большой семьи и значительного повода она явно маловата.

— Пап, ну, наконец-то! - закричала младшая дочь и бросилась к нему от небольшой компании.

Он подхватил её на руки и вспомнил:

— Лиза, я, кажется, забыл права на управление яхтой.

— Я взяла, не переживай.

— Отлично. Ну, что, все готовы к заплыву?

Он поцeлoвaл маму и поздоровался за руку с Алексеем.

— Рад, что вы приехали! - признался он другу и подмигнул его жене.

— Ещё бы! Такая дата! К тому же, если бы вы не пригласили меня свидетелем на свадьбу, я никогда не встретил бы эту красотку, - ответил Алексей, обнимая жену.

Они взошли на яхту.

— Пап, я хочу быть с тобой у штурвала, - сказал Тимофею 17-летний сын.

— Конечно, сынок. Вот - это тебе, - отец надел ему на голову капитанскую фуражку.

— Блеск!

Власть. Вот чем море владело в совершенстве. Оно захватывало Тимофея, поглощало и он каждый раз чувствовал себя тем 18-летним мальчишкой, что стоял на волнорезе и был заворожен его силой и красотой. "А ведь я получил гораздо больше того, о чём мечтал" - подумал Тимофей, обнимая любимую жену. Они стояли позади сына в капитанской фуражке и с безмятежным удовольствием наблюдали, как он старательно выкручивает штурвал навстречу синим-синим водам, солнцу и той полоске между небом и морской гладью, что именуется горизонтом.

Так что же там ждёт нас, на горизонте? Мы не можем знать, лишь мечтать и делать твёрдые шаги навстречу своим мечтам.

П р е д ы д у щ а я часть

Н а ч а л о

В с е Ч а с т и рассказа "На гори зонте"