Праздничное

10.03.2018

Белый стих о невозможности простого женского счастья в принципе

Сама себе цветы купила.
На этот раз — тюльпаны. Давно хотела.
Грудь всколыхнуло вдруг забытое, из детства...
И настроение поднялось. Чёрт, как стало хорошо!
Всего-то — три цветочка. Х-ха!
И по асфальту, каблучками: тук-тук-тук! —
смотрите, как асфальт стучит, а я не замечала.
Сейчас бы в классики: прыг-скок!
Не нарисовано на мокром —
ранний март, снег по обочинам:
зальёт мелок, не то что летом.

Охлынуло душистым ароматом — чудо! —
пусть три всего цветочка-то…
Три, а запах — на всю улицу, или весна так пахнет?
Тряхнула головой — припомнить надо важное…
Не вспомнить, хоть убей... — да надо ли?
Перед глазами — свет, могучий, яркий — ух, какое солнце!
Вспомнила — всего лишь дежавю:
мама, папа, я, такой же день точь-в-точь,
вот только на асфальте — классики, цветные, посуху.
Сейчас не так — полно ещё сугробов, а в остальном: один в один.
Нет, не один в один: там листья вроде распускались…
Иль спутала я с «майскими»? Конечно, спутала! —
эт в мае листики кругом, малюсенькая розовая зелень,
голубоглазый небосклон, зимы как не бывало…
А в остальном — ну копия денёк!

Март, апрель, май — быстрей бы всё подсохло,
и — вроде лето, хотя до лета — ой-ой-ой!
Три месяца, как три цветочка лёгких, алых…
Не научилась в школе вальсу, жаль,
поэтому кружиться тут, на перекрестье улиц,
на глазах у всех не буду — засмеют.
Они и так все оборачиваются —
грязь на курточке? — нет, вроде… Хм, — а что смешного?
«Нет-нет, спасибо! Всё нормально, просто ногу подвернула… Спасибо». —
Что с ними, солнце действует? А от бордюра лучше отойти —
ведь пялится, глаза навыкат, а лужу-то из-под машины не заметил:
так и есть — фонтан! — я проскочила: «Ох, как...»

Осталось в магазин зайти, —
кефира, молочка, сырков творожных…
За тортом вместе сходим, после…
Нет, не получится — цветы, пакеты —
не унести мне столько. Домой сначала.
Стук-стук, каблучки… Иль улыбаюсь я не к месту?
Вот тоже — королева! — размечталась…
Сама лыбишься, вот они и пялятся!
Три квартала — я и не заметила.
Стук-стук, каблучки, тук-тук по двери!
В подъезде — праздник, давно здесь не было тюльпанов.
Лет семь назад, и то — мимозы… кустик.
На весь этаж, из склепа, смрадом смерти,
рука уже обвязана жгутом:
«Ты где была, мразота, деньги где?!»

Цветы не вынесли бы запаха трущобы.
Завяли бы, скрывая омерзенье.
И может, правильно, что их — в окно.
По одиночке, но под небом…
Пусть брошены, измяты, но — под солнцем,
на свободе.