Кото-параллельное

30 August 2018

КотМитька уважает математику.

То есть, он уважает правильную математику, когда, например, 4 куроголовы поделить на 1 котопоголовье = 4 куроголовы лично ему, Митьке. Потому что 4:1 = 4, правильно. А не так, как некоторые делят, что приходится самому все доставать и на обеденный коврик нести.

Еще котМитька уважает геометрию. Правильную, с параллельными линиями. Котохозяин (произвольный, здесь допущения годятся) должен лежать на теплом и мягком, причем в такой форме, чтобы свернувшийся клубком котМитька был ему параллелен, а также чтобы Митьке ввиду общего наличного комфорта стало совершенно параллельно все происходящее.
А неправильную геометрию Лобачевского, в которой прямые непонятно где и непонятно зачем пересекаются, котМитька изучать не желает. Прямые в принципе пересекаться не должны, потому как оказавшимся в точке пересечения двум прямым не хватит одной оказавшейся в этой точке сардельки. Даже двух сарделек не хватит, а может, и трех, смотря какие прямые.
И котМитька категорически против участвовать лично в геометрии Лобачевского, особенно если с другой стороны в ней укладывается лоскутная кошка Выкусень.
Он, Митька, всегда все правильно делает: он утаптывает точку опоры для своей меховой геометрической фигуры, не спеша осматривает окружающий рельеф, созданный сонной фигурой котохозяина (произвольного, см. выше) и сообразно этому рельефу валится на бок толстой белой параллельной тушкой. Иногда бывает нужно еще шерсть на окорочке привести в геометрически верное состояние, но потом можно спокойно спать, наблюдая во сне пересекающиеся сардельки, и даже возникающая откуда-то из параллельной вселенной рука, которая чешет розовые митькины уши, нисколько правильности мира не мешает.
Правильности мира мешает пересекающаяся с другой стороны хозяйского рельефа длинная, несуразной масти, тощая лапа кошки Выкусени. Как только котМитька начинает засыпать, окопавшаяся прямо напротив Выкусень вытягивает прямую (лапу) через этот самый рельеф и трогает толстое белое за только что помытую спину.
На подобное безобразное геометрическое нападение котМитька немедленно возражает рассерженным "ФФссссссссссс!"
Выкусень принимает аргумент к сведению, убирает из митькиного эвклидова пространства свое пятнистое построение и задумчиво грызет на нем когти.
Митька задремывает и блаженно сопит.
Выкусень укладывается поудобнее и протягивает через рельеф другую прямую (лапу), которая пересекается с Митькой в районе затылка.
"ФФссссссссссс!" - отрицает геометрическую бредятину Митька.
Выкусень соглашается, ей не жалко. Она пока пятку помоет.
Митька задремывает.
Тянется прямая лоскутная лапа, трогает уши.
"ФФССССССССССССССССС!"
Выкусень возвращает лапу и внимательно на нее смотрит. Лапа как лапа, геометрически правильная.
Митька прикрывает глаза. Сопит.
А если вот так ее вытянуть?
"ФФссссссссссс! Кхе! ФФссссссссссс!"
Выкусень убирает лапу, некоторое время думает, потом ложится на хозяйский рельеф в позу сфинкса и внимательно смотрит на большой, очень белый и очень сладко сопящий калач. Она опять вытяяягивает лапу и пересекает ее с митькиным хвостом.
"ФФсссссссссссссссссссс!" - жалобно шипит Митька и прячет хвост в окорочках.
Выкусень убирает лапу, подворачивает ее под себя и наблюдает, как Митька, не в силах бороться со сном, снова начинает уютно посвистывать носом.
Потом она вытяяягивает лапу, и -
"ФФсссссссссссссссссссссссссссссссс!"
Митька вскакивает, глаза его от прерванных снов косят, а лапы подгибаются. Он ненавидит геометрию, Лобачевского, кошку Выкусень, Дууру, математику, апельсины и кота Нильса, который всегда ругается, когда Митька слишком близко подходит к нему в процессе деления Нильсом куроголовы на нуль.
"ФФссссссссссс!"
Хозяйская рука из параллельного пространства заваливает Митьку на бок, чешет ему уши, а потом - о счастье - утаскивает в свой параллельный мир под одеяло противную лоскутную кошку, и она там исчезает, слышно только остаточное мурлыканье.

Ну на кой пес, скажите, было придумывать эти фиг знает где пересекающиеся прямые???