Икигай
29 435 subscribers

Натуся — добрая душа

14k full reads

Прямо напротив друг друга в одном многоквартирном доме жили две женщины. И, как водится, дружили по-соседски. У одной из них, Надежды был муж, Дмитрий и сын Егорка. А у другой, Татьяны, муж когда-то был, но потом исчез в неизвестном направлении, подробностей Надя не спрашивала, а Татьяна не рассказывала, и она воспитывала дочку, шестилетнюю Наташу, одна.

Надежда не работала, точнее, работала, но дома, на компьютере и для этого ей не нужно было каждый день ездить в офис. Попытки отдать Егорку в детский сад не увенчались успехом из-за того, что он часто простужался. Поэтому на семейном совете было решено мальчика пока туда не водить.

А Татьяна работала посменно. И иногда в ночь, и тогда она приводила Наташу к Надюше и девочка ночевала в Егоркиной комнате, на раскладушке.

По вечерам, перед тем как уснуть, дети подолгу болтали. Наташа завораживала мальчика своими рассказами.

Натуся — добрая душа

— А ты знаешь, что мы все, может быть, когда-то жили на другой планете? Просто забыли об этом.

— Как это: на другой? Я всё время тут живу и всё прекрасно помню.

— А я и другое помню, — задумчиво сказала девочка, — Только взрослым это нельзя рассказывать, они все равно не поверят и решат, что я выдумываю.

— Конечно, выдумываешь. У детей сильно развито воображение. Так мама говорит.

— А если нет? Иногда, мне снится, как я путешествую по другим планетам. Там хорошо, светло и все друг друга любят, а потом я решаю лететь на Землю, чтобы что-то важное сделать и просыпаюсь.

— У тебя здесь супер миссия, — засмеялся мальчик, вспомнив фантастический фильм, — Ты должна спасти человечество…

***

— Нет, ну честное слово, сколько можно, а?

На маленькой кухоньке Надежды сидела старшая по дому Майя Иосифовна, пожилая полная дама и жаловалась:

— Спички жгут, мусорят, ругаются, а на днях у меня в квартире стали происходить странные вещи, — пожилая женщина понизила голос до шепота, — Постоянно пропадают очки, и не только очки, а потом оказываются на другом месте. Это их рук дело, я вам точно говорю!

— Майя Иосифовна! Ну, вы же одна живете, на десятом этаже, мальчишки в дом к вам не заходят, как они могут там хулиганить? А очки вы сами куда-нибудь кладёте, а потом забываете, — Надя устала слушать странные вещи и мечтала поскорее лечь спать.

— Я это так не оставлю! В полицию пойду!

— Вам надо стать добрее! И перестать злиться на всех. И печень ваша выздоровеет и желудок! А ещё полюбить свою невестку, она хорошая, хоть и из деревни, любит вас и сына вашего, но боится! — услышали женщины детский голосок из коридора.

— Натуся! Ты почему не спишь? Маме позвоню, расскажу, марш в кроватку! — Надя попыталась сгладить неловкость.

— И правда печень последнее время барахлит, анализы вот буду сдавать… И желудок… Откуда ты знаешь? А про Лизку?! — Майя Иосифовна была крайне удивлена.

— Просто знаю и всё, — ответила девочка, — А ещё мне сон приснился, что у вас внуки скоро будут…

***

На следующий день Наташа и Егорка гуляли во дворе на детской площадке и увидели, как Майя Иосифовна, держа в руке холщовую сумку и тяжело спускаясь по ступеням подъезда, направилась в магазин. И буквально через пять минут они услышали странное жужжание над головой. Когда дети подняли головы, они заметили, как в открытое окно кухни Майи Иосифовны на десятом этаже медленно влетел радиоуправляемый квадрокоптер, а потом через некоторое время так же медленно вылетел.

Дети переглянулись и Егорка, указывая взглядом на мальчишек, которые спешно посадили вертолёт и убежали в подъезд, спросил:

— Расскажем ей, почему очки пропадают?

— Нет. Пусть сначала подобреет, — хитро ответила Наташа.

Через десять минут громогласный голос старшей по дому уже оглашал округу:

— Да что же это такое-то?! Тут кусты посажены, а они на велосипедах своих! Езжайте на дорожку, хулиганы! Михаил Петрович, ну мы же с вами вместе табличку вкапывали, что выгул собак воспрещен, а ваш Бублик прямо под неё…

Высокий мужчина с выправкой военного, стушевался, стыдливо потянул беспородную собачку за поводок, и пробормотал, защищаясь:

— Это ж инстинкты, Майя Иосифовна! Он сам!..

— Безобразие! Невоспитанная собака! — прошипела сквозь зубы женщина.

«Точно! Подобреть бы ей не мешало!» — шепотом согласился Егорка, и они с Наташей весело рассмеялись.

***

— А если правильно загадать желание, то оно обязательно сбудется! — изрекла Наташа, когда она очередной раз ночевала в комнате Егорки.

— Сказки!

— Не веришь? А вот загадай что-нибудь, и спать ложись. И поверь сильно-сильно, что это уже произошло.

Мальчик натянул одеяло по самые уши и сонно пробормотал:

— Зайца хочу. Синего, плюшевого…

— А я хочу, чтобы все-все на Земле были счастливы, — тихо сказала Наташа, — а ещё, чтобы мы на море поехали…

***

Надежда ходила в магазин и шла оттуда нагруженная сумками, когда заметила грузовую машину, стоящую у двери подъезда, из которой двое мужчин таскали мебель и разные коробки. Пришлось долго ждать лифт, а когда двери раскрылись, она увидела там Майю Иосифовну в компании молодого мужчины.

— Вот, Наденька сын с семьёй ко мне переезжает! У Лизочки-то, уже шестой месяц, скоро рожать, а УЗИ двойню показывает! Бедная девочка… Помощь ей нужна будет. Да и хватит уже по съёмным квартирам мотаться, когда у меня две комнаты пустуют.

— Спасибо, мама! — сказал парень и чмокнул раскрасневшуюся Майю Иосифовну в щёку.

Надя чуть не раскрыла рот от удивления. Майя Иосифовна ещё неделю назад, очень критически отзывалась о своей невестке, считала её ни на что не годной ленивой прошмандровкой, которая окрутила её сына с целью получить прописку. «Ну и дела…» — только успела подумать Надя, как Майя Иосифовна взяла её под руку и увлекла подальше от машины с коробками.

— Ох, Наденька! Как мне плохо тут на днях было, думала всё, конец. Желудок взялся, насилу отпустило. И подумала я, а ведь и правда, что я прицепилась к этой Лизке? Хорошая, вроде, девушка, и сына моего любит, а я то, совсем одна что ли, на старости лет останусь? Квартира-то у меня большая, места всем хватит, что же я, не мать? А скоро бабушкой стану! А я и не знала. Разругалась ведь с ними, не разговаривали мы, вот. А счастье-то оно рядом оказалось. Не хочу я одна жить, тоска берёт.

«Вот и хорошо! — подумала Надя, — Теперь у Майи Иосифовны будут другие заботы, кроме как третировать всех людей во дворе и выдумывать нарушения порядка, которые те, по её мнению совершают…»

***

Инне Владимировне было слегка за пятьдесят, и она была настоящая «Тургеневская барышня» — скромная, мечтательная, с неспешной мягкой речью и взглядом с «поволокой». Она была как будто не от мира сего, всё время в таинственной задумчивости мечтах о чем-то высоком. Замуж не вышла. Жила одна.

А мужчины у неё были. И предложения были. Но не сложилось как-то. Всё идеала ждала, мистера-совершенство, а в итоге все подружки замужем, родились дети, а у кого и внуки уже, а она всё одна. Правда, недавно в соседний подъезд переехал одинокий мужчина. Представительный, сразу было видно, что бывший военный. Он понравился Инне. Как-то так вышло, что здороваться они стали, а потом разговаривать подолгу. Потом гулять стали вместе по вечерам. Михаил Петрович — так звали мужчину, всё о службе Инне рассказывал. Рассказчик он был хороший, и по его словам выходило, что служба — это сплошные развлечения, да отдых. Конечно это было не так, просто Инна тоже понравилась мужчине и он для неё не жалел красок в своих повествованиях. Так и гуляли они, общались, но как бы на расстоянии, даже на «ты» так и не перешли. И никто из них не решался сделать первый шаг навстречу друг другу…

***

Однажды Татьяна с Наташей собрались на прогулку, вышли из квартиры, сели в лифт и поехали вниз. Когда кабина лифта остановилась на шестом этаже, к ним присоединился Михаил Петрович. Поздоровался, о погоде спросил, а Натуся возьми да скажи:

— Мама! Инна Владимировна-то переезжает! Кому же мы будем своего попугая отдавать, когда в деревню к бабушке поедем, у Егорки ведь аллергия на птиц?

Когда двери открылись на первом этаже, мужчина пулей выскочил из лифта, забыв вежливо попрощаться.

Натуся — добрая душа

А мама, пожав плечами, тихо сказала:

— Что это с ним? — а потом, обратившись к Наташе, — А с чего ты взяла про Инну Владимировну? Она ничего мне не говорила про переезд.

Наташа вместо ответа стала усердно закручивать и раскручивать кончик своей косички, а потом сказала:

— Разве никто не видит, что они созданы друг для друга? Пусть у них будет счастье!

***

— Боже мой… Как же это? Сейчас… Сейчас… — бормотал Михаил Петрович, роясь в своём одёжном шкафу, —Где тут мой пиджак парадный? Ага! Вот он. Рубашку только погладить надо. Эх. Не люблю я это дело, с утюгом связываться. Ну не мужское оно… Так… Цветы. Не забыть купить цветы.

Ровно в шесть часов вечера напомаженный, гладко выбритый Михаил Петрович, держа в одной руке торт, а в другой роскошный букет цветов, звонил в дверь Инне Владимировне.

— Сейчас, сейчас, — послышался голос из-за двери, — Лена? Ты?.. Ах!

Инна распахнула дверь и увидела Михаила Петровича. Точнее она увидела огромный букет, а за ним уже мужчину.

— Это вам! — сказал он, протянув букет.

— Какие прелестные цветы! — только и смогла произнести Инна и замерла, любуясь букетом.

— Можно войти? — вежливо осведомился мужчина.

— Да-да, конечно, входите, простите меня, я не ожидала гостей и в квартире не убрано.

— Я знаю про переезд. Какая уж тут уборка. Наверное, вещи складываете. А у меня к вам серьёзный разговор.

— Какой переезд? Ничего не понимаю… А что случилось? Почему разговор серьёзный? У вас всё в порядке? — забеспокоилась женщина.

— Инна. Выслушайте меня. Я человек прямой. И может быть не такой романтичный, как вам бы хотелось, и я не умею произносить красивые слова и признания, и теряюсь, когда дело касается дел сердечных, но я должен вам сказать, что я вас люблю… Не перебивайте меня, пожалуйста, — сказал он когда Инна попыталась что-то сказать, — Я люблю вас с той самой минуты, как увидел и хочу знать, могу ли я рассчитывать на взаимность? Сегодня, когда я узнал, что вы уезжаете, я подумал, что просто не смогу обходиться без того, чтобы каждый день видеть вас, слышать ваш голос, видеть вашу улыбку… Выходите за меня замуж!

Инна от неожиданности опустилась на диван, всё ещё держа в руках букет. Она потрясённо молчала, а потом сказала:

— Но я никуда не переезжаю…

— Как? Но девочка… Маленькая девочка Наташа… Мы ехали в лифте, и она… Впрочем, не важно. Так вы выйдете за меня?

Инна потрясённо кивнула, а на глазах её выступили слёзы. Женщина смахнула их и счастливо улыбнулась...

***

— Вот, Надя, смотри, мы тут на одну фирму ездили, будем с ними контракт заключать, — рассказывал Надежде муж, придя с работы, — они выпускают пластиковую упаковку, а на логотипе фирмы заяц нарисован. Так они нам всем надарили своих зайцев, берите, говорят, сувенир от фирмы. Чудной такой, синий…

— Да уж, странный какой-то, но симпатичный, — сказала Надя, взяв в руки плюшевого косого, — Ну ладно, подарок же, вон Егорке отдай, пусть играет.

— Работает! Работает Наташкин метод! — закричал мальчик, вбегая в кухню, где разговаривали родители, — Заяц! Синий, плюшевый!

— Ничего не понимаю, — сказал папа и протянул улыбающемуся Егорке игрушку, — Ладно, бери, раз тебе нравится, играй на здоровье!

***

Свадьба Инны и Михаила Петровича была скромная. Съездили в ЗАГС, расписались, а потом домой поехали. Дома их ждали гости и накрытый стол. А помогли всё приготовить Надежда с мужем, Егорка, Татьяна, Натуся и даже Майя Иосифовна. За последнее время они очень подружились и по-соседски помогали друг другу. Потом все праздновали и поздравляли «молодых». А под вечер, когда все разговорились, Михаил Петрович обмолвился, что у него в Сочи живет старенькая мама и если кто пожелает, то он может дать адрес, и когда кто поедет отдыхать, то домик можно подешевле у неё снять, как своим. Татьяна обрадовалась и сказала, что обязательно воспользуется предложением, ведь они с Наташей этим летом собирались к морю…

— Урррааа! — закричала Наташа, — Слышишь, Егорка, сбылось моё желание! Мы к морю поедем!