Икигай
29 280 subscribers

Тайна

49k full reads

Это был он. Совершенно никаких сомнений. «Боже мой, что я скажу маме?!» — в панике подумала Рита, — «Может, мне кажется? Нет. Это точно он»

…Резкий звонок телефона разорвал тишину.

— Рита! Пойдём в кино завтра, как раз пять уроков, успеем на трехчасовой сеанс!

Рита зажала телефон рукой и обернулась к маме:

— Мам! Там девчонки в кино завтра зовут, можно?

— Иди, конечно! Не всё ж дома сидеть, — улыбнулась мама.

Было воскресенье, и мама находилась дома. Это редкое время, когда они могли побыть с ней. В другие дни родители допоздна работали. Жаль, что папа часто и по выходным был занят, а то бы они были все вместе, — грустила девочка.

Тайна

Встретились с подружками около школы. До кинотеатра нужно было ехать две остановки на автобусе. Погода стояла холодная, начиналась настоящая осень. Не та, которая иногда бывает в начале сентября, которую и осенью-то назвать сложно — тепло, хорошо, солнце ещё яркое и греет, а настоящая, с тоскливыми дождями, промозглыми ветрами и вечно хмурым небом.

Но подружки у Риты были весёлые, заводные и не давали скучать. Они то и дело затевали разные прогулки и поездки. Никакая осенняя хандра им была нипочём. Вот и сегодня они всю дорогу хохотали и чуть не проехали нужную остановку. Девчонки рассказывали анекдоты:

— Дорогой, сходи в магазин.

— Да в такую погоду хороший хозяин даже собаку не выгонит!

— Боже мой! Ну, сходи без собаки!

…До сеанса оставалось ещё немного времени и девочки дружно решили пойти в кафе и выпить по стаканчику кофе. Мама дала Рите денег с запасом, и ей хватило не только на билет, но и на кофе и даже на булочку.

У родителей Рита была одна. Так вышло. Мама как-то ей рассказывала, что сначала им было трудно и с одним ребенком, а потом, когда Рита подросла, так и не решились больше. Бабушек рядом не было, на работу и маме, и папе добираться приходилось далеко, и Рита допоздна сидела в детском саду, ожидая, пока её заберут. Воспитатели ругались, а что поделать? Раньше родители забрать дочь не могли. И поделки разные Рите в детский сад им было некогда помогать делать. Уставшая мама успевала только наскоро приготовить что-нибудь на завтра, и уже пора было ложиться спать, а папа приезжал ещё позднее. Рита грустила, ей казалось, что она брошена. Другие мамы и бабушки вокруг детей и внуков суетились, помогали им одеваться, когда те уходили домой и поделки помогали делать, оттого они, конечно же, были лучше, чем Ритины кособокие ёжики из пластилина и плодов каштана, подобранных с дороги, по дороге домой. Но девочка старалась сильно не расстраиваться, она понимала, что родителям тяжело.

Потом она подросла и пошла в школу. Ничего не изменилось. Почти. Девочка теперь допоздна просиживала на продлёнке. Она подолгу грустно смотрела в окно на то, как темнел школьный двор, и загорались фонари. Рита думала о том, что другие дети наверняка уже и поиграли и поели и, может быть, даже поспали, а она всё мается в своём школьном сарафанчике и неудобных колючих колготках, от которых, после долгого сидения за партой, начинали чесаться ноги.

Но постепенно она привыкла и ей даже стала нравиться самостоятельность. Мест в продлёнке не хватало и во втором классе Рите пришлось научиться самой возвращаться домой после школы, открывать дверной замок, разогревать себе еду и делать уроки. Родители всё также допоздна работали и Ритой особо не занимались. Но она росла ответственным ребенком и послушным. Если уходила гулять, то обязательно звонила и спрашивала разрешения, старалась никогда не врать и помогать по хозяйству. Маму и папу она очень любила, но вместе они собирались редко. А ещё, Рите не хватало эмоционального тепла. Между родителями были хорошие, ровные отношения. Они очень редко ругались, но в открытую никто не выражал своих чувств, не обнимал и не говорил, что любит. Как-то это было не принято.

Рита росла и уже понимала, что может быть иначе. Она немного завидовала другим детям, у которых родители не стеснялись обнимать детей и говорить о том, как они их любят и ими гордятся. Да и друг друга те родители тоже обнимали. И Рита даже пару раз видела, как некоторые пары, прогуливаясь со своими маленькими детьми, целовались. Это было так мило и романтично! И Рита гадала: отчего в их семье не так?

С седьмого класса ей стали разрешать гулять не только во дворе дома, но и отправляться с подружками в кино или в парк. И они часто выбирались на прогулку.

Вот и сегодня пятнадцатилетняя Рита сидела с подружками на дневном сеансе, и её внимание привлекла пара, которая находилась неподалёку, всего через три ряда от них, впереди. Мужчина нежно обнимал симпатичную девушку, шептал ей что-то на ушко, а она тихонько смеялась и прижималась к нему. Иногда они целовались. Сначала Рита не особо к ним присматривалась, но в какой-то момент мужчина повернулся вполоборота, и она узнала в нём своего отца…

Девочке вмиг стало жарко, а ладошки наоборот похолодели. Она вцепилась в подлокотники кресла и зажмурилась. Только одна мысль билась в её голове: «Что я скажу маме?»

Сеанс закончился. Она не подала виду и ничего не рассказала подругам. Хотя те поняли, что с Ритой что-то не так. Но она сослалась на неважное самочувствие и молчала всю обратную дорогу до дома.

Весь вечер она думала-гадала, но так и не решила, говорить ли ей маме о том, что она видела или нет. Проходили дни. Рита понимала, что если она расскажет, то Бог знает, что ещё за этим последует. Расставания родителей она не хотела, ссоры тоже. Ей казалось, что уж лучше пусть будет иллюзия нормальной семьи, чем развод. Но всякий раз, вспоминая сцены нежности того дня, на глаза её наворачивались слёзы. С матерью отец так себя никогда не вёл. Да и сама Рита никогда не слышала от отца слов о том, как он её любит. Дикая ревность мучила девочку.

Временами ей казалось, что мать знает, что отец ей изменяет, и тогда у Риты становилось легче на душе. Как будто-бы уже не она молчала об этом, а просто мама и сама всё знает, и потому Рита тут не причём.

Шло время. Девочка так и не решилась рассказать матери о том случае. Мало того, она ещё несколько раз видела отца с другими женщинами. Он всё реже стал появляться дома, иногда даже не ночевал, а мама воспринимала его отсутствие как само собой разумеющееся. Рита продолжала молчать…

***

— Дочь. Сядь на диванчик. Нам надо поговорить, — мама была серьёзна.

Рита училась в одиннадцатом классе и была совсем взрослая. Некоторое время назад мама всё-таки сменила работу — нашла поближе к дому, и стала возвращаться намного раньше. Они очень сблизились с Ритой за это время, как будто мама хотела наверстать упущенное, всё то, чего она не недодала дочери в раннем детстве. Они подолгу общались, вместе ходили по магазинам и часто дома рукодельничали или пекли какие-нибудь сладости к чаю.

— Папа. Он… — мама запнулась, — Понимаешь, он ушёл сегодня от нас.

Рита оглянулась. На кресле висела папина кофта. На столе стоял его ноутбук. И тапочки в коридоре виднелись тоже на своем месте.

— Он позвонил и сказал, что вещи заберёт в выходной, — как будто отвечая на немой вопрос в глазах дочери, ответила мама, — Но с сегодняшнего дня он от нас ушёл.

— Мама! — Рита разрыдалась и обняла мать.

— Я не знала, как сказать тебе. Понимаешь…— начала, было, мама, но Рита её перебила.

Она решилась, наконец, сама всё-всё рассказать. Все свои сомнения, все факты и подозрения. О том, как боялась ей признаться и носила в себе эту взрослую тайну все три года. Как переживала о том, что потеряет её доверие, что разрушит семью, что в конце-концов, станет тем, кто разобьёт её сердце. Мама слушала и молчала. Только гладила дочь по голове и прижимала к себе. Слёзы текли по её лицу.

— Девочка моя! — сказала она, наконец, — Но ведь это я, а не ты, скрывала всё это. Это я просила отца ради тебя, не разводиться со мной и создавать видимость наших отношений ещё Бог знает сколько лет назад! Боже мой! Ты, оказывается, всё знала! Мы жили, как соседи… Он давно не любил меня и не скрывал этого. Но при тебе я просила его быть прежним. У него плохо получалось, и поэтому он стал реже появляться дома. Конечно, так не могло продолжаться бесконечно, и сегодня он позвонил и сказал, что ты уже достаточно взрослая, чтобы понять и потому он уходит от нас.

Рита плакала весь вечер. С одной стороны она чувствовала облегчение оттого, что, наконец, призналась маме, а с другой она оплакивала эти годы маминой жизни, которые та могла бы провести по-другому. Пусть! Пусть бы он ушёл раньше! Всё равно это уже не изменить, так зачем было продлевать мучения?! От этого девочке было горше всего. И она чувствовала себя виноватой…

Вскоре родители официально развелись. Спустя некоторое время после развода Рита начала замечать, что мама стала, как будто бы оживать. Она чаще, чем обычно, смеялась, могла подолгу о чём-то задумываться и улыбаться своим мыслям, а так же во время домашних дел Рита нередко слышала, как мама тихонько напевает.

Жизнь шла своим чередом. Девушка поступила в институт, а через некоторое время начала встречаться с одним очень хорошим молодым человеком. Они много времени проводили вместе, уже познакомились с мамой Риты и вскоре планировали свадьбу.

Тайна

Отец не интересовался судьбой дочери. Совсем. Риту это нисколько не расстраивало. Она уже привыкла к его равнодушию. Правда, мама как-то обмолвилась, что у него теперь другая семья, в которой тоже подрастает его дочь, от другой женщины. «Ну и пусть, — подумала девушка, вытирая злые слёзы, — Он променял нас с мамой на других, украл у нас несколько лет счастливой жизни! Но ничего! Жизнь сама расставит всё по местам. А у нас теперь всё будет хорошо!»

Вскоре Мама призналась Рите, что она встречается с мужчиной и хотела бы её с ним познакомить. Рита была рада за маму. Наконец-то она расправила крылья! «Так вот о ком она мечтательно задумывалась и улыбалась», — догадалась девушка.

Спустя некоторое время произошли сразу два торжественных события. И Рита, и мама вышли замуж. Они были счастливы и жалели только о том, что в их прежней жизни они так долго держались за прошлое и не хотели его отпускать. Но как только оно ушло — жизнь сразу засияла яркими красками, потому что стала настоящей. «Да, — думала Рита, глядя на счастливо улыбающуюся маму, — Прошлое нужно вовремя отпускать, каким бы оно ни было, и как бы трудно это ни было, и двигаться дальше!»

Жанна Шинелева.