Куница

Лесная куница - редкий гость в нашем Центре. Честно говоря, зверьки попадали к нам лишь дважды. Это были взрослые куницы, травмированные капканами. Данные животные предпочитают темнохвойные, захламленные валежником леса, хотя встречаются в лесах любого типа. А еще они не любят близкое нахождение жилья человеческого, как и хорьки, горностаи и ласки.

Поэтому мы очень удивились, услышав по телефону, что в людном подмосковном парке собака нашла на тропинке маленького куненка. Пока его не привезли, были уверены, что это хорек. Но из открытой коробки, еле держась на дрожащих ногах, вылезла именно куничка. Маленький детеныш – гнездарь. Как она попала на тропинку парка, так и осталось загадкой.

Детеныши у куниц рождаются в апреле и пометы их немногочисленны – 3-5 малышей. Развиваются они медленно. Глаза открывают только в месячном возрасте. Еще дней через 15 прорезаются молочные зубы. А лазить по деревьям зверята начинают в возрасте двух месяцев, но делают это неуверенно. Судя по всему, наша куничка  лишь недавно открыла глаза.

Взрослые куницы, попадавшие к нам до этого, были весьма агрессивны. Правда одна из них к концу лечения все же позволяла себя гладить и за ложку меда шла на руки. Но этот малыш куницы нас очаровал. Длинные ножки значительно превышали величину тела. Лапки заканчивались острыми, уже изогнутыми коготками, что связано преимущественно с древесным образом жизни. На горле и нижней поверхности шеи располагалось крупное светлое пятно желтовато-кремового цвета, как будто на зверьке был надет нагрудничек. Завершали его милый образ большие выразительные глазки. 

Неделю куничка отъедалась и отсыпалась, но вскоре ее уже невозможно было удержать на месте. Зверьку как будто было некогда даже попить молока: он все делал на ходу, все время куда-то бежал. Пришлось из кошачьей корзинки, где куница жила первоначально, переводить ее в клетку, чтобы не выскочила и не попала в беду. Очень быстро Кунька стала узнавать нас, и стоило зайти в дом, то сразу просила выпустить ее на прогулку.

Порядок она наводила свой: скакала по мебели, выкапывала из горшков цветы и использовала нас как тренажер для лазания. Лесная куница в отличие от соболя хорошо чувствует себя в кронах деревьев, легко перескакивает с одного на другое – «идет грядой», как говорят охотники. Этот прием она использует и охотясь на белку, и скрывая свои следы рядом с гнездом. Куница с легкостью прыгает вниз с большой высоты в рыхлый снег с самой вершины дерева, приземляясь в 5-6 метрах от ствола. Но не хуже этот зверь чувствует себя и на земле. «Низом» она кочует и чаще всего охотится.

Ласковой Куня была до тех пор, пока не наступало время кормежки и ей не приносили мясо. Тут в ней просыпался настоящий дикий зверь: она обхватывала миску лапами и, уткнувшись в еду, бурчала и рычала. А если мы протягивали руку, чтобы придержать миску, норовила укусить. После завершения трапезы она вновь превращалась в милую зверушку и устраивалась спать у нас на руках. Спал зверек так крепко, что не замечал, как мы переносили его в клетку.

Куница была очень милой и умной, и мы удивлялись, почему ее, как и хорьков, не держат дома. Но по мере взросления характер Куни менялся. Она становилась все более независимой и требовательной. Если ей не хватало корма, куница начинала визжать и трясти клетку. Приходилось бросать все дела и нестись к ней с добавкой.

А аппетит у нее был завидный. Как и ее ближайшие родственники, куница всеядна. Основу ее питания составляют мышевидные грызуны, а также мелкие птицы. В зимнее время ее добычей становятся тетеревиные птицы, обосновавшиеся в снегу на ночлег. Голод делает эту хищницу неразборчивой в еде. Ее рацион могут составлять и землеройки, и лягушачья икра. Личинки земляных ос для нее особый деликатес, как и мед пчел. Не обходит она вниманием и различные плоды и ягоды. В зависимости от наличия ее главной пищи - мышевидных грызунов - куница проходит от 1-5км, а в бескормные годы и до 20 км в сутки.

Наша Куня убивать грызунов научилась не сразу и гораздо позже ласки и хорька, но, научившись, делала это просто виртуозно.

К октябрю домашняя клетка стала мала для нее, и мы перевели ее в уличный вольер, который одной стенкой граничил с беличьим. Зная то, что белки для куницы на воле – отменное лакомство, мы поверх звероводки обили общую стенку вольера толстой доской, но, как оказалось впоследствии, обезопасить белок не смогли.

Куница быстро освоилась в вольере, и скоро он стал для нее родным домом. Лесные куницы – оседлые звери. Даже недостаток пищи не всегда вынуждает зверька покинуть свою территорию, которую он занимает не один год. Зимой, когда добычи становится меньше, куница расширяет свои охотничьи угодья, но и тут располагается с комфортом – устраивая временные убежища. Нередко в качестве убежища она использует беличьи гайны, а бывали случаи, когда зверьки устраивались в колодах для пчел, которые бортники выставляли в лесу. Но иногда среди особей-домоседов появляются бродяги, которые только проходом появляются на той или иной территории.

Кунька и на улице оставалась ручной, узнавала нас издалека и, когда мы входили в вольер, бегала по нам, как сумасшедшая. Но у нее появилась привычка кусать нас за лицо и уши и довольно сильно, так что вскоре в вольер к ней мы стали заходить лишь по необходимости.

Все чаще ее волновали звуки, издаваемые белками-соседками. Подолгу сидела Кунька на ветке около стенки их вольера. И досиделась. Белка побежала по дощатой стене, и, видимо, лапа или хвост попали в щель между не совсем плотно пригнанных досок. И тут наступил «звездный» час куницы. Она схватила белку и начала втаскивать в узкую щель. Не столько от ран, сколько от шока белка погибла и упала вниз вольера. Куница отгребла от сетки всю подстилку, подгрызла доски и все же добралась до белки. Подтащила лапами к сетке, а поскольку решетка  была мелкая и целиком белка не пролезала, разорвала ее по частям и съела. Так трагически закончилось соседство зверьков. Как и на воле, белка стала добычей куницы.

В декабре куница уже не отличалась по размеру от взрослого зверька, и резвости ее могла позавидовать обезьяна. И хотя нам было жалко держать в вольере такое шустрое животное, мы все же решили отпускать ее на волю весной. Но судьба распорядилась иначе. Каким-то образом около кормушки открылась дверка, и Кунька ушла. Две недели от нее не было никаких известий. Мы периодически выкладывали корм в ее вольере, надеясь, что она вернется. И вот она объявилась. Только поесть пришла не в свою клетку, а в соседнюю – к дятлу. Утром мы обнаружили его останки. А еще через два дня такая же участь постигла грача, который из-за травмы крыла не смог залетать на ветку и ночевал на полу вольера. После этого мы постарались обезопасить от непрошенной гостьи наших питомцев и добились желаемого. Больше у нас никто не пострадал, а куница, хоть и находилась рядом, оставляя ночью следы на снегу, но на глаза не попадалась.

И вот через три года, в марте месяце, около нашего Центра, появились следы двух куниц. Они бегали друг за другом, катались по снегу, оставляли метки. Гон у куницы проходит в июле-августе. Но, как и у других куньих, у них наблюдается латентный период, когда развитие эмбрионов задерживается. Ранней весной у куниц проходит ложный, но очень интенсивный гон, из-за которого многие принимают его за настоящий. Гуляя с собаками вечером, мы видели и самих зверьков. И хотя точно не знали, есть ли среди них наша Куня, очень хотели в это верить. Потом куницы исчезли. Впрочем, ничего удивительного в этом не было: хвойные леса, которые они так любят, находились в нескольких километрах от нас.

Прошло четыре года. Как-то придя кормить в вольер неясытей, мы были поражены увиденным. Три птицы лежали мертвыми на земле, а четвертого не было видно. Войдя в вольер и обследовав домики, не поверили своим глазам. В одном из них находилась мертвая сова, а прямо на ней лежала и сладко спала взрослая куница. Мы принесли переноску и стал выманивать зверька из домика. Вскоре куница легко зашла в клетку на предложенную мышь и, увидев нас, страшно обрадовалась. Это оказался наша Куня! Взрослая, возмужавшая, но страшно истощенная. На морде виднелись следы укусов, одна ноздря заплыла гноем и был выбит клык. В какую передрягу попал зверек, остается только догадываться. Может, он не поделил что-то со своими собратьями, но, скорее всего, он просто стал жертвой лисы, а возможно, и охотничьей собаки. Но вот что поразительно: не имея возможности жить на воле, он вернулся к нам. Мало этого, спустя четыре года вольной жизни куница нас узнала!

И хотя было очень жалко загубленных сов, мы обрадовались, вновь увидя Куню, и оказали ей помощь. Клетки с совами мы обезопасили, зашив поверх сетки-рабицы еще и звероводкой. А Куню вылечили, откормили и, учитывая ее ранения, оставили жить в Центре. Зверек очень нежно относится к нам, но при посторонних быстро скрывается в домике. Приходится потрудиться, долго звать ее по клике, прежде чем зверек решиться показать чужому свою милую мордочку. И это лишний раз подтверждает правильность нашей методики подготовки к выпуску животных в дикую природу!

Забавные и познавательные истории о Ваших питомцах - подписывайтесь на наш канал!

Где у собак пупок? Как подружить кошку и собаку? От чего смеётся ёж? Вся энциклопедия о животных на нашем сайте.

©