Необычное происшествие.

06.04.2018

Хотя и были мы по уши заняты работой со своими питомцами, которых с каждым годом становилось все больше и больше, но при каждом удобном случае старались выбраться в лес. А посмотреть там было на что, зверья хватало. Совсем рядом с нами располагался подземный городок очень интересного зверя, обитающего в наших лесах. Ростом он с небольшую собаку, только потолще и ноги покороче. Шерсть сероватая с чернинкой, хотя и не поворотлив на вид, но шустер. Большой он охотник до личинок хрущей, главных вредителей леса, ни одной не пропустит; прихватит мышь, поживится и подранком либо больной птицей. Глубоко в земле его логово с запасным лазом, а еще отнорков полно: одни - для спальни, другие - для проветривания, третьи - для кладовки, а в самом дальнем углу – туалет. Очень опрятный зверь, не чета лисе. Вы уже, конечно, догадались, что речь идет о барсуке.

     Годами из поколения в поколение живут эти нелюдимые звери в одном месте. Землекоп редкостный: ходов у него под землей не сосчитать - всяких улочек-переулочек. И хотя барсуки живут большими семьями, на все апартаменты хватает, некоторые даже пустуют. Вот в таких-то пустующих норах нередко поселяются самые различные животные – лисы, одичавшие кошки и даже птицы. Барсук не полезет первым в драку, но при нужде может за себя постоять. Немало норных собак нашли свою смерть в барсучьей норе.

     Ежегодно норы ремонтируются, увеличивается число выходов, обновляется подстилка. В результате на поверхности накапливается огромное количество грунта. От нор тянутся торные тропы к местам кормежек и к водопою. На зиму барсук залегает в спячку, но спит чутко и во время оттепелей, в солнечные дни даже при минусовых температурах может выходить наружу. Но чтобы пережить зиму, барсуку надо накопить жир, толщина которого к зиме достигает порой пяти сантиметров. Вот и старается зверь, жует все подряд – ягоды и плоды, корни и луковицы растений, но основу его питания составляют насекомые, мышевидные грызуны, амфибии и рептилии. Даже с гадюками легко расправляется. Словом, очень полезный зверь для природы.

     Несколько лет существовал под боком у нас этот городок на откосе. Но однажды, насобирав грибов, подошли мы к знакомому месту, чтобы посидеть, отдохнуть там, а если посчастливиться, то и зверей посмотреть. Подошли к норам и не узнали это место. Негодяи раскопали норы зверей, те, спасаясь, ушли в потайные отнорки, но подлецы разложили костры в подземных ходах и задушили зверей дымом. Задыхаясь, барсуки устремились наружу, где их настигали выстрелы.

     Мертвым стал барсучий городок. А убили зверей из-за сомнительных качеств барсучьего жира. А он ничем не лучше козьего нутряного. А может, понадобились браконьерам шкуры для ружейных чехлов, ведь на меховые цели они почти не пригодны.

     Из-за таких нелюдей численность барсуков за последнее время резко сократилась. В некоторых районах нашей страны барсук взят под охрану, да только можно ли одними законами уберечь зверей от браконьеров? Сидя на разоренном городке, припомнили мы совсем другую историю, в которой люди не воспользовались беззащитностью зверей, попавших в беду, а всем миром пришли к ним на помощь.

     При строительстве моста через Москву-реку, соединявшую Рижскую трассу с кольцевой автодорогой, раскопали барсучий городок. Звонок к нам раздался неожиданно. Звонили дорожные рабочие, просившие прислать специалиста по животным. Из разговора стало ясно, что при срывании грунта со склона оврага рабочие наткнулись на нору каких-то зверей. Барсуки пребывали в спячке, находились в малоподвижном состоянии и были помещены в клетку, сваренную из арматурной проволоки прямо на месте. Потом звери пришли в себя и остервенели, пришлось набросить на клетку телогрейку. И вот теперь рабочие срочно просили забрать зверей.

    Мы выехали на место. В это время у нас не было машины, и пришлось добираться до места события общественным транспортом. На стройку мы прибыли спустя два часа, и взору нашему представилась жуткая картина. Пять барсуков – двое взрослых и трое молодых - были наглухо заварены в тесную сетчатую клетку. Звери находились в крайнем возбуждении: бросались на сетку, рвали телогрейки, накрывавшие клетку.  У некоторых из них были раны на губах и на теле, из которых сочилась кровь. Следовало срочно спасать зверей, но как это сделать? Под рукой не было усыпляющих лекарств, а также транспорта, чтобы доставить животных к месту выпуска. Да и как освободить барсуков из наглухо заваренной клетки? Ясно было одно, находиться в таком положении барсуки долго не могут.

     Около полутора часов мы искали машину, но никто не соглашался везти таких пассажиров. Наконец мы уговорили одного проезжающего таксиста помочь нам, пообещав фантастическую сумму денег. Загнав такси на стройплощадку, мы с помощью железных прутов смогли загрузить клетку с барсуками в машину. У рабочих выпросили пилу-ножовку, чтобы на месте распилить прутья клетки.

     Выпустить барсуков решили в 17 километрах от Москвы, в районе Павловской Слободы. Там существовал «барсучий городок», часть из которого пустовала. Через час мы были на месте. С огромным трудом вытащили клетку и перенесли ее через кювет к оврагу, где были норы. За время пути зверей укачало в машине, и они лежали без движения. Укрытые телогрейками, барсуки ничего не видели и чувствовали себя как в норе.

     Спустившись к норам, мы выяснили, что они нежилые и смогут служить надежным укрытием для наших зверей, хотя бы на первое время. Наверху мы расположили клетку так, чтобы выпущенные барсуки сразу побежали в сторону нор. За час удалось выпилить шесть прутьев и с помощью монтировки отогнуть их. Образовавшееся отверстие было небольшое, но достаточное для выхода зверей. Сняв с клетки рваные телогрейки, мы осторожно поднялись к дороге и стали ждать. Некоторое время звери возились и ругались друг с другом. Только через пол часа первый зверь вылез из клетки и потрусил вниз. Почти тут же вылез и второй, а за ним и третий. Еще два зверя по-прежнему оставались в клетке. Процесс выпуска затягивался, и водитель такси, попрощавшись, уехал. Кстати, он не взял с нас ни копейки.

     Потребовалось еще 40 минут, чтобы оставшиеся звери покинули клетку. Один из них был такой толстый, что с трудом протиснулся в дыру

     Наконец все барсуки скрылись в норах и затаились. Звери вновь обрели свободу, а мы пошли искать электричку.

    Уже спустя несколько лет, проводя практику у студентов пединститута, не раз спускался я к этим норам и, показывая следы зверей, рассказывал эту историю. Норы жилые до сих пор, хотя прошло уже более пятнадцати лет, а значит, наш труд не был напрасным. Семья барсуков из оврага Рублевского леса пополнила популяцию барсучьего городка Павловской Слободы и за это время принесла и воспитала ни одно поколение молодых барсуков.