Психолог

Друзья, читайте и другие мои рассказы:

На первый сеанс она пришла заранее и выглядела смущенной. «Никогда раньше не была у психологов» - призналась Анна и села в кресло, мазнув взглядом по упаковке салфеток на столе. «Надеюсь, мне эти салфетки не понадобятся». Это была симпатичная девушка лет двадцати пяти, в строгом костюме, шелковой блузке и стильных кроссовках. С обручальным кольцом на пальце и какими-то сложностями в отношениях с престарелой уже матерью.

После первого сеанса, расплачиваясь, она изъявила желание продолжить работу. Но попросила меня организовать встречу вне моего кабинета, где-нибудь в кафе. Так ей, мол, будет проще. Я, не задумываясь, пошла ей навстречу.

Я в то время вообще мало о чем задумывалась. Меня полностью поглотил новый роман. Артем казался мужчиной мечты, каких и в сказках-то не встретишь. Огромные букеты, шикарные рестораны, широкие жесты и невероятная, фантастическая какая-то любовь – было все. Я чувствовала себя неприлично счастливой, и признаться, на мою работу это тоже повлияло. Иногда я ловила себя на том, что, пока Анна пускается в хитросплетения своих отношений с холодной матерью, я улетаю мыслями к Артему.

Десятый сеанс с Анной был назначен на вечер пятницы в симпатичной кафешке в центре города. К семи мы закончили. Обстановка становилась праздничной: веселые молодые компании рядом веселились, пили и танцевали. Анна отдала мне деньги за сеанс, а потом посмотрела на меня, хитро склонив голову к плечу, и предложила заказать просекко.

- Обмоем юбилейный сеанс! Я плачу, - сказала она.
Нарушив всевозможные правила врачебной этики, я согласилась. Анна мне по-настоящему нравилась.

Мы выпили по бокалу и развеселились. Анна рассказывала какие-то смешные истории, я хохотала. С ней было легко и весело. Она снова хитро на меня посмотрела и спросила, не присоединюсь ли я к ней в распитии еще одной бутылки. Затуманенным мозгом я понимала, что это неправильно, но с другой стороны – а почему бы и нет? Анна увидела в моих глазах немое согласие и расхохоталась. А потом попросила у меня паспорт:
- Пойду закажу на баре. Все равно паспорт спросят, у меня всегда спрашивают – а с собой нет. Да и мы похожи с вами!

Я дала ей паспорт, откинулась в кресло и заглянула в телефон, где меня уже ждали несколько милых сообщений от Артема.

Анна вернулась с бутылкой, мы снова начали болтать. Зачем-то я рассказала ей о своем великолепном романе. Она очень заинтересовалась. Я сказала, что любовь просто сумасшедшая и что я уверена – скоро он сделает мне предложение.

- А ты возьмешь его фамилию? – живо спросила Анна. – Я вот взяла фамилию мужа.
- Возьму, - сказала я и покраснела. – Буду Мартьянова.

Она достала из сумки листок бумаги и попросила:
- Покажи, как ты сейчас расписываешься и как будешь?
Я засмеялась. Несколько раз черкнула свою фамилию. Анна протянула другой листок – и я написала «Мартьянова», добавив изящный росчерк.

На следующий день я проснулась от тревожного, настойчивого звонка в дверь. Посмотрела на часы – восемь утра. Кто мог прийти ко мне в такую рань в субботу? Зевая, добралась до двери и распахнула ее.

За дверью стояла Анна, почему-то одетая в белый халат, рядом с ней – тетка лет пятидесяти, тоже в халате, и два каких-то мордоворота.

Не спрашивая разрешения, они вошли в квартиру, отодвинув меня в сторону.

Анна и тетка продолжали начатый раньше разговор.
- Я бы, конечно, на принудительном не настаивала, вы мои правила, Екатерина Григорьевна, знаете, - говорила Анна тетке, приобняв ее за плечи. - Я за амбулаторку в любом случае, но тут человек буквально представляет для себя опасность! Суицидальные настроения, и все десять сеансов… надо, надо полечить в стационаре.
- Анна Федоровна, да побойтесь Бога! Я ваше мнение ставлю выше всего. Вы же светоч психиатрии! Подумать только – докторская в двадцать пять лет! – отвечала ей тетка медоточивым голосом. А потом повернулась ко мне и рявкнула: - Собирайтесь, девушка! Книги, телефоны с собой не берем. Это вам там не понадобится. Только халат и белье.

- Что происходит? – проблеяла я. – А, а… бумаги?

На журнальный столик передо мной упала пухлая пачка бумаг, в которых я давала согласие на лечение в психиатрическом стационаре. Там были указаны все мои паспортные данные и стояла подпись.

Рядом со своей подписью я увидела и ее.
Врач-психиатр, Анна Федоровна
Мартьянова.

Я в Телеграме >>