4 мифа о социальном предпринимательстве в России: как сделать мир лучше и не остаться оборванцем.

1 November 2019
Фото: Unsplash
Фото: Unsplash

Екатерина Курашева, Татьяна Дроздова

соосновательницы фестиваля «Young Old: новые старшие

Вокруг социального предпринимательства в России много мифов. Соосновательницы фестиваля «Young Old», который борется с возрастными ограничениями и стереотипами, сами регулярно с этими стереотипами — касающимися социального предпринимательства — сталкиваются. «А у вас есть основная работа? Откуда вы берете деньги?» — вот вопросы, на которые им приходится отвечать. Специально для Inc. они собрали все ответы в одном месте.

Миф 1. Клянчить на спасение мира или пилить гранты

Когда говорят о социальном предпринимателе, часто представляют себе странного человека в мятом пиджаке, который сидит в пыльном офисе и пишет заявки на гранты. В реальности социальное предпринимательство — это тот же бизнес. Любой бизнесмен имеет финансовую модель и стремится к устойчивости. Он не может существовать исключительно за счет доноров и внешнего финансирования — иначе это вообще не бизнес.

Impact Hub — международная сеть центра развития социальных инноваций и предпринимательства — определяет «социальное предпринимательство» как способ решения социальной проблемы, в основе которого лежит бизнес-модель. То есть социальный бизнес существует не за счет подаяний, а за счет собственной прибыли.

Миф 2. На социальных проектах денег не заработать

Если не умеешь зарабатывать и все время ждёшь помощи — ты не предприниматель. Предприниматель должен быть готов к тому, что его жизнь состоит из бесконечного решения проблем и поиска денег.

В России настоящих социальных предприятий и предпринимателей пока можно пересчитать по пальцам. Все знают основательницу CoсcoBello Гузель Санжапову. С помощью краудфандинговых сервисов Planeta.ru и Kickstarter она собирает суммы в несколько миллионов рублей под решение своих бизнес-задач. Зарабатывать можно на продажах, как CoсcoBello или CharityShop, или на комьюнити и экспертизе вокруг него. Наш фестиваль, например, представляет собой своеобразный маркетплейс для брендов по работе со старшими. Можно придумать разные формы интеграции, предложить брендам проводить исследования, тестирование продукта на определенном сегменте.

Для социальных проектов особенно важно грамотно выбирать себе партнеров, отказываясь от работы с теми, чей продукт — недоказанные медицинские препараты, азартные игры, финансовые пирамиды — деструктивен для их аудитории. Важно постоянно генерировать новый контент и запускать новые продукты, вовлекать свою аудиторию в проектирование: быстрый тест и масштабирование в случае успеха, — тогда конкурентов можно не бояться.

Миф 3. Социальное предпринимательство = социально ответственный бизнес

Социальное предпринимательство нужно отличать от социально ответственного бизнеса, как и от благотворительности. Социально ответственный бизнес может направлять часть прибыли на благотворительность или продвигать принципы социальной ответственности внутри собственного сообщества.

Миф 4. Социальные предприниматели работают в одиночку

В России тема социального предпринимательства бесспорно находится в зачаточной фазе. Однако существует масса ресурсов, которыми можно пользоваться уже сейчас.

Во-первых, в июле 2019 года был подписан закон о социальном предпринимательстве. Что это означает? На уровне государства понятия «социальный предприниматель» и «социальное предпринимательство» официально выделены в отдельную категорию и закреплены в правовом поле.

Impact Hub (который может выступать как акселератор для начинающих) насчитывает более 16 тыс. участников в 103 городах мира. Представительство этой организации есть и в Москве.

Участие в специальных премиях и выступления на профильных конференциях хорошо работают на продвижение личного бренда и пиар организации. Пока социальных проектов мало — выделиться относительно легко. Это может существенно сократить «путь к славе», в отличие от конкуренции в более загруженных нишах.

Среди престижных премий, в которых имеет смысл попытать счастья, — Headliner года и Cartier women’s initiative — для предпринимательниц.

Вывод:

Чтобы социальных проектов становилось больше, нужны практические и публичные кейсы. Основная проблема именно в отсутствии базовых знаний и гидов по социальному предпринимательству. Интересно рассматривать в разрезе разные бизнес-модели и идеи монетизации.

Но главное — оставить страх лишений, жизни на корке хлеба и воде, сложной организационной структуры, одиночества и зависимости от «доноров». Жизнь социального предпринимателя намного веселее и лучше. В том числе, в России.