Железнодорожные переименования в Москве. Кто дал право уничтожать нашу историю и культурное достояние, никого не спрашивая?

19k full reads
52k story viewsUnique page visitors
19k read the story to the endThat's 37% of the total page views
4 minutes — average reading time

В 2019 и 2020 годах прошли массовые переименования пассажирских остановочных пунктов в Москве и окрестностях. Поясню, что пассажирский остановочный пункт, даже если он называется станцией на схемах и информаторах, не является станцией в железнодорожном понимании. Станция может иметь другое название, известное только железнодорожникам. Например, станция Подмосковная, но пассажирский остановочный пункт Красный Балтиец. "Технические" названия станций остаются, но это техническая информация. Многие ли знают, что в Москве есть, например, станция Обменная?

А вот пассажирские названия - это очень важная часть топонимики, в ряде случаев имеющая ключевое значение для сохранения нашей истории. Как известно, железнодорожные линии на участках Одинцово - Лобня и Нахабино - Подольск объявлены наземным аналогом метро и нанесены на схемы Московского метрополитена. То есть значение пассажирских станций на них приближают к значению станций метро.

Одно из первых событий в этой череде неприятных переименований - утрата Трёхгорки. Тут можно считать, что эта платформа не переименована, а закрыта и снесена, взамен открыта другая. Но это спорный вопрос. От одной до другой - очень близко.

Новая платформа открыта под названием Сколково, изначально и вовсе Инновационный центр Сколково. При том, что на тот момент имелась другая платформа Сколково, расположенная в другом месте, названная так лишь сравнительно недавно и без логического обоснования, ибо транспортно она никак не связана ни с "Инноградом", ни с селом Cколково.

Прежнее Сколково переименовали в Мещерскую. При том, что такая станция есть и до "порезки" маршрута электропоездов Москва - Вязьма в 2013 году находилась в пригородной зоне Москвы.

Приблизительно то же самое - вместо платформы Ленинградская появилось Стрешнево. Формально именно так - Ленинградскую снесли, немного в стороне открыта другая платформа. Или она всё же первое время после открытия была Ленинградской?

Недопустимо. Уже была пассажирская станция Стрешнево на Московской Окружной железной дороге, а вдобавок, соседняя платформа называется Покровское-Стрешнево. А в другую сторону на той же линии есть Покровское!

На рубеже 2019 и 2020 годов решили убрать такие названия: Ржевская (замена на Рижская, хотя Рижская уже есть на другой линии), Карачарово (Нижегородская, которая уже есть на другой линии), Перово (Чухлинка, которая уже есть на другой линии), Северянин (Ростокино, аналогично), НАТИ (Лихоборы , аналогично ), Фрезер (Андроновка , аналогично ), Планерная (Молжаниново), Крюково (Зеленоград), Люблино (Кубанская), Нижние Котлы (Нагатинская), Коломенское (Варшавская), Новая (Авиамоторная), 47 км (Ипподром), Тушино (Тушинская), Кунцево (Кунцевская), Петровско-Разумовское (Петровско-Разумовская).

Последние три случая на фоне остального - мелочь, лишь условное изменение, но и это неправильно.

Предлог для некоторых переименований - совпадение названий со станциями метро, расположенными в другом месте. Но ведь линии движения электропоездов, пусть они и нанесены на схемы метрополитена, никогда не превратятся в метро. Даже МОЖД-МЦК, при максимальной интеграции с метрополитеном, никем в качестве метрополитена не воспринимается.

Для всех привычно, что станция метро и станция железной дороги - это различные сущности. Могут быть одинаковые названия в разных местах, а могут быть и разные в одном месте.

Более того, и в Московском метрополитене есть станции с одинаковыми названиями, не являющиеся пересадочными и расположенные в разных местах, хотя и поблизости. Две "Арбатские" и две "Смоленские". Так исторически сложилось. И это почему-то остаётся.

Правильным является только присвоение названия безымянной платформе 47 км, хотя лучше было бы придумать что-то посолиднее.

Крюково, Люблино, Перово, Карачарово - верх идиотизма. Ликвидировать прославленное название Крюково, вписанное в историю войны - равнозначно осквернению Могилы неизвестного солдата. Все, надеюсь, знают, как она связана с Крюково.

По поводу Крюково поднялся серьёзный шум, и оно, будем надеяться, останется. К тому же по-нормальному должно быть и Крюково, и Зеленоград на тупиковой ветке http://infojd.ru/06/krgruz.html Изначально Зеленоград был именно в этом месте, а у станции Крюково был посёлок Крюково. Ныне этот топоним сохранился только в виде станции.

Остальные названия - пойдут «под нож» почти наверняка, а большинство уже пошли.

Верх идиотизма, до последнего казавшийся невозможным, но это произошло. Например, вместо Люблино — Кубанская. Кубанский (Краснодарский) край, несомненно, важный и достойный регион, в принципе, заслуживающий присутствия на карте Москвы. Но не таким путём.

Большинство этих переименований, резко негативно воспринятых почти всеми - уже свершившийся факт.

Я был в шоке, услышав недавно «Нижегородская» вместо привычного Карачарово. Первые два дня это было только звуковое объявление, теперь уже и таблички такие висят.

Карачарово, 18 мая 2019 года. Его уже нет.
Карачарово, 18 мая 2019 года. Его уже нет.
Карачарово, 18 мая 2019 года. Его уже нет.

Как назло, почти все переименованные пассажирские станции - с красивыми, уникальными названиями, представляющими ценность. А безликие штампы Депо (в Москве и ближнем пригороде таких две), Москва-Товарная (две) остались.

Названия Ржевская и Ленинградская нигде не повторялись. Ржевская была единственной в Москве платформой, оформленной в соответствии с названием, там есть напоминания о Ржеве. И столько в эти дни говорят о памятнике Ржевской битве.

На железной дороге принято с XIX века: станции и остановочные пункты, расположенные пусть и рядом, но на разных линиях, называются по-разному. Могут одинаково, только если разность линий неочевидна, то есть они идут параллельно. Например, когда Москву-Товарную перенесут к Серпу и Молоту, вполне может и то и другое называться Серп и Молот.

Рижская и Ржевская — спорный случай, там тоже линии параллельны, но совершенно разные линии. И Ржевская — ценное название, особенно с учётом выдающейся исторической роли города Ржева. А вот такие ситуации, как две Новохохловские на пересекающихся линиях — недопустимы и неприемлемы, это нарушение вековой железнодорожной традиции.

В планах властей — ещё и убрать названия строящихся станций Московского метрополитена «Ржевская», «Стромынка», «Рубцовская» и многих других, сделав их одноимёнными с существующими. Хотя хотя «Ржевская» по проекту должна была оформляться в честь Ржевской битвы.

Название станции метро само по себе может быть произведением искусства, средством пропаганды, простым и действенным способом не дать уйти в забвение важному событию, напомнить об исчезнувшей деревне, существовавшей сотни лет, незаслуженно забытом человеке (хороший пример - "Фонвизинская"). Одинаковые названия непозволительны.

Мой взгляд на данную проблему. Все переименования последнего времени в Москве и пригороде неуместны, кроме: Тульская вместо ЗИЛ (прежнее название дезориентировало и совпадало с другим), 47 км - Ипподром (устранение безымянной платформы). Всё остальное - произвол чиновников, нужно вернуть прежние названия.

Неуместной является также Волоколамская (построена с нуля, открыта недавно) на одной линии с Волоколамском. Возможные варианты - Спас, Новотушино по незаслуженно забытым деревням.

При этом менять железнодорожную топонимику в ряде случаев нужно. Прежде всего - устранять безымянные остановочные пункты, то есть YY километр. В идеале - не должно остаться ни одного. И все они должны получить уникальные названия, нигде не повторяющиеся. Уместно сократить типовые бесчисленные "штампы" Депо, Садовая и Дачная.

Касательно Карачарово предлагал такое решение. На радиальной линии строится Нижегородский вокзал, станция становится Москвой-Нижегородской. Но на Московской Окружной железной дороге Нижегородская превращается в Карачарово, для сохранения красивого и уникального для железных дорог топонима.