Расследование смерти маленького севастопольца

Отом, что в Севастополе стали часто умирать маленькие дети, говорят, да нет, даже кричат цифры медицинской статистики. За неполные два месяца текущего года не менее 20 детей разного возраста стали ангелочками для своих родных и близких. Это не может не пугать.
Но больше всего вызывает опасность тот факт, как следственные органы относятся к расследованию причин и обстоятельств смерти маленьких граждан Севастополя. Скорее всего, относятся халатно, безразлично, непрофессионально, усугубляя в сто крат семейную трагедию.

Семья трехлетнего Никиты в этот день была дома в полном составе. Мама, папа, сам Никита, его сестра-двойняшка и старший брат. Полная многодетная и благополучная семья. Все позавтракали, мама на кухне мыла посуду, старший брат учил уроки, а младший Никита вместе с папой был в комнате. 

Работал телевизор, мальчик чистил зубы зубной щеткой. И вдруг, внезапно, Никита упал на ковер. Упал неестественно для ребенка – не произнес ни звука. Не вскрикнул и не заплакал. 

Мальчик был без сознания, но еще дышал. Скорая помощь ехала на вызов 15 минут, но уже до ее приезда Никита перестал дышать, так как маленькая грудная клетка прекратила свое движение.

В течение 2-х часов медики производили реанимационные мероприятия. Делали искусственное дыхание, кололи стимулирующие к жизни лекарства, пытались завести маленькое сердечко Никиты дефрибриллятором. 
Но все оказалось безрезультатным. Был малыш – и нет малыша. Был сын – и нет сына.

Для убитых горем родителей всегда важно найти ответы на вопросы: «За что? Почему? Как?» Следователь, которому было поручено выяснение всех обстоятельств настоящей трагедии, в своей работе проявил исключительное безразличие.

Он должен был выяснить истинную причину смерти, тем более, что родители сообщили человеку в погонах о перенесенном маленьким мальчиком за несколько недель до смерти ОРВЗ с очень высокой температурой. Но нет. 

Следователя, почему-то, по какой-то странной причине интересовал только факт убийства ребенка, его изнасилования или беременности двухлетнего мальчика. Только эти вопросы он поставил перед экспертом, производившим вскрытие. 

Кстати, об эксперте. 
Отличить труп мальчика от девочки ему (а точнее ей!) так и не удалось. И в своем заключении эксперт с опытом работы 1 год, которое читал убитый горем отец, черным по белому было написано о том, что было произведено «вскрытие трупа девочки на полтора года младше» погибшего ребенка. Но это не все.

Также эксперт, проводивший вскрытие, не обнаружил ни одно телесного повреждения, которые были зафиксированы при осмотре на месте преступления. Ребенка два часа реанимировали, его тело помнило и прикосновения дефибриллятора, и следы введения катетера. Но эксперт в своем заключении забыла об этом, указав, что никаких телесных повреждений на трупе ребенка не осталось. Но и это тоже не все.

Говоря простым языком, понятным для обывателей, основной причиной, которая, по мнению эксперта, привела к смерти ребенка, стало «аспирационная асфиксия», а попросту «удушение пищевыми массами, попавшими в легкие». Но никаких иных и важных признаков того, что у ребенка развилась асфиксия (а их более десятка выделяется медицинской наукой), эксперт не только не выявила, но и указала в своем заключении признаки, ПРЯМО противоречащие своей же собственной версии причин смерти ребенка.

Следователь и эксперт просто не считают тех, кто потерял своего родного и близкого человека, маленького сына, за людей. Следователю оказалось все равно, чем и как болел ребенок до своей смерти и, может быть, какие-то иные причины, чем «злой рок» или «беременность» привели к его смерти. 
А эксперт вообще, исследуя труп трехлетнего Никиты, писал о какой-то неизвестной годовалой девочке. И в этом смысле данные специалисты, юрист и медик, просто «переплюнули» своих московских коллег, которые при ДТП «нашли» смертельную дозу алкоголя в крови шестилетнего мальчика, который гулял в своем дворе с дедушкой и был задавлен колесами автомобиля агрессивной блондинки. 

Но, если в московском случае эксперт сделал такой вывод «за взятку», то в Севастополе вывод родители получили «за бесплатно» и только потому, что приезжим специалистам глубоко наплевать на то, как и с чем родители маленького человека будут жить дальше.

Ни профессиональное достоинство, ни человеческая порядочность не дали возможность этим горе-правоохранителям дать внятный ответ родителям Никиты: «Что же случилось с их сыном, маленьким мальчиком, что, веселый и довольный, после завтрака, он внезапно упал и в одночасье лишился жизни?»

В настоящее время юристы СРОО «Севастопольские мамы» подали жалобу на действия следователя Винницкого и эксперта Шигориной в Гагаринский суд.

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.

Председатель СРОО «Севастопольские мамы» Елена Голубева

Подписывайтесь на наш Яндекс DZEN-канал или следите за новостями на сайте «ИНФОРМЕР». Мы в социальных сетях:
ВКОНТАКТЕ |  FACEBOOK | TWITTER |  ОДНОКЛАССНИКИ