Освобождение заложников в буденновской больнице, 17 июня, 1995 год.

22 June 2019

С того страшного дня прошло уже 24 года, и мне не хочется повторять все сказанное и написанное в книгах. С чем-то я согласен, с чем-то — нет…

Сейчас я хочу поделиться воспоминаниями о том, каким этот штурм видел я, в то время — старший лейтенант Милицкий Сергей.

Больница в Буденновске, 1995 год Фото: rebell91.livejournal.com
Больница в Буденновске, 1995 год Фото: rebell91.livejournal.com

Я, исходя из личного опыта службы в отряде “Альфа”, а также некоторых других подразделениях органов государственной безопасности, с уверенностью могу сказать: только хорошо подготовленный солдат, выполняя поставленную боевую задачу, может рассказать о собственных действиях с максимальной точностью.

… Вот, мне 26 лет, в бою я не бывал ни разу. За 4 года службы в отряде “Альфа” мне приходилось принимать участие в различных мероприятиях, однако настоящего боя я тогда еще не видел. И вот, вместо запланированных на завтра долгожданных шашлыков — боевая тревога. Наш отряд прибывает в аэропорт. Поступает первая информация — в районе Северного Кавказа боевики захватили город. Я засыпаю в полете, как и большинство моих соратников, предварительно снарядив ленты пулемета ПК. Приземляемся в ночь на 15 июня, посты наблюдения, поочередные дежурства, подготовительные мероприятия к штурму города (хотя если честно, мы до последнего в него не верили).

Вечером 16 июня в первый раз довелось лечь в постель, ранним утром, пока еще не рассвело, нас разбудили и сообщили, что штурм будет. Я хорошо помню, что мы собирались без волнения, кто-то даже предложил всем выпить «наркомовских». Я не стал пить, снял часы с руки и сказал, что если со мной что-то случится, отдать их сыну. Потом все же забрал — говорю, сам лучше подарю.

Я заметил, что на построении для получения приказа, солдаты ВВ имели вооружение как для проведения общевойскового боя: помимо пулеметов и автоматов, у них были ручные гранаты и гранатометы.

Поехали сначала на автобусе, потом шли друг за другом, впереди — головной дозор. Первые вспышки от выстрелов я заметил, когда мы были еще далеко, как мне кажется, от больницы. Когда мы подошли к ближайшему зданию, я разглядел отдел полковника А.В. Михайлова, который подвергался обстрелу.

Как я понял, задачей нашего отряда было пройти через гаражи к больнице, со стороны пищеблока. Если признаться честно, я не особо вникал, просто шел следом за своим командиром — полковником Ю.В. Деминым, полностью доверившись ему.

Мы с Сергеем Савчуком проделали проход в ограждении — сетке рабице, и через него вышли к гаражам, во двор. Где-то уже совсем рядом была слышна перестрелка, мы бежали в полной тишине к пищеблоку больницы, который представлял из себя одноэтажное здание.

Спустя некоторое время, я услышал, что был ранен Федор Литвинчук, участник головного дозора. Ранен он был в бедро. И хотя его не могли вытащить из-за сильного огня, я ему позавидовал — только начало боя, а для него он уже закончился. Не все поймут меня, но я почувствовал именно это.

И вот мы уже у стен больницы. Нас было пятеро — С.Савчук, Ю.В.Демин, А.Христофоров, В.Корольков и я.

Мне показалось, что рассвет наступил очень быстро. Я услышал по станции, как Володя Соловов сказал: “… все, руке конец”. Он все это время, как оказалось, вел бой в одиночку, прикрывая подход нашей группы.

Я еще в военном училище запомнил, что с собой всегда нужно носить дымовые шашки, чтобы организовать дымовое прикрытие, если ранят — чтобы тебя могли вытащить. До Вовы было примерно 30 метров. Я бросил 2 шашки, повисла дымовая завеса, однако плотность огня не позволила нам его вытащить. Мы больше не слышали его голоса.

Задача нашей группы — стрелять между окнами, над окнами и по перекрытиям, а если удастся проникнуть в здание — отвлекать боевиков от штурмующих отрядов. С первой задачей мы легко справились, по очереди высовываясь из-за угла и обстреливая основной корпус, находящийся в паре сотен метром. Вторая задача также была выполнена — боевики заметили нас сразу и открыли огонь. Так мы отвлекали на себя часть боевиков. С третьей задачей все оказалось сложнее. Дверь в больницу была завалена изнутри. Нашу группу продолжали обстреливать с нескольких этажей больницы. Спасало нас то, что мы находились в мертвой зоне. Но плотность огня заметно увеличивалась. Когда я приготовился в очередной раз выстрелить, пулеметная очередь разбила угол, в результате чего я получил ранение в бедро. Мне повезло, что пуля отскочили рикошетом и улетела, мне досталась ее горячая оболочка, которая прижгла рану и остановила кровотечение. Больно не было.

Ю.В. Демин, когда усилилась стрельба с верхнего этажа, кинул вверх гранату — почти над нашими головами. Огонь прекратился. Мы понимали, что нас теперь могут сверху забросать гранатами, потому попросили выдвинуть снайперов в поле над пищеблоком, для прикрытия.

И вот начали взрываться гранаты. “Моя” прилетела сбоку, как мне показалось, а не с верхнего этажа. Мне что-то попало в глаз, Демин сказал: “Дай посмотрю”, и посмотрел мне в лицо. Я до сих пор помню его взгляд. Мне начали забинтовывать голову, причем прямо поверх каски. Гранаты продолжали сыпаться на нас, ситуация серьезно усложнилась. Мы прижались к стене, присели, но осколки до нас долетали. Большую их часть, конечно, принимали на себя бронежилеты, но и нам серьезно досталось. Помню удар — мне резко подбросило правую руку. “Вот и навоевался, — подумал я, глаз потерял, теперь и руки нет”. Пальцами пошевелил — оказалось, цела моя рука. Нужно было отходить, несмотря на шквальный огонь, который не утихал. “Готовы?” — спросил Демин. Я ответил честно: “Готовы, но вы команду дайте”. “Три, два, один — вперед!” — крикнул Юрий Викторович, и мы с Христофоровым Сашей рванули с места. Бежать было около 20 метров, бежали быстро, как могли, но пули летят быстрее… За 2-3 метра до укрытия они настигли нас. Заканчивали мы марш-бросок уже на четвереньках, пули сбили нас с ног. Повезло, соратники вытащили нас за руки, протянули за ворота. Я испытывал искреннее счастье, и даже не обращал внимание на то, что мне бинтовали ногу. Саше повезло меньше — 3 пули пробили бронежилет сбоку, и попали в спину.

Вот как для меня закончился мой первый бой…

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий