Заявление!

Уже который день подряд дед Тихон Иванович не находил себе места. Он обшарил все углы дома, заглянул во все ведра и кастрюли, не забыл поискать на чердаке и даже посмотрел в сараях, но нигде не было того, что он так тщательно пытался отыскать, и не удивительно, потому что бабка Поля, наученная горьким опытом проживания с этим, как она сама говорила, «алкоголиком проклятым», спрятала выгнанный на днях самогон ой как надежно, до того в укромном месте, что теперь и сама боялась забыть куда подевала и не найти, когда понадобится «расплатиться» с мужиками за какое-нибудь доброе дело. Валюта в деревне была и есть одна – самогон и такая «плата» для местных мужичков куда желаннее «деревянного» рубля или даже доллара, о котором в то время вообще мало, кто слышал, да оно и не важно, ведь бутылка «зеленого змея» в сотни, а то и в тысячи раз надежнее зеленой бумажки с каким-то непонятным, нерусским мужиком. С этим утверждением никто не спорил, поэтому местный рынок дешевой рабочей силы, жил по местным принципам экономики и не жаловался.

В мучительном раздумье дед вышел на улицу, ему во что бы то ни стало нужно было найти спрятанное, ведь до возвращения бабки оставалось уже немного, а ему еще предстояло хорошенько перепрятать самогон в случае, если поиски, все-таки, увенчаются успехом, наполнить уже пустую бутылку до краев водой и вернуть на место, будто так и было. Этот нехитрый фокус он проделывал каждый раз, когда понимал, что в доме точно есть, чем поднять настроение после обеда и пока еще не был пойман на месте ужасного преступления. Но что бы спрятать, нужно сначала найти, а в этот раз чутье сыщика, выработанное с годами в мучительных боях с бабкой за стопку горячительного, деда Тихона, явно подводило, с досады на себя он выругался и присел на лавочку возле дома, подумать явно было о чем. Совсем было пригорюнившись дедуля заметил вдалеке приближающуюся к нему фигуру, да по старости не мог разглядеть кто именно идет. В полдень, когда солнце печет сильнее всего, мало кто из местных выходит на улицу, не годится такая погода и для работы в огороде, поэтому люди пережидают жару в доме, а появившийся на дороге человек возвращался из города и шел от остановки. « Не успел, бабка возвращается» - подумал дед, и ему сделалось еще обиднее, поди-ка теперь подгадай, что бы она еще раз так удачно, уехала! Но волновался он зря, по проселочной дорожке к дому приближался местный участковый, была у него такая обязанность – обходить подконтрольный участок пару раз в месяц, вообще человеком он был неплохим и многие его уважали, некоторые даже боялись. Случись ли местным мальчишкам устроить себе «каникулы» во время учебного года или какой-нибудь хозяйке не досчитаться гусей, обращались к участковому, был он, и бабай, и орган власти в одном лице! Вот и теперь милиционер приехал в деревню с обходом и расспрашивал у людей, какие у кого будут просьбы и жалобы. Подходя к дому Тихона Ивановича, мужчина заметил, что дедуля о чем-то задумался и шутливо поинтересовался у него: «Как дела, дед, чего призадумался, самогон есть?». Он прекрасно знал о том, что почти в любом доме найдется спиртовой запас на черный день, но, для порядка должен был запрещать изготовления горячительного напитка и проверять, что бы такового не было у жителей деревни. Вот так из года в год, люди с участковым и играли в увлекательную игру: они пытались спрятать все заполненные емкости, а он пытался сделать вид, что ничего не нашел. Дед выпрямился, как по команде. Еще никогда мысли милиционера не были так близки с его собственными. У них обоих была цель – найти, а когда у людей одна цель, возможна взаимопомощь. Тихон Иванович подошел ближе к товарищу лейтенанту и, заговорщически глядя на него, буквально взмолился: «Есть деточка, знаю точно, есть, бабка гнала! Помоги найти!» Когда милиционер пришел в себя, он лишь махнул рукой в сторону старика: «Ищи дед, удачи тебе!» Почти за двадцать лет работы участковым ему приходилось искать по просьбе людей многое: пропавшие велосипеды, скот и даже овощи, но заявление от деда, тщетно ищущего алкогольную заначку, припрятанную от него же бабкой, поступило ему впервые.