Пожилая мать должна оставить квартиру?

09.04.2018

- Нам свекровь обещала свою квартиру оставить, - протараторила бодрым голосом двадцатисемилетняя Настя, - мы уже с мужем на эту жилплощадь рассчитываем, а то надоело на съемных жить, с хозяевами считаться…

- Подожди, Настя… Это ты про Лидию Алексеевну говоришь, маму Толика? Так?.. Ты же тогда говорила, что у нее единственная однокомнатная квартира на севере Москвы, в которой она сейчас живет… А потом, куда она жить отправится?

- К сестре в Люберцы, вроде как, собирается переезжать… - отмахнулась Настя непринужденным голоском, - ей там не скучно будет. А что?.. Она свое пожила в комфортных условиях, теперь дорогу молодым!.. Как говорит мой муж…

Комфортными условиями Настя называла небольшую однокомнатную квартиру в хрущевке на втором этаже, в которой Лидия Алексеевна прожила большую часть своей жизни. После ранней смерти мужа, на ее хрупкие плечи легло воспитание сына – Анатолия, который закончив ВУЗ по специальности инженерная механика и устроился работать в небольшую пусконаладочную организацию в Москве. Там же, на работе, познакомился с простушкой-хохотушкой, делопроизводителем Настей.

Свадьба у них была пышная… Шелка, наряды, тамада, под сотню гостей, и даже живая музыка. Сердобольная Лидия Алексеевна тогда переживала: «Толик мой женится, теперь одна остаюсь – со мной ведь жить не хотят, хоть я им не запрещаю… Господи,.. Зачем такие наряды, шелка… Ума не приложу… Лучше бы деньжат отложили себе на будущее жилье – сейчас рекламы повсюду, мол, первоначальный взнос от 200 тысяч и плати потом помесячно… А тут - свадьба в два раза дороже выйдет!..»

Конечно, сразу после женитьбы перед молодоженами встал вопрос: «А жить то где?». После недельки проведенной у Лидии Алексеевны и двухнедельного отпуска по дорогущей путевке в Греции в пятерке, ребята сняли однокомнатную квартиру за тридцать тысяч в том же округе, неподалеку от дома свекрови. У Насти своего жилья не было – в подмосковной Электростали, где живут ее родители в двухкомнатной малогабаритной квартире, напиханы две её сестры-близняшки школьницы, бабушка с больным дедушкой и сами родители.

Толик зарабатывал не так уж много по московским меркам – сорок тысяч со всеми премиями выходило, и это за частые задержки на работе, иногда работу в выходные дни. Настя и того меньше – оклад делопроизводителя составлял всего 27 тысяч. Итого с учетом съема однушки откладывать у них совсем не получалось - любили они и в ресторанчики сходить в выходные, и в караоке попеть, и маникюр-педикюр Настюха часто делала. Ну и шмотки модные само собой… Тут в кредит бы не залезть, не то, что откладывать!..

А свекровь все беспокоится: «Ну где вы жить будете… Вот родит Настя, по миру же пойдете!..». Тут еще сын ей масла в огонь подливал: «У нас в этом году на работе сокращения планируются, как бы не попасть…». А бывает, просто позвонит, поплачется, словно маленький мальчик какой, хотя самому уже под тридцать: «Мама, уже надоело так жить, квартиру эту снимать… Ну что за жизнь такая!.. Что бы придумать, чтобы жильем обзавестись своим?..». Лидия Алексеевна только вздыхала в такие минуты: «Ну говорила же я тебе Толечка, что экономнее вам с Настей надо быть… Хоть скопили бы копеечку, ипотеку б взяли, как вся молодежь сейчас делает…». А все без толку ему говорить – пока человек меняться сам не захочет, никто его изменить не сможет…

Допереживалась как-то раз Лидия Алексеевна после очередного такого нытья сына. Позвонила сестре родной в Люберцы. Поговорила с ней о чем-то. И через недельку раздумий набрала сыну: «Толик… Я к тете Шуре поеду жить в Подмосковье, она меня сама пригласила. Вы переезжайте-ка в мою квартиру и живите там. Уж беспокоюсь я за вас сильно…». Сын сразу обрадовался такому повороту дел, а еще больше обрадовалась невестка: «Круто как! Теперь можно будет по два три раза в год за границу мотаться!.. И шмотки обновим первым делом, сейчас как раз новая коллекция вышла – я рекламу видела…». Не переживали они за Лидию Алексеевну абсолютно – «чего это та решила к сестре ехать?.. Ну решила и решила, нам то какое дело!.. Нам квартира важнее, чтобы за аренду не платить…»

Уже собралась, было, Лидия Алексеевна к сестре переезжать - тележечку на колесиках приготовила, мешки и чемоданы запаковала и даже зубную щетку в коробочку убрала, как ей позвонил сын Анатолий и серьезным голосом сказал: «Не переезжай к тете Шуре, мама. Оставайся у себя жить, мы пока так с Настей поживем. А потом и правда, может, ипотеку возьмем…».

- Что случилось, что стряслось, Толик?!... – встревоженным голосом спросила Лидия Алексеевна. Она была мягко говоря в шоке – решила помочь ценой собственного жилья сыну с невесткой, те сперва согласились с радостью, а потом просто так передумали?…

Оказалось все просто. Когда племянник Лидии Алексеевны - Артем, он же сын ее сестры Шуры, к которой она собралась ехать, узнал, почему его тетя решила переехать к матери, он позвонил Толику, назначил тому встречу. Встретились двоюродные братья и поговорили по-мужски. Этот Артем в жизни давно состоялся – стабильная работа, жена, двое детей, хорошая машина, своя квартира, за которую досрочно погасил ипотеку. Он наставил тогда Толика на правильный путь: «Не стыдно тебе?.. Тетя Лида из своей квартиры съезжает, ради вас молодых!.. Вместо того, чтобы матери помогать, вы наверно только рады этому… Так, брат, делать нельзя!.. Моей матери абсолютно не тесно будет, если тетя Лида приедет, но я то знаю, что ей самой не хочется переезжать – со мной вчера мать поделилась по секрету, как тетя Лида ей звонила, плакалась, что ради Вас из квартиры съехать намерена!..». Пристыдил он Толика. И тот, конечно, потом матери позвонил – сказал: «Не переезжай, мама…».

Сейчас Толик с невесткой копят на ипотеку, в лишних тратах поужались… Матери даже помогать стали вдвоем, навещать, – вот, что значит, вовремя брат вразумил брата…

Дорогие читатели! Подписывайтесь на канал, ставьте "палец вверх", если Вам понравилась эта история.
Спасибо Вам большое!