Камень | Григорьян

Сейчас в мире ежедневно делается больше фотографий, чем было сделано за весь 20-й век.

В это сложно поверить, но это факт.

Равно как и факт, что за последние три с половиной тысячи лет человечество жило в абсолютном мире всего около двухсот.

Но наше сознание так устроено, что не о всех фактах задумывается. Наша память не все факты способна вместить. Говорят, что «плохое» забывается быстрее. Наверное так говорят не про те случаи, когда человек сам совершает «плохое» и отдает себе в этом отчет. Разумеется память будет защищаться, будет отвлекаться, но чем дальше – тем менее эффективно.

Время сейчас движется настолько быстро, идеологии сменяются настолько стремительно, что уже каждое следующее поколение живет в новом мире, в новых представлениях о том, что хорошо, а что плохо. Но есть вещи, которые грозят остаться неизменными. Например, камень. Обычный камень. Или камень, скажем, брошенный в фашисткой Германии в стекла дома, где жили евреи. Даже если они уже давно там не живут. Сами по себе камни ничего бы не значили и ни о чем не говорили, но мы делаем их объектами истории, и у них не остается иного выбора, кроме как об этой истории нам напоминать. Особенно, когда больше всего на свете о ней хотелось бы забыть.

Драматург Marius von Mayenburg​ (который несмотря на свой 1972-й год рождения, уже давно классик) написал об этом пьесу. Пьесу полную изящества, где-то даже юмора. Пьесу короткую, легкую, но на очень трудную тему. Его «Камень» – это взгляд в прошлое, из поколения нынешнего на поколения предыдущие. Тут главные персонажи – не люди и герои, а сами – «прошлое» и «память».

Как память способна менять прошлое?

Как прошлое влияет на память?

Вот два вопроса, о которых пьеса живописно рассказывает всего за какой-то час по продолжительности.

В 1993-м году девочка-подросток хочет написать доклад о своем деде, нелепо убитом герое, спасшем еврейскую семью во времена фашизма. И зритель вслед за ней отправляется в путешествие сквозь десятилетия, начинающееся в 1935-м году (не лучшем году для прошлого Германии, как все мы знаем). Три поколения женщин (бабушка, мать и дочь) погружаются в свои воспоминания. Воспоминания, маячковыми точками которых является все тот же дом, в окна которого прилетел тот самый камень. И вероятно не все из них соберут паззл и увидят полную картинку, но тому у кого получится останется только кричать.

Подробнее рассказать не могу (хотя очень хочется), поскольку испорчу впечатления тем единицам, кто еще не успел увидеть. Но охотно отмечу, что режиссер Филипп Григорьян​ нашел не просто очень эстетичные, но и очень уместные решения эту чарующую пьесу представить. Перед нами зеленый сад с цветущими рододендронами, в котором размещены 5 платформ. Это 5 временных проекций одного и того же дома, одной и той же комнаты, с одним и тем же буфетом. Актеры перемещаются между платформами и оказываются то в 1935-м, то 1945-м, то в 1953-м, то в 1978-м, то, наконец, в 1993-м году. Все эти перемещения происходят на глазах зрителя, артисты толком не переодеваются, не меняют грим, никуда не уходят со сцены, но они изменяют форму своего существования. Не только когда ступают на соответствующую платформу, а стоит лишь над определенной платформой зажечься свету. И вот уже с трудом вспоминающая хоть что-то бабушка из 1993-го, которая прячется под столом в ожидании очередной бомбежки, вдруг спокойно встает и бодро шагает в сторону девушки с чемоданами. Потому, что зажегся свет над платформой с надписью «1935», и она – больше не бабушка, она – снова молодая девушка. Я не могу сказать, что у всех артистов эта метаморфоза проходит всегда идеально, но у многих очень убедительно. В какой-то момент темп увеличивается, платформы начинают мигать стремительнее, и иногда ты осознаешь какой сейчас год не по подсвеченной цифре, а просто по существованию исполнителей.

Сад таким образом обретает форму тропинок памяти, по которым блуждают герои. А клумба с прекрасными рододендронами становится могилой, которая видела многое и стойко хранит в себе все самые неприглядные воспоминания. Все пять периодов слишком разительно отличаются друг от друга. Поэтому режиссер выбирает под них такие же контрастные световые и цветовые решения. Здесь сочетаются несочетаемые периоды истории, несочетаемые цвета, а в результате все собирается в очень насыщенную картинку, которую очень интересно разглядывать.

В общем спектакль идет уже 4 года. Я его видел впервые, и поэтому не могу сказать, что он "как новенький". Как бы мне не хотелось для красивого слова завернуть, что годы идут, а «камень» не меняется, к сожалению, не имею оснований. Но должен отметить, что смотрится он очень свежо, видно, что им занимаются, что он любим и не заброшен, и аж целых 4 года ему ну никак не дашь.

Поэтому если кто-то не был, все прозевал, как я, то не медлите. Он сейчас активно в афише Театра Наций​ значится и совсем ничего стоит (от 100р до 1000р, даже сейчас на сайте есть билеты по 200р): http://theatreofnations.ru/performances/kamen

Блистательная пьеса, которая очень сочно визуализирована.

И это, если позволите, тоже факт.

___________

Источник материала: https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/350935782021998

Самые свежие обзоры и обсуждения всегда первыми в Facebook: https://www.facebook.com/inner.emigrant

Telegram-канал: https://t.me/inner_emigrant