КЛАССИЧЕСКАЯ КОМЕДИЯ | Лаборатория жизни. Всё, что нужно знать о театре

Сегодняшний пост лучше не читать возвышенным и утонченным. А еще неплохо бы убрать от экранов детей. Поскольку, знакомясь с древнегреческой комедией, мы поговорим наконец не только о давно обещанных фаллосах, но и о войнах. А также познакомимся с тем, как легко женщины могут эти войны прекращать. Всего лишь отказавшись от сексуальных отношений!

Конечно, по современным меркам, ничего критичного. Но есть риск, что в следующий раз, когда вы окажетесь в музее и будете смотреть на какой-нибудь легендарный образец древнегреческой мраморной скульптуры, вы вспомните, как эти же самые люди любили посмаковать шуточки иного характера. А, предупреждаю по собственному опыту, с этим знанием жизнь рискует никогда не стать прежней.

Итак, начнем с сатиров.

Сатировские пьесы — это грубые пьесы, которые, как мы помним, являлись четвертой заключительной частью каждой трагической трилогии. Их цель была простой — ободрить аудиторию после всего этого мощного катарсического очищения через страх, жалость и сострадание.

А что зрители во все времена находили самым веселым и ободряющим? Да-да, именно их — фаллосы.

Подобно трагедиям, сатировские пьесы, как правило, произрастали из мифологических сюжетов. Отличало же их от трагедий то, что они исполнялись хором, одетым как божества сатиры — уши, рога, хвосты, лохматые ноги и обязательно привязанные огромные фаллосы.

Такие пьесы по сути представляли собой "туповатые" версии значительных и важных легенд. Мол, вот он ваш типичный миф, который идет по плану, но теперь в нем появляются оскотинившиеся создания, которые сейчас от души оттопчутся на нем своими волосатыми ножищами.

Как вы наверняка догадались, фокусировались сатировские пьесы обычно на том, насколько же забавны, пьяны и трусливы сатиры. Но случалось, что и здесь некоторые персонажи изредка вступали в серьезные нравственные дебаты.

До наших дней сохранилась только одна сатировская пьеса — это «Киклоп» Еврипида, сюжет которой основывается на эпизоде с циклопом из «Одиссеи» Гомера.

Это почти полный пересказ версии «Одиссеи», за исключением того, что теперь на острове Сицилия находится много сатиров, схваченных когда-то циклопом и обращённых им в рабство. Их присутствие придаёт всему происходящему комический оттенок.

Пытаясь избежать участи быть съеденным, Одиссей тянет время и вовлекает Циклопа в серьезную дискуссию о том, является ли залогом счастливой жизни долг или все же поиск удовольствий. После этого циклоп и главный сатир изрядно хмелеют, и даже собираются заняться друг с другом не самым вообразимым в мире сексом. Но Одиссей ослепляет циклопа, сатиры освобождены, и все счастливы. Разумеется, кроме циклопов. Циклопы в обиде.

Как мы узнали из предыдущих постов курса, на театральных фестивалях в честь Диониса проходил важный конкурс на лучшую трагическую трилогию.

А в 486 году до н.э. добавился отдельный конкурс комедии. Конкурентов было пять. Проводили его так же каждый год.

В классической Греции комедия была довольно отвязной, подростковой и непристойной. Слово «комедия» приходит к нам от греческого слова «komoidia», что буквально означает «праздничная песня».

Уже спустя сорок лет комедия стала нешуточно популярной, и у нее появился свой собственный фестиваль — Ленеи, который теперь проходил зимой и был предназначен строго для афинян. Никаких иностранных гостей и высокопоставленных лиц не допускалось. Что, возможно, имело смысл, потому что такие комедии едва ли были тем, чем Афины хотели представить себя миру.

Подобно трагедиям, комедии были вдохновлены философией и проблемами современных тому времени Афин. Но если трагедии, как правило, маскировали свою актуальность в пересказе событий мифического прошлого или чужих стран, то комедии обычно рассказывали о происходящем непосредственно в Афинах «здесь» и «сейчас», порождая безудержное веселье над повседневностью жизни.

Несмотря на такую остроту и злободневность, комедии были в безопасности, так как они казались настолько дикими и сумасшедшими, что никто не мог серьезно относиться к ним как к политическим атакам. Хотя, записи по крайней мере нескольких судебных процессов встречаются. "Зануды" жили во все времена! 🙂

Так же комедии отличались от трагедий тем, что часто использовали и со временем стали зависеть от внушительных сценических эффектов. Отсюда и "смешные" костюмы — накладные раздутые животы и ягодицы, ну и, разумеется, (давайте уже скажем хором) — фаллосы.

Большинство формальных элементов комедии — диалогические сцены, чередующиеся с хоровыми одами — остались теми же, что и в трагедиях. Но комедия также включала в себя нечто совершенно новое и уникальное, чего никогда не допускалось в трагедии — Парабасу (Parabasis) — речь, с которой хор обращался напрямую к аудитории (часто от лица другого автора).

И если трагедии сосредотачивались на какой-то благородной и значительной фигуре, то комедии часто фокусировались и старались поднимать проблемы маленького, жалкого человека. Хотя, как совсем скоро нам продемонстрирует «Лисистрата», иногда комедии вполне могли иметь дело и с большими личностями, и с серьезными темами.

К сожалению, немногие образцы дошли до нас из золотого века классической комедии полностью. И все, без исключения, они принадлежат перу Аристофана. Но, к счастью, у нас сохранились фрагменты пьес многих других авторов, в том числе и Евлопида — автора комедий настолько обожаемого и почитаемого греками, что, согласно легенде, когда он погиб на войне, правительство приняло закон, освобождающий всех поэтов и драматургов от военной службы.

Но теперь давайте разберемся.

А чем же классические комедии отличались от сатировской драмы?

Сатировские пьесы расказывают события из мифического прошлого, а комедии — из настоящего. Сатировские пьесы в основном обращены к вопросам деревень и сельской местности, в то время, как комедии — к урбанистическим (городским) проблемам. Сатировские пьесы, как правило, смешивали в одну кучу и "порочили" затрагиваемые вопросы. Комедии же наоборот — стремились расставить все по своим местам. Обычно комедии возвращали в историю общественный порядок и стремились заключить с ним некий компромисс — мирный договор, конституцию, брак. Ну и еще сатировские драмы далеко не всегда заканчивались примирением, в то время как комедии вносили пусть и абсурдные, но предложения по решению реальных проблем.

Самым известным представителем классической комедии является Аристофан. Все по той же причине — лишь его пьесы все еще существуют в полном виде. И тут вновь пришло время передать пламенный привет нападавшим ордам и варварам. Всего драматургом было написано не менее 40 пьес, но мы имеем только 11.

Аристофан родился в богатой афинской семье где-то в 450-х годах до н.э. Он начал писать рано, и его почти сразу настигло признание, благодаря его поэтическому таланту и неустанным насмешкам над политическими деятелями. Есть даже свидетельство, что ему (как минимум один раз) был предъявлен иск за «непатриотичное поведение».

Но несмотря на это, Аристофан не изменял ни поэзии, ни грязным и издевательским шуткам еще очень долго.

Однако политические риски все же настигли комедийный жанр.

В конце 5 века до н.э. Афины начали проигрывать Спарте в Пелопонесской войне, и многое изменилось.

Неожиданно правительство пришло к выводу, что высмеивать политических деятелей — не такая уж и прекрасная идея, как казалось раньше. Ну и не так много у Афин денег, чтобы раскидываться ими на вычурные сценические эффекты и причудливые хоры. И здесь уже пришлось несладко всем. Даже Аристофан решил сменить направление своего творчества и начал писать пьесы для небольших хоров и про сложносочиненных комедийных героев, а не про конкретных реальных политиков.

У Аристофана много знаменитых пьес, среди которых «Облака» и «Лягушки». Но сегодня мы рассмотрим его «Лисистрату», которая интересует нас по целому ряду причин.

Во-первых, она все еще крайне актуальна. В первые дни войн в Ираке и Афганистане тысячи театральных компаний проводили читки и показывали постановки именно этой пьесы. Недовольство героини Лисистраты бессмысленностью войн и ценой, которой они обходятся, — не такое уж и древнее. Мы даже сегодня делаем все, чтобы продолжать об этом говорить.

Кроме того, это одна из редких древних комедий, где женщины предстают действительно забавными, что само по себе приятно. Особенно, если вспомнить, что в древнегреческом театре все без исключения актеры были мужчинами. И, что наиболее важно, — все драматурги тоже.

«Лисистрата» выиграла первый приз в 411 году до н э. Пелопоннесская война к тому моменту длилась уже около двадцати лет. Афины и Спарта совместно победили врага, прежде считавшегося неостановимым, — персов. Но, как это часто бывает, после победы они рассорились по вопросам деления колоний.

У Спарты была превосходная сухопутная армия. У Афин — превосходный военно-морской флот. Афины были демократией. Спарта — олигархией. В Афинах было много денег. А у Спарты было много сил. Ситуация накалилась и никаких предпосылок для разрешения не назревало.

Кроме того, в это время Афины охватила чума и забрала жизни многих граждан, включая великого лидера — Перикла. Последнее определенно улучшению конфликта не способствовало.

Таков исторический фон «Лисистраты», которая начинается с того, что афинские женщины просто устали. Они устали от войны. Они устали от бедности. И в том числе они очень устали от того, что их мужья уходят на войну. Потому что, когда их мужья уезжают, они не могут заниматься сексом.

Во главе с женщиной по имени Лисистрата они разрабатывают очень надуманный, но, как им кажется, способный сработать план. Они захватывают контроль над Акрополем, где Афины хранят все свои деньги, и заявляют, что не собираются покидать осаду и заниматься сексом, пока мужчины не прекратят сражаться.

Чтобы показать серьезность своих намерений, они призывают женщин из вражеских воюющих областей (таких как Спарта и Коринф) присоединиться к ним. Женщины собираются вместе, приносят клятву и достигают между собой перемирия, показывая мужчинам, что это возможно.

Конечно, хотелось бы здесь процитировать клятву целомудренной дамы, но даже для такой темы она, мягко говоря, пошловатая. Поэтому лучше пусть каждый сам решит читать ее или нет.

Начать устанавливать перемирие женщины решают с жертвоприношения. Но вместо того, чтобы убивать животное, жертва, которую они приносят, весьма символична — они открывают закупоренный кувшин вина, которое, очевидно, собираются распить. И клянутся, что отныне никого к себе не подпустят.

Юмор же в том, что клятва, которую они принимают, весьма специфична. Дело не только в том, что они отрекаются от секса. Они отрекаются от него, очень подробно и в мельчайших деталях перечисляя какой именно секс они больше не будут иметь.

И это одна из самых важных вещей, которых достигает классическая комедия. Она высмеивает верования и ритуалы, которые часто считаются священными, но при этом не допускает их сатиризации. Дело не в том, чтобы показать, что клятвы смешны или что цели женщин абсурдны. Суть состоит в том, чтобы высмеять текущий социальный уклад с конечной целью создания лучшего и счастливого общества. И до сих пор в этом заключается одна из главных функций комедии!

К слову, в патриархальном обществе, каким была Древняя Греция, идея женщин, захвативших власть, была довольно забавной сама по себе, потому что мужчины считали, что это просто невозможно. У женщин, полагаю, могли быть на сей счет иные мнения.

Большинство шуток «Лисистраты» строятся на том, как трудно жить без секса. Женщины притворяются то больными, то беременными, лишь бы ненадолго выскочить из Акрополя. Мужчины приходят, чтобы попытаться соблазнить и увести своих жен обратно в постель. В одной из самых смешных сцен жена сначала соглашается, но потом она все больше и больше начинает требовать от своего мужа - ей нужен матрац, ей нужна подушка, а затем, в самую последнюю минуту, она решает вернуться в Акрополь, оставив мужа с разочарованием эпического масштаба.

В конце Лисистрата выходит из Акрополя и встречается с афинянскими и спартанскими делегатами. Она напоминает им о том, что конкретно они задолжали друг другу и насколько смешна причина конфликта.

И здесь важно отметить, что мужчины соглашаются на мир не потому, что Лисистрата так мудра, а потому, что появляется богиня примирения, олицетворяемая изображением голой женщины, и все хотят как можно скорее заняться с ней сексом. Сексом по сегодняшним меркам жутковатым, жестоким и временами даже женоненавистническим. Но, ксчатью, затем следует банкет, и недавно примиренные мужчины и женщины поют и танцуют вместе.

Вот такая она — восхитительная и в то же время рисковая и радикальная греческая комедия!

Предложить публике рассуждать об абсурдности жестокой и дорогостоящей войны — довольно сильный шаг для афинской драмы. Особенно учитывая, что Афины в то время все еще находились в середине этой войны.

Но это не мрачная сатира. Здесь есть счастливый конец, с его восторженными объятиями, едой и вином, пением и танцами. И комедия пытается показать, что мир возможен и предпочтительнее, особенно когда столь высок риск растоптать его копытами.

На этой счастливой ноте пришло время и нам покинуть Древнюю Грецию. В следующий раз мы перенесемся в Рим, где, в числе прочего, поговорим про популярность театральных развлечений, которые временами даже "Лисистрату" заставят выглядеть детской.

А пока, удачи!

__________

Традиционно:

Чем активнее будет реакция и обратная связь на посты курса, тем стремительнее будет продолжение наших приключений, отслеживающих проявление и влияние театрального искусства разных культур в разные эпохи.

Обратная связь и обсуждение тут:
https://www.facebook.com/inner.emigrant/posts/437036866745222

________

Для тех, кто пропустил, но не утратил интерес, предыдущие публикации курса:

Пост №4 «ТРАГЕДИЯ АРИСТОТЕЛЯ»:
https://goo.gl/iXgZBT

Пост №3: «ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ДРАМА»:
https://goo.gl/9VCsoU.

Пост №2 «ПРИРОДА ТЕАТРА»:
https://goo.gl/XFUbky.

Пост-приветствие №1 «ЛАБОРАТОРИЯ ЖИЗНИ»:
https://goo.gl/42Hes1.